Scientific journal
International Journal of Applied and fundamental research
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,578

WORKS OF R. BURNS IN THE PERCEPTION OF MODERN RUSSIAN TRANSLATORS

Zhatkin D.N. 1
1 Penza State Technological University
1290 KB
In this article there is analyzed the current stage of translation reception of creativity of the Scottish poet Robert Burns. If in prior years, Marshak’s transfers for a long time monopolized the «right» of the Russian Burns, since the beginning of the 1990s, this monopoly was broken with the collapse of the Soviet system. There are new translations, and among the translators were not only those who turned to the interpretation of individual works, but also those whose reading numerous texts of the Scottish poet significantly transformed their Russian understanding. The article provides an overview of payments made for S.A. Alexandrovky, M.J. Boroditskay, E.V. Witkowski, Y.V. Knyazev, etc. Special attention is paid to the most significant phenomenon in the Russian burnsian recent decades – transfers E.D. Feldman, created in correspondence polemic with S.Y. Marshak, based on the desire to open the reader not so much the singer, close their themes and images of masses of people, how many multi-faceted personality with all its contradictions.
R. Burns
poetry
tradition
intercultural communication
literary translation
reception
Russian-English literary relations
continuity

С начала 1990-х гг. начался новый, постсоветский этап освоения наследия шотландского поэта Роберта Бернса в России, когда, наряду с переизданиями переводов С.Я. Маршака, начали появляться новые переводы Е. Фельдмана [6, с. 88 – 96, 107 – 109, 132 – 142, 146 – 149, 162 – 167, 178 – 179, 184 – 189 и далее; 7; 8; 10, с. 275 – 281, 288 – 289, 293; 14; 15; 16, с. 277 – 300; 20, с. 112 – 178; 21, с. 179 – 214; 22, с. 177 – 209; 23, с. 214 – 239], Ю. Князева [13], Г. Усовой [27; 28], С. Сапожникова [26], С. Шоргина [25, с. 40 – 42; первую публикацию одного из переводов см.: 18, с. 543 – 544], И. Фрадкина [4, с. 104 – 118], М. Новиковой [11, с. 179 – 193] и др. Заметными событиями этих лет стали сборники переводов произведений Бернса, составленные Е.В. Витковским. В частности, в книгу Бернса «Собрание поэтических произведений» (1999), наряду с ранее публиковавшимися переводами прежних лет, были включены новые переводы Е. Фельдмана, С. Александровского [здесь – 7 переводов; наиболее полную подборку см.: 33, с. 45 – 75], М. Бородицкой [см.: 6, с. 403 – 404, 406 – 407, 413 – 415, 416 – 418, 420, 422 и далее], Г. Зельдовича [6, с. 127 – 132, 232 – 241, 299 – 301; републикацию отдельных переводов см.: 9, с. 24 – 35], М. Фрейдкина [здесь – 7 переводов; наиболее полную подборку см.: 17, с. 55 – 72], И. Болычева [см.: 6, с. 149–153, 181–183, 204–206], А. Петровой [здесь – 5 переводов: 6, с. 172 – 175, 179 – 181, 189 – 192, 197 – 200, 206 – 208; один из переводов впервые опубликован в 1998 г., см.: 5, с. 912], В. Широкова [см.: 6, с. 63 – 70, 153 – 161, 211 – 215], многие из которых были выполнены специально для этого издания. Состав другой книги – «Стихотворения и поэмы» (2012) – существенно отличается и подбором переводчиков (Д. Смирнов-Садовский [см.: 19, с. 81 – 91, 124 – 137, 166 – 170, 200 – 202, 244 – 247, 253 – 254, 261, 263 – 264, 286 – 295], Ю. Лукач [см.: 19, с. 92 – 106, 118 – 123, 182 – 188, 206 – 207], С. Александровский, Н. Винокуров [см.: 19, с. 138 – 143], К. Манасенко [см.: 19, с. 171 – 178], Е. Кистерова [см.: 19, с. 179 – 181], Д. Манин [см.: 19, с. 193 – 195, 208 – 211, 215 – 221, 236 – 243, 250 – 252, 255 – 260, 262], А. Петрова, Г. Зельдович, М. Бородицкая, Е. Витковский), и выбором произведений: впервые в полном объеме на русском языке представлен ранний сборник Бернса «Стихотворения, созданные преимущественно на шотландском диалекте», вышедший в городе Килмарнок в 1786 г., в дополнение к которому помещены тексты переводов наиболее известных сочинений. Отметим, что Е.В. Витковскому принадлежат несколько переводов из Бернса – «При этом, при этом» («У честной бедности судьба…»), «Минувшие года» («В былом – неугасимый свет…»), «Эпитафия шотландскому поэту Роберту Фергюссону» [см.: 24, с. 118 – 120].

