Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

Моральный вред как негативная предпосылка дестабилизации общества

Сергеев В.А.

Моральный вред, представляет собой сложную совокупность элементов, находящихся во взаимосвязях, которые возникают в цепи собы­тий, обусловленных деянием: противоправное (неимущественное, имущественное) вредоносное воздействие на объект (неимущественные блага лица) - вред, причиненный физическому, психи­ческому, нравственному, социальному благопо­лучию лица - компенсация вреда, т.е. полное или частичное восстановление неимущественного блага, компенсация невозвратных потерь, возме­щение убытков.

Однако вред, причиненный личности (фи­зические или нравственные страдания, нарушен­ное социальное благополучие), в российском законодательстве не отождествляется с понятием «ущерб», который может быть возмещен и, таким образом, имущественное право может быть вос­становлено в полном объеме. Моральный вред подлежит не возмещению, а компенсации (ст. 151 ГК РФ). Хотя в случае, когда вред, причиненный липу, повлек определенные убытки (дополни­тельные расходы), речь может идти об их возме­щении  частичном или полном.

Между тем, в социальноправовой литера­туре можно встретить и такую позицию. Так, предлагается не проводить различия между имущественным и неимущественным вредом, т.е. именовать имущественный (экономический) и неимущественный (моральный) виды вредных последствий правонарушения одинаково  убыт­ками, как это принято в праве ряда зарубежных стран. Подобную позицию, например, занимает Н.С. Малеин. Обращаясь к распространенному в правовой литературе утверждению о том, что правонарушения наносят имущественный или личный (моральный) вред, Н.С. Малеин замечает: «разделительный союз «или» здесь искажает саму направленность правонарушений, их существо и как бы закрывает путь для возмещения морально­го вреда, ибо «всякое правонарушение всегда несет нравственный (моральный) ущерб», и толь­ко «иные  и вред имущественный» [1].

Более категорично высказывает свою по­зицию В. Васькин, который предлагает необхо­димым одни и те же виды как неимущественного, так и имущественного ущерба (вреда) именовать одинаково: «убытки» [2]. Настоящая точка зрения объясняется намерением автора внести некото­рую ясность в язык законодателя, который ис­пользуется применительно к рассматриваемым правоотношениям, т.е. ликвидировать, выражаясь словами цитируемого автора, «разнобой» терми­нологии, относящейся к вреду, ущербу, убыткам, который существует не только в Российской Фе­дерации, но и во всем цивилизованном мире [3].

Проблема здесь не в терминологии. И опасность вопроса не может быть сведена к тер­минологическому спору. Речь идет о существен­ном различии вредных последствий неимущест­венного и имущественного характера. Специали­сты в области психологии, правовой науки, криминологии давно определили неравнозначное отношение потерпевших к посягательствам на их собственность или нравственность.

Немецкий юрист Г. Шнайдер, изучая жертвы насильственных преступлений, пришел к выводу: «Самый серьезный вред жертвам насильственных преступлений наносится в психическом, социальном и моральном плане. Так, жертва из­насилования, похищения, захвата в качестве за­ложников могут пережить очень тяжелый психи­ческий шок»[4]. В определенных случаях гораздо значительней для хозяйствующего субъекта мо­жет быть опасность посягательства на его дело­вую репутацию по отношению к посягательству на материальный объект. Такого рода посягатель­ство «способно причинить гораздо больше вреда, чем, например, поджог складов с товаром или иное покушение на его материальные объекты [5].

Определение морального вреда в качестве правового факта, его оценка в денежном выраже­нии отягощены многочисленными проблемами, разрешение которых является чрезвычайно слож­ным процессом в связи с несовершенством зако­нодательства. И, конечно же, правоприменителю проще уйти от решения этих проблем, определив единым понятием «убытки» претерпеваемый ли­цом имущественный или неимущественный вред, фактически ориентируясь на вред имущественно­го характера.

Наше понимание характера содержания морального вреда совпадает с приведенными вы­ше оценками правовых явлений связанных с на­стоящим юридическим фактом. Одним из вопро­сов, решаемых сегодня наукой и практикой, явля­ется вопрос признания или непризнания такого факта реальной действительности, как претерпе­вание физических и нравственных страданий в качестве юридического факта, порождающие от­ношения ответственности, т.е. допустимости или недопустимости компенсации морального вреда потерпевшему от преступного деяния.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.  Малеин Н.С. О моральном вреде // Го­сударство и право. 1993.  № 3.  С. 34.

2.  См.: Васькин В. Возмещение реального ущерба и упущенной выгоды // Хозяйство и пра­во. 1994.  № 3.  С. 116.

3.  Там же.  С. 116.

4. См.: Шнайдер Г. Криминология: Пере­вод с нем.  М., 1994.  С. 352.

5. См.: Кожевников В.Б. Проблемы защи­ты деловой репутации.  С.39.


Библиографическая ссылка

Сергеев В.А. Моральный вред как негативная предпосылка дестабилизации общества // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2009. – № 5. – С. 131-0;
URL: http://applied-research.ru/ru/article/view?id=210 (дата обращения: 02.03.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074