Scientific journal
International Journal of Applied and fundamental research
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,578

EPIDEMIOLOGICALCHARACTERISTICS OF VIRAL HEPATITIS A IN THE KYRGYZ REPUBLIC FOR 2000–2014 YEARS

Dzhangazieva A.A. 1 Kutmanova A.Z. 2 Kasymova R.O. 3 Sattarova G.J. 4
1 I.K. Akhunbaev Kyrgyz State Medical Academy
2 National Scientific Medical Centre
3 B.N. Yelstin Kyrgyz-Russian Slavic University
4 Republican Scientific and Practical Center for Control of viral infections of the Scientific and Production Association «Preventive Medicine»
1885 KB
The Kyrgyz Republic is a highly endemic country onviral hepatitis A (HAV) and holds a leading position among the countries of the former Soviet Union. The article is devoted to the epidemiological features of HAV in the Kyrgyz Republic. Analysis of long-term dynamics shows uneven and wavy epidemic process. Over the past 14 years, the average incidence of reported cases of HAV in the southern regions (265,70/0000) of the Kyrgyz Republic was higher by 34,7 % than in the northern (173,6 0/0000). During an epidemic outbreakit is revealed that a month season shifts up to nine months and theincrease the adult segment of the population compared to the years of relative wellbeing.
viral hepatitis A
epidemiology
epidemic rise
long-term dynamics
seasonality
age structure

Вирусный гепатит А(далее ВГА) до настоящего времени сохраняет важное социально-экономическое значение и для многих стран остается одним из самых распространенных инфекционных заболеваний [1, 3, 7]. Удельный вес ВГА в суммарной заболеваемости вирусными гепатитами в мире колеблется в широких пределах [2]. За последние десять лет в мире стала наблюдаться тенденция к снижению заболеваемости во всех регионах кроме Африки и Азии, что привело к снижению выявляемости a-HAVIg-G у населения данных территорий [9, 10]. Высокоразвитые страны Европы и США относятся к регионам со средней и низкой заболеваемостью. Доля ВГА в суммарной диагностируемой заболеваемости острыми гепатитами в этих странах не превышает 30 % [2]. Низкие показатели заболеваемости напрямую коррелируют со значительным уровнем развития экономики, культуры и гигиены, а также санитарно – коммунального благополучия [2, 3]. Территория России относится к регионам с умеренной эндемичностью ВГА, характеризуется высоким уровнем циркуляции вируса и заболеваемости, значительным контингентом восприимчивых лиц, с неравномерностью распространения по отдельным территориям [1,2]. Показатели заболеваемости ВГА по среднемноголетним данным в странах Средней Азии самые высокие. Так, в период с 1980 – по 2006 г. в Таджикистане уровень заболеваемости составлял от 277 – до 708 на 100 тыс. населения, в Казахстане – от 207 до 443 на 100 тыс. населения, в Кыргызской республике (КР) – от 249 до 600 на 100 тыс. населения [5].

В эпидемиологических исследованиях, проведенных в Кыргызстане, показано лидирующее положение нашей страны среди стран постсоветского пространства и в частности среди стран Центрально – Азиатского региона, традиционно неблагополучных по вирусным гепатитам. К примеру, показатели заболеваемости в России в 2007 г. были – 20,45; в 2008 г. – 16,1; в 2009 г. – 13,3 на 100 тыс. населения, соответственно в те же годы в Казахстане – 76,9; 46,4; 36,2 на 100 тыс. населения, в Узбекистане – 128,5; 119,9; 137,2 на 100 тыс. населения, в Таджикистане – показатели составили – 161,1; 108,7 на 100 тыс. населения, за 2009 г. данных нет. Тем временем, показатели заболеваемости в нашей стране превысили все вышеперечисленные: в 2007 г. – 249,1, в 2008 г. – 199,5, в 2009 г. – 215,0 на 100 тыс. населения [5].

Цель исследования – охарактеризовать многолетнюю эпидемиологическую ситуацию по вирусному гепатиту А в различных географических регионах Кыргызской Республики за последние 14 лет.

Материалы и методы исследования

Проанализированы данные Национальной статистической учетной формы № 1 «Отчет по инфекционной и паразитарной заболеваемости» за 2000–2014 годы, Статистические данные департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Кыргызской Республики(ДПЗиГСЭН).Была изученамноголетняя динамика заболеваемости с 1960 г. – по 2014 г. Динамика сезонности по месяцам и по годам за период с 2000 по 2014 годы в разрезе регионов страны, возрастная структура. Применен метод описательной эпидемиологии.

Результаты исследования и их обсуждение

Кыргызская Республика относится к регионам с высокой интенсивностью эпидемического процесса (ЭП) по ВГА, который в общей этиологической структуре вирусных гепатитов занимает до 93,17 % случаев [4, 5].

