Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,686

ЭТНИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ

Зиновьев А.С. 1 Туров Н.Л. 2 Катина О.В. 2
1 Санкт-Петербургский государственный университет
2 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
Рубеж XX–XXI вв. ознаменовался значительными политико-географическими трансформациями в странах бывшего социалистического лагеря, вызвав, в том числе, и рост этнического самосознания. Несмотря на появление множества новых независимых государств, остается еще множество этнических сообществ, желающих изменить свой территориально-политический статус. В работе рассмотрены этнические меньшинства, проживающие в странах Центрально-Восточной Европы, и их роль в формировании региональных политических культур. Исследование охватывает девятнадцать стран региона. Предложена типология этнических меньшинств ЦВЕ: приграничные, диаспоральные, региональные субэтнические, рассеяные и разделенные. Проанализированы основные виды и формы участия этнических меньшинств региона в политическом процессе (требование культурной автономии, особенности избирательного поведения, наличие автономного статуса в структуре административно-территориального деления страны и ряд других преференций).
этнические меньшинства
региональная политическая культура
Центрально-Восточная Европа
постсоциалистические страны
1. Журавлев А.Н. Диффузия политических нововведений как пространственный процесс: Автореф. дис. … канд. географ. наук. – СПб., 1993.
2. Мейер Г. Германия – одно государство, две политические культуры // Вестн. МГУ. Сер. 12: социально-политические исследования. – 1994. – № 4. – С. 6–9.
3. Между сепаратизмом и автономией. Региональные и этнические партии в европейской политике / Отв. ред. Швейцер В.Я. – М.: Ин-т Европы РАН, 2006. – 197 с.
4. Осипова Е.В. Социология политической культуры Великобритании // Социологические исследования. – 1992. – № 4. – С. 97–105.
5. Политические системы и политические культуры : Сборник учебных материалов / МГИМО(У) МИД России. М.: МГИМО-Университет, 2008. – 424 с.
6. Попов Ф.А. Политико-географический подход к исследованию сецессионизма. Вестник Московского государственного университета. Серия 5: География – 2009. – № 1. – С. 45–52.
7. Cемененко И.С. Метаморфозы европейской идентичности // Полис. – 2008. – № 3. – С. 80–96.
8. Тульчинский Г.Л. Российская политическая культура: особенности и перспективы. – СПб.: Алетейя, 2015. – 176 с.
9. Открытая база данных по этническим группам [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://joshuaproject.net/ (дата обращения: 01.10.17).

Распад мировой социалистической системы привел к появлению на политической карте мира более двух десятков новых независимых государств, в которых мгновенно запустились процессы глубоких системных преобразований, порой приводившие к дальнейшей фрагментации постсоциалистического пространства.

Одной из ключевых сфер трансформации стала политика. Политический процесс вне идеологических догм коммунизма стал своего рода инновацией для стран, находившихся десятки лет в рамках однопартийной политической системы. Под политическим нововведением подразумевается процесс трансформации традиционной политической культуры территориальной общности. К числу важнейших свойств политической культуры относят территориальность (пространственную неоднородность), хронологичность (подверженность изменениям во времени) и этничность [1]. Этническое разнообразие современных государств в Центрально-Восточной Европе (ЦВЕ) есть результат длительных и многочисленных исторических метаморфоз и процессов. Создание, трансформация и развал государств сопровождались массовыми переселениями и этно-конфессиональными расколами. Современные границы стран ЦВЕ сформировались не только по итогам двух мировых войн, но и вследствие распада социалистического лагеря. Таким образом, сегодня страны ЦВЕ отличаются повышенной этнической мозаичностью (в 19 странах региона проживает около 100 этнических меньшинств с общей численностью 24,6 млн чел. [9]).

В большинстве исследований отмечается существование национальной, т.е. общестрановой, политической культуры [2, 4, 5, 8]. Приписывание определенного типа политической культуры всем гражданам государства подразумевает, что члены общества имеют общие взгляды и ценности. Однако учет этнической идентификации представляется нам более актуальным и является альтернативным общегосударственной принадлежности, и наиболее вероятным источником системных изменений в политической культуре страны.

