Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

ОСОБЕННОСТИ ЛИПИДНОГО СПЕКТРА У СЕЛЬСКИХ ПОДРОСТКОВ СЕВЕРНЫХ РАЙОНОВ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

Кудаева И.В. 1, 2 Маснавиева Л.Б. 1 Ефимова Н.В. 1, 2 Дьякович О.А. 1 Авраменко К.А. 1
1 ФГБНУ «Восточно-Сибирский институт медико-экологических исследований»
2 Иркутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук
В триаду основных факторов риска атеросклероза и связанных с ним сердечно-сосудистых заболеваний входят нарушения липидного спектра крови. Учитывая, что в развитых странах мира около четверти подростков имеют избыточную массу тела, 15 % страдают ожирением, которое в 70 % случаев уже в юношеском возрасте ассоциируется с артериальной гипертензией, важное значение имеет ранняя диагностика метаболических нарушений. Цель работы состояла в изучении липидного профиля у сельских подростков, проживающих в северных районах Восточной Сибири. Обследовано 80 школьников, проживающих в сельской местности северных районов Иркутской области (группа I), и 39 подростков – из ее южных регионов (группа II). Изучено содержание общего холестерина, холестерина липопротеидов высокой и низкой плотности, триглицеридов, оценен индекс атерогенности. У подростков, проживающих в северных районах, отмечаются сдвиги в соотношении фракций холестерина: повышение уровня холестерина в липопротеидах высокой плотности и снижение содержание триглицеридов и холестерина в липопротеидах очень низкой плотности, которые обусловливают более низкие значения индекса атерогенности.
общий холестерин
фракции холестерина
индекс атерогенности
подростки
1. Бударина Л.А., Кудаева И.В. Обмен холестерина у детей и подростков промышленных городов Восточной Сибири // Гигиена и санитария. – 2010. – № 6. – С. 20–23.
2. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Бутрова С.А., Савельева Л.В., Бодавели О.В., Буйдинаидр Т.А. Ожирение у подростков в России // Ожирение и метаболизм. – 2006. – Т. 3, № 4. – С. 30–33.
3. Денисова Д.В. Классические факторы риска ИБС у подростков Новосибирска: распространенность и многолетние тренды // Бюллетень СО РАМН – 2006. – № 4 (122). – С. 40–51.
4. Денисова Д.В., Завьялова Л.Г., Иванова М.В. Атерогенные дислипопротеидемии в подростковом возрасте: многолетние популяционные исследования в Новосибирске (1989–2009) // Атеросклероз. – 2012. – Т. 8, № 1. – C. 5–13.
5. Лебедев А.В., Малявская С.И., Терновская В.А. Особенности липидного спектра крови и его нарушения у детей и подростков г. Архангельска // Экология человека. – 2006. – № 6. –28–33.
6. Новаковская Н.А. Клинико-патогенетические особенности метаболического синдрома в женской популяции репродуктивного возраста в условиях Крайнего Севера. Автореф. … канд. мед. наук. – Самара, 2009, 24 с.
7. Freedman D.S, Dietz W.H, Srinivasan S.R, Be­renson G.S.  The relation of overweight to cardiovascular risk factors among children and adolescents: the Bogalusa Heart Study // Pediatrics – 1999. N 103. – Р.1175–1182.
8. Ford C.A., Nonnemaker J.M., Wirth K.E. The influence of adolescent body mass index, physical activity, and tobacco use on blood pressure and cholesterol in young adulthood // J. Adolescent Health. – 2008. – Vol. 43. – P. 576–583.
9. Jago R., Harrell J.S., McMurray R.G. et al. Prevalence of abnormal lipid and blood pressure value among an ethnically diverse population of eighth-grade adolescents and screening implications // Pediatrics. – 2006. – Vol. 117. – P. 2065–2073.