Нами изучена многолетняя динамика заболеваемости вирусным гепатитом «А» в КРпо пятилетиям за период с 1960 по 1990 гг. и ежегодная до 2014 г. (рис. 1).

В представленной диаграмме, отражен резко прогрессивный рост заболеваемостиВГА в Кыргызской Республике с 1960 г. по 1990 г. За изучаемый период система эпиднадзора зарегистрировала три наиболее крупные вспышки с высокими интенсивными показателями заболеваемости, выражающие активность ЭП ВГАв 1990 г. (606,00/0000), в 1997 г. (560,20/0000), с последним подъемом в 2012 г. (409,30/0000), причем данная вспышка длилась на протяжении двух сезонов. В течение семи лет, между двух значительных подъемов заболеваемости в 1990 и 1997 гг. отмечалось умеренное снижение ЭП(360,80/0000 в 1992 г. и 252,50/0000в 1996 г.интервалы цикличности колебались в пределах 1–2 лет. 2000 г., зарегистрирован, как годочередного эпидемического подъёма, однако интенсивный показатель в этом сезоне равнялся 347,20/0000, что на самом деле было ниже, чем в 1992 г. Наиболее благополучными для Кыргызской Республики по ВГА оказались 2002 г. (126,60/0000) – 2003 г. (127,20/0000), так как это были годы значительного спада, после длительного (в течение 10 лет) и интенсивного подъёма заболеваемости. Тенденция к снижению заболеваемости стала наблюдаться с 2001 года продолжительностью десять лет. Следующий небольшой подъем зарегистрирован в 2004 г. (269,80/0000), далее колебания сезонов незначительного спада и подъёма протекали с интервалом в 1–2 года. Последний крупный подъем заболеваемости зарегистрирован в 2012–2013 гг.

Сезонные подъемы заболеваемости ВГА, по мнению ряда авторов приходятся на осенне-зимний период с подъемом заболевания в сентябре, спадом в феврале – марте месяцах и пиком в октябре – ноябре [3, 5].

Проанализировав помесячную сезонность ВГА в КР за последние 14 лет (рис. 2), можно сказать, что такая закономерность характерна не для всех сезонов ЭП.

Так, нами выявлено, что в годы роста заболеваемости, – в 2000 (16,20/0000), 2004 (19,30/0000), 2007 (13,90/0000), 2009 (140/0000) гг. и на протяжении с 2009 года, в 2010 г. (12,20/0000), в 2011 г. (11,30/0000), в 2012 г. (180/0000) и по – 2013 г. (17,10/0000) подъем ВГА происходил уже в августе. Спад заболевания во все сезоны традиционно совпал с мартом месяцем и только в период последнего подъема, в 2012 г. продлился до апреля. Пиком нарастания заболеваемости во все годы явился ноябрь, однако в период спада, в 2003 г. самый высокий показатель зарегистрирован на месяц позже, в декабре – 20,10/0000. В последующем 2004 г. подъем произошел на месяц раньше традиционного, в октябре (53,90/0000), аналогичная картина наблюдалась и при подъеме в 2009 году (42,70/0000). Нужно отметить, что характерная продолжительность ЭП во все годы длилась до семи – восьми месяцев, но в годы самой низкой регистрации (2002–2003 гг.) продлилась в течение пяти месяцев, самая протяженная – девять месяцев была в 2012 году (P < 0.005) (рис. 3).

dgan1.wmf

Рис. 1. Многолетняя динамика заболеваемости ВГА, Кыргызстан, 1960–2014 гг.

dgan2.wmf

Рис. 2. Многолетняя динамика сезонности ВГА, Кыргызстан, 2000–2014 гг.

dgan3.tif

Рис. 3. Сравнительная характеристика сезонности ВГА в эпидемический период и вне сезона эпидемии, Кыргызстан, 2002–2003, 2012–2013 гг.

dgan4.wmf

Рис. 4. Сравнительная характеристика заболеваемости ВГА в разрезе регионов Кыргызстана, 2000–2014 гг

dgan5.wmf

Рис. 5. Многолетняя динамика заболеваемости ВГА в возрастном аспекте, Кыргызстан, 2000–2014 гг.

При анализе многолетней заболеваемости в каждой области страны, было выявлено, что пики подъема и снижения эпидемиологической активности почти совпадали в Баткенской, Джалал – Абадской, Ошской областях и в г Ош (рис. 4).

