Scientific journal
International Journal of Applied and fundamental research
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

TRADITION AND INNOVATION: CYBER-LANDSGEMEINDE AND CROWDSOURSING AS MODERN REALISATION OF DEMOCRATIC TECHNOLOGIES

Samorodova-Bogatskaya L. 1
1 Institute of the State and Law of RAS
In scientific research examines «CYBER-LANDSGEMEINDE» and CROWDSOURSING as promising forms of actualization of archaic democratic technologies as LANDSGEMEINDE and traditional “NATIONAL DISCUSSION”, with the aid of which it is possible successfully to solve not only the problem of continuity between traditions and innovations, but also the connecting problem with revealing of national will and public opinion in states engaging over big territorial spaces as, for example, Russia. Is evident the perspective and efficiency of use of new modern innovative technologies with regard to traditional methods of revealing of political people will checked by the centuries does not require an additional argument, as does by their more effective, not only covering lot of the participants of democratic processes, but as well considerably lowering expenditures to their organization and execution. However, special efficiency innovative forms of institutes of the democracy in the state control of people can be reached at two basic conditions: CROWDSOURSING is used on before referendum phase for formation of the opinion and ripening of optimum decision; «CYBER-LANDSGEMEINDE» has imperative decision for all.
«cyber-landsgemeinde»
краудсорсинг
landsgemeinde
«national discussion»
democratic technologies
traditions
innovations

В российской Конституции 1993 г., наряду со свободными выборами, референдум провозглашен высшим непосредственным выражением власти народа, неотъемлемым атрибутом правового демократического государства. Практика его проведения в России насчитывает всего несколько лет, поэтому научно-теоретические разработки института референдума еще не получили достаточного развития в отечественной конституционно-правовой науке, а иногда даже носят противоречивый характер. Опыт Швейцарии, на фоне все возрастающего в мире интереса к формам прямого волеизъявления народа, представляет для России особенную ценность, так как именно здесь развитие и практическое использование институтов прямого народовластия достигло своего апогея. В общей сложности, между 6 июня 1848 г. и 28 сентября 2014 г., только на уровне Конфедерации было проведено 586 референдумов. Народ ответил согласием на 288 вопросов, вынесенных на референдум, а предложения по 312 вопросам были отклонены избирателями. При двойном голосовании по модели согласия «большинства народа и кантонов», было отклонено большинством кантонов предложение по 9 вопросам и 3 предложения по вопросам, вынесенным на всенародный референдум, было отклонено большинством избирателей [1] [8]. Этот свидетельствует о том, что использование институтов непосредственной демократии на федеральном уровне подтвердило на практике эффективность политической включенности народа в решение государственно-политических вопросов и, благодаря неоспоримому успешному опыту управления Швейцарии своим народом, представляет реальный интерес для других демократических государств, став перспективной международной политической тенденцией. Как свидетельствует мировой опыт, любое государственно-правовое явление может быть изучено полно и всесторонне только при глубоком познании основных этапов его развития [2]. Многовековая история развития государства Швейцарии всегда являлась предметом исследования многих отечественных и зарубежных авторов. Однако, эволюция конституционно-правового регулирования референдума и народной инициативы федерального уровня, в тесной связи с развитием и углублением его политико-правового содержания, отражающая не только изначальную логику и национальную традицию первых мирских сходов Landsgemeinde (Ландсгемайнде, народное собрание), но и динамику изменений социально-политических, демографических, экономических, технологических и международных факторов, до сих пор не стала предметом серьезного фундаментального монографического исследования и объясняется, прежде всего, тем, что модель института референдума многими российскими государствоведами традиционно считается сложной и дорогостоящей для использования на больших российских просторах. Сегодня, учитывая возможности современных интернет технологий, реализация актуализированной Cyber-модели выявления воли народа уже не выглядит утопически. Так сильный эффект от современных компьютерных технологий был достигнут в Швейцарской Конфедерации уже в 2013 г. при практическом осуществлении идеала абсолютной прямой демократии: общего собрания на уровне федерации в электронном виде (Cyber-landsgemeinde) [6]. Следует подчеркнуть, что так же, как и Cyber-landsgemeinde в Швейцарии, краудсорсинг в России имеет свои исторические корни. Так, если провести аналогию между всенародным обсуждением и технологией краудсорсинга, можно увидеть, что при тождественности содержания понятий различия существуют, в основном, лишь в их технологическом оформлении. «Такой механизм коллективного отбора оптимальных решений, или, как называют его эксперты, краудсорсинг, – должен стать нормой на всех уровнях» [5]. Отметим, что проблема электронного референдума активно развивается отечественными конституционалистами. В частности, М.М. Курячая подробно рассматривает проблематику оптимального решения вопросов управления обществом и государством через использование технологии краудсорсинга в юридической практике с целью ее применения в России, в качестве управляемого использования интеллектуального ресурса «неограниченного числа добровольцев». В России правовые основы обсуждения общественностью законопроектов и проектов нормативно-правовых актов в Интернете получили свое закрепление в Указе Президента РФ от 9 февраля 2011г. № 167 « Об общественном обсуждении проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов», а возможность народного комментирования законопроектов предоставлена с 1 июня 2011г. на сайте Правительства РФ [7]. Порядок проведения общественного обсуждения с использованием интернет технологий, урегулирован в Постановлении Правительства Российской федерации от 22 февраля 2012 г. №159 «Об утверждении Праил проведения общественного обсуждения проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов» [3]. Таким образом, современная Россия активно следует динамике развития демократических институтов, в частности, института всенародного обсуждения, который может рассматриваться как в качестве предреферендерного этапа обсуждения проблематик референдума, так и самостоятельно, характеризуясь применением инновационных компьютерных технологий, которые отвечают мировым стандартам и тенденциям их использования в демократических технологиях и процессах. Как видно на примере сегодняшней России, проблема больших пространств успешно разрешена, при этом теоретические разработки институтов непосредственной демократии, таких как референдум, народная инициатива, всенародное обсуждение, – требуют углубления и совершенствования для лучшей адаптации к современным политико-экономическим условиям России.