Примечателен и оправдан выбор Е.В. Витковским лучших образцов «русского Бернса» для антологии «Семь веков английской поэзии», в которую были включены «Развеселые нищеброды» и «Джон Ячменное Зерно» в переводах С.В. Петрова, «Тэм О’Шентер», «Стихи в честь национального шотландского блюда, именуемого хаггис» и «Кто нынче влез ко мне во двор…» в переводах Е. Фельдмана, «Праздник Всех Святых» в переводе С.А. Александровского, «Наглой вши, которую я заметил в церкви на шляпке благородной дамы» в переводе А. Петровой [10, с. 264 – 293].

Отдельно должен быть назван Евгений Фельдман, чьи переводы из Бернса оказали серьезную конкуренцию переводам С.Я. Маршака, во многом даже превзошли их. В 2015 г. в третьем и четвертом выпусках сборника научных трудов «Художественный перевод и сравнительное литературоведение» был напечатан цикл эссе Евгения Фельдмана «Бернс, Маршак и другие», включающий 33 произведения, каждое из которых – небольшой рассказ об одном бернсовском стихотворении, ранее уже переводившемся С.Я. Маршаком, но нуждавшемся в силу тех или иных обстоятельств в новом прочтении [см.: 34, с. 59 – 111; 35, с. 152 – 219]. Среди этих обстоятельств – пропуски значительных фрагментов (подчас целых строф) оригинального текста переводчиком-предшественником, вступающая в противоречие с подлинником трактовка его основной идеи, некоторых значимых художественных деталей, нарушение принципа эквилинеарности и даже приписывание С.Я. Маршаком Роберту Бернсу стихотворения Изабел Пейган «Ca’ the yowes to the knowes…» (см. его перевод «Пастух» («Брела я вечером пешком…»)). Евгений Фельдман никоим образом не критикует (а тем более не осуждает) С.Я. Маршака, относясь к нему как к авторитетному предшественнику – с пиететом и уважением. В переводах С.Я. Маршака отразилась та эпоха, в которую они создавались. Именно с ней, с этой эпохой, и сформированной ею читательской средой соизмерял С.Я. Маршак свою работу, нарочито акцентируя мотивы повседневного труда, соотнесенность самого поэта с крестьянским бытием, а его произведений – с народной песенностью, наконец, приписывая Бернсу в духе времени классовую ненависть, презрение к королям и знати. При этом всё, что было чуждо такому значительно упрощенному пониманию Бернса и его творчества отодвигалось на второй план, а то и вовсе опускалось. Это относится, в частности, к эротическим мотивам, к фрагментам, предполагавшим сочувствие «крепким» крестьянам, – даже в тех случаях, когда они были существенными для понимания целостного авторского замысла.

И все же нельзя отрицать, что С.Я. Маршак был целой эпохой в судьбе русского Бернса. Именно благодаря С.Я. Маршаку этот замечательный шотландский поэт стал известен не только ценителям поэзии, поклонникам английской литературы, но и простым обывателям в отдаленных деревнях, станицах и аулах. Маршаковский Бернс был доступен их пониманию, интересен им, – для столь широкой аудитории он издавался небывалыми тиражами, фантастическими и для предшествующего, и для последующего времени; например, книга Р. Бёрнса «Стихи» [2] вышла тиражом 500 000 экземпляров, книга «Роберт Бернс в переводах С.Я. Маршака» [3] – тиражом 435 000 экземпляров. И пусть идеологические условия накладывали свой весомый отпечаток, и пусть о многом можно было рассуждать лишь иносказательно, – то был «звездный час» русского Бернса, доходившего благодаря огромным тиражам до умов и сердец миллионов.

Переводы Евгения Фельдмана рождались в заочных творческих спорах с С.Я. Маршаком, вырастали из стремления открыть читателю не столько певца, близкого своими темами и образами народным массам, сколько многогранную личность со всеми ее противоречиями, нашедшими отражение в творчестве. Успешности переводческих поисков Евгения Фельдмана немало способствовало то обстоятельство, что многие его переводы появились в период усиленного интереса в России к эпохе Бернса, к творчеству его современников, к литературной полемике вокруг Бернса и его произведений. Публикация талантливых переводов С.А. Александровского из Сэмюэла Томсона («Послание к Роберту Бернсу»), Томаса Каннингэма («Стихи на кончину Бернса»), Ричарда Голла («Послание к Роберту Бернсу», «На кончину Бернса», «На посещение домика, в коем родился прославленный Роберт Бернс»), Томаса Кэмпбелла («Ода памяти Бернса»), Гью Эйнсли («Прощание со страной Бернса», «Строки, сочиненные по случаю годовщины со дня рождения Бернса») [33, с. 78 – 80, 95 – 97, 101 – 106, 108 – 110, 113 – 115] позволила русскому читателю осмыслить наследие Бернса в контексте истории шотландской литературы, увидеть тот фон, что мастерски оттенил великого поэта, сделал более отчетливым понимание его творческой самобытности. К числу тех немногих интересных изданий, которые дают представление не только о Бернсе, но и о других английских поэтах того времени, тем самым позволяя глубже осознать отдельные явления литературного процесса, воспринять Бернса в широком историко-культурном контексте, относится и упоминавшаяся трехтомная антология «Семь веков английской поэзии». Наконец, углублению понимания Бернса немало способствует и то обстоятельство, что Е. Фельдманом переведено 394 его произведения объемом 11 706 строк, тогда как С.Я. Маршаком – для сравнения – только 215 произведений объемом 6 102 строки.