В современной эпидемиологической обстановке остро стоит проблема ожирения и метаболического синдрома среди детского населения. В развитых странах мира около четверти подростков имеют избыточную массу тела, а 15 % страдают ожирением. В 70 % случаев данная патология в юношеском возрасте ассоциируется с артериальной гипертензией, в 25 % – с нарушением толерантности к глюкозе [2]. В Богалузском кардиологическом исследовании было показано, что около 60 % детей с ожирением имеют один из факторов развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), 20 % подростков – два и более [2, 7]. В настоящее время к основным факторам риска развития атеросклероза и связанных с ним ССЗ входят, в том числе, нарушения липидного спектра крови: повышенный уровень холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) и сниженное содержание холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП) [4].

Эпидемиологическими исследованиями установлено, что у людей, родившихся в районах Крайнего Севера, ССЗ встречаются в 2,2 раза реже, чем у мигрантов [6]. В то же время, что результаты исследования детей сельских районов северного региона единичны.

На основании вышеизложенного целью работы явилось изучение липидного профиля у сельских подростков, проживающих в северных районах Восточной Сибири.

Материалы и методы исследования

Обследовано 119 подростков в возрасте 11–17 лет из сельской местности южных и северных районов Иркутской области. Группа I состояла из 80 школьников, проживающих на севере региона, в группу II (группа сравнения) вошли 39 подростков из южных районов данной области. В сыворотке крови содержание общего холестерина (ОХ), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), триглицеридов (ТГ) определяли с использованием тест-наборов («Human», Германия). Содержание липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) рассчитывали по формуле Friedwald. Индекс атерогенности (ИА) определяли соотношением атерогенных фракций холестерина к неатерогенным.

Статистическую обработку результатов проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica 6.0. Сравнение групп осуществляли с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни. Результаты исследования представлены в виде медианы и интерквартильного диапазона. Сравнение межгрупповых различий частот отклонений от нормы в содержании изучаемых биохимических маркеров проводили с использованием χ2. Различия считали статистически значимыми при p<0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

При анализе показателей липидограммы крови у подростков было установлено, что средние значения ОХ в изучаемых группах находились в пределах референсного диапазона, но в группе I концентрация была статистически значимо выше, чем в группе II (таблица). При этом среди представителей обеих когорт установлены случаи отклонений концентрации данного показателя от референсных уровней (2,8–5,2 ммоль/л для детей до 14 лет, 2,8–5,9 ммоль/л для подростков 14 лет и старше). Пониженное содержание ОХ у подростков группы I встречалось 3 раза реже, чем в группе сравнения (7,5 % и 20,5 % соответственно, р=0,037), повышенных значений данного показателя выявлено не было.

Показатели липидного обмена у школьников северных и южных районов Иркутской области, Med (Q25–Q75)

 

Группа I

Группа II

р

Общий холестерин, ммоль/л

3,59 (3,18–4,00)

3,28 (2,87–3,80)

0,047

Холестерин липопротеидов высокой плотности, ммоль/л

1,52 (1,32–1,86)

1,36 (1,23–1,55)

0,002

Холестерин липопротеидов низкой плотности, ммоль/л

1,55 (1,33–1,93)

1,55 (1,25–1,84)

0,382

Холестерин липопротеидов очень низкой плотности, ммоль/л

0,31 (0,23–0,40)

0,33 (0,28–0,54)

0,029

Триглицериды, ммоль/л

0,67 (0,51–0,87)

0,73 (0,60–1,18)

0,027

Индекс атерогенности

1,30 (1,00– 1,60)

1,40 (1,20–1,80)

0,057

В то же время, у обследованных детей северных регионов частота встречаемости повышенных уровней ХС ЛПВП была почти в 10 раз выше (23,8 % и 2,6 % для I и II групп соответственно, р=0,005). Данный факт обусловил в этой группе более высокие значения среднегрупповой концентрации данной фракции холестерина (р=0,002). Необходимо отметить, что содержания ХС ЛПВП ниже референсной границы (0,9–1,9 ммоль/л для детей до 14 лет; 0,78–1,63 ммоль/л для юношей, 0,91–1,91 ммоль/л для девушек 14 лет и старше) среди обследуемых выявлено не было.