Возможно, недалек тот день, когда появится и референдум наднационального характера, одновременно проводимый по одному и тому же вопросу (предмету) в нескольких различных государствах. До сих пор на практике были осуществлены единичные примеры одновременного голосования по одной и той же «формуле референдума» в нескольких государствах[1]; что же касается выборов, одновременное голосование имеет место при формировании Ассамблеи Европейского союза (Европейского Парламента). В правовом поле России и ближнего зарубежья первым референдумом подобного рода, считает И.А. Старостина, могло бы стать «всенародное голосование по поводу союза России и Белоруссии, но тогда вопрос решили, не прибегая к нему. В то же время Устав Союза России и Белоруссии, принятый без проведения референдума (или хотя бы всенародных обсуждений, предусмотренных с этой целью в Меморандуме о взаимопонимании между Российской Федерацией и Республикой Беларусь), мог бы быть более совершенным при условии привлечения граждан обоих государств к его рассмотрению.»[1]

По нашему мнению, КРАУДСОРСИНГ как предварительный этап обсуждения проблематики, выносимой на референдум,-является воплощением идеала референдума нового социалистического типа во всенародном государстве, но при этом, в отличие от модели референдума советского типа, носящей де факто консультативный характер опроса, сегодняшний всенародный референдум должен обладать правовой императивностью своих суверенных решений как это подсказывает многовековая практика Швейцарской Конфедерации.[4] Высокое качество этих окончательных решений гарантируется возможностью предварительных добровольных общественных обсуждений в масштабах всей страны, поиском компромиссных, оптимальных решений, устраивающих практически всех заинтересованных участников учетом. Перспективность преемственности между новыми информационными CYBER-технологиями и архаическими, традиционными формами демократических процессов, в частности «CYBER-LANDSGEMEINDE» И КРАУДСОРСИНГ с помощью которых можно успешно решать не только проблему сохранения надежно зарекомендовавших себя традиций народоправства, но и вопросы, связанные с выявлением народной воли и общественного мнения в государствах, занимающих сверхбольшие территориальные пространства как, например, в России, очевидна и не требует дополнительной аргументации.


[1] Les initiatives populaires avec contre-projet direct sont comptabilisées comme une seule votation populaire, mais avec deux objets. En conséquence, les chiffres du répertoire chronologique et des objets acceptés/rejetés ne correspondent pas exactement.