gat1.tif

Первая публикация Е.Д. Фельдмана как переводчика Роберта Бернса в многотиражной газете Омского государственного педагогического института им. А.М. Горького «Молодость» от 1 марта 1968 г.

 

На протяжении долгих лет, начиная с 1968 г. [см.: 1, с. 2], Евгений Фельдман публиковал свои переводы в журналах, авторских и коллективных сборниках, наконец, отдельными книгами. Полнее всего Бернс в переводах Е. Фельдмана представлен на данный момент в томике московского издательства «Мир книги», вышедшем в 2007 г. [см.: 12], – из общего объема книги, включающего 8 293 стихотворные строки (11,85 авт. л.), Е. Фельдманом переведено 6 272 стихотворные строки (9,96 авт. л.). Но это гораздо меньше в сравнении с новой книгой, подготавливаемой издательством «Вита Нова», в которую войдет 355 стихотворений Бернса в переводах Е. Фельдмана общим объемом 9 839 строк (14,06 авт. л.); часть переводов была сделана специально для этой книги и увидит свет впервые. Как видим, сборник даст близкое к полному представление о фельдмановском Бернсе, об особенностях манеры Е. Фельдмана как переводчика Бернса; вместе с тем он позволит читателю – в виду обширности представленной поэтической выборки – сформировать целостное впечатление о творчестве шотландского автора.

Бесспорно, выход книги переводов Е. Фельдмана станет значимым событием в истории русской рецепции поэзии Роберта Бернса. Но, подводя итоги поискам прежних лет, сводя воедино результаты кропотливой работы, эта книга своим появлением акцентирует и большие перспективы. Можно долго спорить, нужен ли русскому читателю (тем более массовому) полный Бернс, можно долго сомневаться в необходимости перевода тех или иных произведений, но одно очевидно: чем полнее представлен Бернс на русском языке, тем выпуклее открывается перед нами его творческая индивидуальность, отчетливее возникает сама личность автора. В этой связи показательно вышедшее в 2014 г. в издательстве Санкт-Петербургского политехнического университета «Собрание стихотворений» Р. Бернса в переводах С. Сапожникова, вобравшее в себя 783 произведения объемом 19 672 стихотворные строки. Многое из переведенного С. Сапожниковым лишь приписывается Бернсу, что, за редким исключением, не оговаривается переводчиком. Выполненные талантливым человеком, переводы С. Сапожникова несут в себе отпечаток поспешности, проявившейся и в частых неудачных подборах русских эквивалентов английских лексем, и в стилистическом разнобое, и во многих других очевидных шероховатостях, нуждающихся в устранении. Однако заслугой С. Сапожникова стала прорисовка контуров полного русского Бернса, которая, в принципе, вряд ли была бы возможной без того опыта, что накоплен в прежние годы, без тех достижений, которые стали результатом труда многих предшественников, прежде всего – С.Я. Маршака и Е. Фельдмана, отдавших русскому Бернсу не одно десятилетие своей жизни.

Литературоведческие публикации наших дней, в основном, посвящены «русской бернсиане» дореволюционного и советского времени [см.: 29, с. 225 – 241; 30, с. 163 – 166; 31, с. 57 – 60; 32, с. 280 – 284]; непредвзятое целостное осмысление постсоветского этапа в русской рецепции Роберта Бернса будет возможным, очевидно, лишь спустя какое-то время. Но уже сейчас можно уверенно говорить о Евгении Фельдмане как ведущем отечественном переводчике Бернса конца XX – начала XXI в. – не только и не столько по числу переведенных произведений, сколько по глубине проникновения в бернсовские замыслы. Книга издательства «Вита Нова», впервые столь полно представляющая «русскую бернсиану» Евгения Фельдмана, доставит читателям удовольствие от общения с великим шотландским поэтом, соприкосновения с его внутренним миром.

Исследование осуществлено в рамках реализации проекта №2232 «Междисциплинарные социально-гуманитарные исследования в контексте инновационного развития и международных связей» базовой части государственного задания Министерства образования и науки РФ.