Необходимо подчеркнуть, что Таласская область географически располагается на одной широте с южными регионами и показатели эпидемиологической кривой, за анализируемые 14 лет были аналогичными. Динамика заболеваемости за исследуемые годы в Чуйской, Иссык-Кульской, Нарынской областях и г.Бишкек имели совершенно другую картину и сильно отличались по напряженности ЭП от вышеуказанных областей. Консолидация регионов в зависимости от схожести динамики заболевемости показало, что на территории КР имело место два разных ЭП. Первая эпид. кривая с пиками в 2000 (401,280/0000 ), 2004 (325,740/0000 ), 2007-2009 (273,78–332,480/0000 ) и 2012 гг., которая содержит данные из южных регионов, включая Таласскую область. Вторая эпидситуация отражает неочень высокую напряженность процесса в северных регионах, с тенденцией к подъему в 2008г. Важно то, что даже во время вспышки уровень заболеваемости в данной зоне был ниже чем в южной части страны почти на 1000/0000(2000 г. – 130,50/0000, 2004 г. – 124,90/0000, 2009 г. – 0/0000, P < 0,001).Анализ показывает, что при наличии сезонных цикличных подъемом ВГА на юге страны, северные районы имели относительно благополучную эпидемиологическую ситуацию и только в 2012г был зарегистрирован резкий подъем заболеваемости, который был выше, чем на сравниваемой территории (431,3 и 370,60/0000, север и юг,соответственно). Рисунок демонстрирует, что многолетняя республиканская суммарная заболеваемость ВГА четко повторяла эпидемиологическую ситуацию на юге страны, несколько снижаясь за счет относительного благополучия в северной части республики. Отечественные исследователи подчеркивают что, преобладающей причиной столь высокой заболеваемости населения южного региона КР является недостаточная обеспеченность качественной питьевой водой, тогда как в г. Бишкек превалирует контактный путь передачи инфекции. Хотя, для г. Бишкек немаловажную роль имеет и пищевой путь передачи, из–за сложившейся стихийности, децентрализации и бесконтрольности производства и реализации продуктов питания [5, 6, 7].

Анализ возрастной структуры в КР за последние годы продемонстрирован на рис. 5.

Можно сказать, что возрастная структура зарегистрированных случаев ВГА в КР за исследуемые годы больших изменений не претерпела. Сохраняется традиционная, доминирующая заболеваемость детей, однако в годы эпидемических подъемов: в 2007 г. (14,1 %), в 2012 г. (15,1 %), в 2013 г. (14,0 %), доля взрослого контингента была выше, чем в годы относительного снижения заболеваемости.

В иссдедованиях Усманова Р.К., по изучению эпидемиологических закономерностей вирусных гепатитов в КР, проведенных в 90-е годы, показано преобладание ВГА на севере республики (67,8 %), тогда как на юге составил (24,5 %) [5]. По результатам нашего анализа, за последние 14 лет, уровень заболеваемости ВГА в южных регионах КРрегистрировался намного выше, чем в северных. Среднестатистический уровень заболеваемости за 14 лет на юге составил 265,70/0000, а на севере – 173,60/0000, при общереспубликанских показателях 226,30/0000. При этом в период последнего роста заболеваемости в 2012–13 гг. показатели в северных регионах составили 431,3-360,30/0000 и были выше чем в южных регионах – 370,6–355,80/0000. Данный факт объясняется низким уровнем заболеваемости в северных регионах по сравнению с южным регионом страны в предыдущие годы и накоплением неиммунной прослойки населения.

По оценке Абдикаримова С.Т. продолжительность сезонности ВГА в КР составляет 5 месяцев с сентября по январь, с пиком в октябре-ноябре. Нами выявлена зависимость продолжительности сезонности от интенсивности эпидемического процесса. Отмечена более длительная продолжительность эпид.сезона в годы подъема заболеваемости (в 2012 г.), по сравнению с периодом относительного благополучия (2002–03 гг.). В периодснижения заболеваемости(2002–03 гг.) рост начался в октябре (9,10/0000), а спад произошел рано, в феврале (9,30/0000). Напротив, период подъёма заболеваемости, в 2012 г.отличился ранним началом в августе (180/0000) и спадом в апреле (13,40/0000). В последние 8 исследуемых лет и при подъемах ЭП сезонность длилась до 7–8 месяцев, со сдвигом на летне-весенний период,с началом в августе и спадом не в феврале, а в марте.

Заключение

Таким образом, показатели заболеваемости ВГА в КР, даже в годы относительного благополучия значительно превышают показатели стран СНГ. Благодаря улучшению санитарно-гигиенического уровня и жилищно-коммунальных условий населения, повышения до 88,2 % на 2014 год, охвата обеспечения доброкачественной водой по КР, стала наблюдаться тенденция к снижению уровня заболеваемости [8]. Однако кардинального снижения заболеваемости ВГА в КР можно добиться лишь проведением вакцинации.