Уровень согласия по основным политическим ценностям со стороны представителей разных этнических групп в многонациональных обществах может иметь решающее значение для функционирования государственных институтов, особенно в условиях постсоциалистического транзита.

Целью работы является анализ этнической составляющей развития региональных политических культур в постсоциалистических странах Европы. Пространственный охват исследования – девятнадцать стран ЦВЕ (11 стран, вошедших в Европейский Союз в 2004–2013 гг., 5 бывших югославских республик – Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина, Албания, Македония и 3 постсоветских государства – Украина, Беларусь, Молдова).

Этнические меньшинства стран ЦВЕ и их участие в политическом процессе

Основными субъектами самоопределения становятся этнические группы, не имеющие собственной государственности, но желающие ее обрести, либо стремящиеся лишь к культурной автономии, или же осколки нации, желающие вернуться в состав материнского государства. В первом случае формируются автономисткие движения, целью которых является повышение статуса конкретного территориального сообщества. Во втором же случае можно говорить об ирредентистских движениях [6].

В мононациональных государствах вероятность проявления конфликта ниже, чем в многонациональных. Очевидно, что в странах с более сложным национальным составом, больше вероятность этноконфликтов, вплоть до обособления определенного сообщества в самостоятельную территориально-политическую систему. Так, наибольшим конфликтным потенциалом с учетом этнического фактора среди государств ЦВЕ, обладают Черногория и Босния и Герцеговина, а наименьшим – Польша и Албания. Но в современной Европе де-факто не существует государств без этнических меньшинств, отстаивающих свои интересы. Однако необходимо также учесть, что на потребность в самоопределении влияет и множество других факторов, в частности, эндогенные (экономический, институциональный и др.) и экзогенные (поддержка внешними акторами).

Основным формализованным способом проявления идентичности является самоотнесение к определенной этнической группе, фиксируемое переписью населения. В большинстве постсоциалистических стран (в отличие от стран Западной Европы) ведется учет этнического состава страны. Тем не менее, данные переписи населения имеют значительную погрешность. Результаты переписи зависят от методов проведения (например, в Польше возможно указывать двойную принадлежность), уровня доступа к переписи населения и желания индивидов проявлять свою идентичность. Среди последних трендов переписей населения в ЦВЕ можно отметить как рост поддержки новых этнических групп, так и указывание в графе “национальность” значения «прочие», что может говорить об ассимиляции этой группы. Другими учетными формами выражения этнической принадлежности является голосование на выборах за партии, представляющие интересы этнических групп, а в некоторых случаях и число владеющих языком.

Все этнические сообщества ЦВЕ можно подразделить на следующие типы:

• приграничные национальные меньшинства – меньшинства, проживающие на границе “материнского государства” (большинство сообществ региона). Такие сообщества чаще всего осознают свою сопричастность с прародиной и, в случае каких либо притеснений, будут пытаться с ней воссоединиться вместе с территорией проживания (ирредентизм) или без (репатриация);

• диаспоральные национальные меньшинства. В данном случае этнические группы не имеют единой границы с «материнским» государством. Такие сообщества оказались вдали от исторической родины из-за трудовых миграций (вьетнамцы в Чехии), или же в результате развала империй (турки в Македонии и Румынии, грузины, азербайджанцы в Украине и т.д.);

• региональные субэтнические меньшинства (помаки, кашубы, гагаузы). Сообщества, для которых данное государство является исконной территорией проживания, но в данном государственном образовании они проиграли борьбу за право быть государствообразующей нацией;

• рассеянные нации (аромуны, евреи, цыгане). В результате исторических пертурбаций они оказались разбросаны по множеству стран региона;

• разделенные этносы без собственной государственности (трансграничный индепендизм). К этому типу относятся этнические сообщества, которые разбросаны по территории соседних стран, и у которых отсутствует «материнское» государство. В таких случаях разделенные сообщества стремятся к обособлению в составе свох государств с дальнейшим объединением в единое (горанцы, русины, сету, силезцы).