Средний уровень ХС ЛПНП в группах I и II не различался. Содержание данного аналита у всех обследованных не превышало возрастных норм (1,60–3,60 ммоль/л для подростков младше14 лет; 1,61–3,37 ммоль/л и 1,53–3,55 ммоль/л для юношей и девушек 14 лет и старше соответственно), при этом около половины школьников в каждой из групп имели пониженные значения ХС ЛПНП (50,0 % и 43,6 % для групп I и II соответственно, р=0,539).

Средние значения ХС ЛПОНП и триглицеридов у школьников из северного района были статистически значимо ниже по сравнению с группой из южного региона. Пониженное содержание данной фракции холестерина (референсные значения от 0,26 до 1,04 ммоль/л) встречалось в 35,0 % случаев в группе I и в 18,0 % – в группе сравнения (р=0,057). Повышенного уровня ХС ЛПОНП среди обследованных подростков установлено не было. Концентрация ТГ ниже референсных значений (0,3–1,4 ммоль/л для детей до 14 лет, 0,45–1,51 ммоль/л и 0,42–1,48 ммоль/л для юношей и девушек от 14 лет соответственно) встречалась у каждого десятого школьника из северного района (10,0 %), в то время как в группе сравнения аналогичных случаев зарегистрировано не было (р=0,043). Доля лиц с повышенным уровнем ТГ в группе I составила 5,0 %, в то время как в группе II она была в 3 раза больше (р=0,066). При сравнении среднегрупповых значений индекса атерогенности различий выявлено не было. При этом отклонения от нижней референсной границы (1,5–3,0) встречались более чем у 50 % обследованных в обеих группах (р>0,05).

Обращает на себя внимание тот факт, что у обследованных нами подростков сельской местности, как северных, так и южных регионов уровень ОХ, ХС ЛПНП и триглицеридов значительно ниже представленных в литературе данных для городских подростков [3, 4, 5]. Возможными причинами этого явления могут быть особенности организации учебного процесса и отдыха, более высокая физическая активность, а также особенности питания. Так, результатами исследований И.И. Дедова с соавт. показана зависимость между массой тела и временем, проведенным за компьютером, за выполнением домашних заданий, связь между нерегулярным приемом пищи и ожирением [2]. Также имеются данные о связи уровня липидов с массой тела [2, 3, 4, 8, 9]. В то же время, в литературе имеется информация о том, что у детей и подростков, проживающих в промышленных городах Восточной Сибири, установлено снижение уровня ОХ, его атерогенных фракций и увеличение концентрации ХС ЛПВП [1]. Обобщая все вышесказанное, необходимо отметить, что для выявления причин, обусловливающих особенности липидного профиля сельских подростков, проживающих в различных районах Восточной Сибири, необходимо проведение дальнейших исследований.

В целом установлено, что у подростков, проживающих в северных районах, на фоне более высокого уровня общего холестерина, отмечаются сдвиги в соотношении его фракций, ведущие к снижению индекса атерогенности. Так уровень холестерина в липопротеидах высокой у данных подростков выше, а содержание триглицеридов и холестерина в липопротеидах очень низкой плотности ниже, чем у школьников из южных районов этого же региона.


Библиографическая ссылка

Кудаева И.В., Маснавиева Л.Б., Ефимова Н.В., Дьякович О.А., Авраменко К.А. ОСОБЕННОСТИ ЛИПИДНОГО СПЕКТРА У СЕЛЬСКИХ ПОДРОСТКОВ СЕВЕРНЫХ РАЙОНОВ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 12-1. – С. 60-62;
URL: http://applied-research.ru/ru/article/view?id=10772 (дата обращения: 14.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074