Немаловажным фактором для самоопределения является компактное расселение сообщества и доля этноса в общем населении страны. Наибольшую долю в странах исследуемого региона занимают албанцы в Македонии и Сербии (24,5 % и 18,5 %), русские в Латвии и Эстонии (28,8 % и 26 %), сербы в Черногории (28,2 %). Таким образом, этническое сообщество может консолидированно выдвигать свои требования, влиять на электоральные процессы и претендовать на сецессию. В подобных случаях на этих территориях на этническом субстрате формируются специфические самобытные региональные политические культуры. Это имеет различное выражение в политическом процессе:

• требования культурной автономии (топонимика, обучение и документооборот на родном языке и т.д.);

• особенности избирательного поведения (повышенная/пониженная явка и/или поддержка определенных политических сил);

• наличие автономии в административно-территориальном устройстве по этническому (Гагаузия, Республика Сербская), территориальному (Приднестровская Молдавская республика, Истрия), а чаще смешанному принципу (Воеводина, Силезия, Моравия);

• другие преференции (особый статус языка, квотирование мест в представительных органах власти, как в Боснии и Герцеговине, Румынии, Сербии и Хорватии).

Важными факторами политического процесса, действующими от лица этнических меньшинств в странах ЦВЕ, являются общественно-политические движения и партии, некоторые из них имеют своих представителей в национальных парламентах («Избирательная акция поляков в Литве» или «Демократический союз венгров Румынии»). Многие из них были образованы еще в XX в., но наибольшей активности они достигли в XXI в. Такая активизация связана с ответной реакцией на усиление глобализации и интеграционных процессов в Европе, увеличением числа этнорегиональных конфликтов в мире (цепная реакция) и появлением целого ряда успешных примеров появления новых государств в результате сецессии. Подобные партии зачастую встраиваются и в ряд традиционных социально-политических расколов (центр-периферия, универсализм-уникализм, различное отношение к коммунистическому прошлому). Дифференцируют три типа политического участия этнорегиональных партий в органах законодательной и исполнительной власти: а) выступают в качестве блока в правительственных коалициях (истрийские партии в Хорватии); б) выступают в оппозиции существующему парламентскому блоку; в) выступают как сильный игрок в местных органах власти [3]. Новеллой последних лет стало появление этнорегиональных общественных движений, представляющих интересы не только «исконных» для той или иной страны этнических сообществ (автохтонного населения), но и алохтонного населения (сообщество появилось на этой территории в результате миграций). Такой тренд характерен для стран с более высоким уровнем социально-экономического развития (преимущественно страны Западной Европы), но постепенно появляются общественно-политические структуры таких сообществ и в некоторых постсоциалистических странах (Чехия). Пока они не пользуются широкой поддержкой (дисперсное проживание и отсутствие права волеизъявления на выборах), но потенциально могут стать серьезной политической силой в ЦВЕ [7].

Выводы

Стремительная политическая и экономическая трансформация в постсоциалистических странах спровоцировала в том числе и рост этнического самосознания. Несмотря на то, что многие исходные линии этнических разломов уступили место границам новых независимых государств, в регионе ЦВЕ остается еще множество этнических сообществ, желающих изменить свой территориально-политический статус.

Форма проявления и конечные цели устремлений этнических меньшинств зависят от наличия «материнского» государства и географического положения относительно него (приграничное размещение рядом с прародиной зачастую может служить основанием для ирредентистских настроений), от типа расселения (сконцентрированный в пространстве политический интерес при компактном расселении подразумевает более высокий уровень требований и активности) и др.

Основными проводниками интересов этнических меньшинств стран ЦВЕ становятся общественно-политические движения и партии, по-разному участвующие в политическом процессе от культурных инициатив до участия в избирательном процессе.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ (Отделение гуманитарных и общественных наук) научного проекта №17–37–01009.


Библиографическая ссылка

Зиновьев А.С., Туров Н.Л., Катина О.В. ЭТНИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2017. – № 11-1. – С. 95-98;
URL: http://applied-research.ru/ru/article/view?id=11939 (дата обращения: 20.07.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252