Scientific journal
International Journal of Applied and fundamental research
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

К настоящему времени трихинеллы обна­ружены более, чем у 100 видов млекопитающих. Такая большая многохозяйность трихинелл обе­спечили их широкое распространение на земле. Циркуляция трихинелл в естественных природ­ных условиях среди их носителей осуществляет­ся за счет сложных пищевых связей между ними (хищничество, каннибализм, поедание трупов, механического переноса трихинелл насекомы­ми - мертвоедами, мясоядными птицами).

В биоценозе человека заражение трихи­неллезом домашних животных (свиней, собак, кошек) и клеточных пушных зверей может про­изойти в результате полезной хозяйственной де­ятельности человека при скармливании им нео-безвреженных мясных отходов убоя свиней или охоты (барсук, медведи и др.), тушек пушных клеточных зверей, разводимых с целью получе­ния меха, или убитых на охоте (лисица, еното­видная собака и др.).

После обнаружения и описания трихи­нелл, установления их роли в патологии челове­ка и свиней необходимо было выяснить основ­ные источники трихинеллезной инвазии и пути заражения.

Естественно, что представления о цирку­ляции трихинелл, источниках трихинеллезной инвазии, путях ее распространения по мере на­копления знаний изменялись, дополнялись, рас­ширялись, совершенствовались. Отечественные и зарубежные исследователи предложили ряд схем циркуляции трихинелл. Детальный крити­ческий анализ их провел академик А.С. Бессо­нов. Его данные использованы нами.

Лейкарт (1860) считал основным хозяи­ном трихинелл серую крысу, а Ценкер (1860) - свинью. Сторонники «крысиной» теории утверждали, что основная роль в циркуляции трихинелл принадлежит серой крысе (она вы­соко восприимчива, может легко заражаться от других крыс по причине каннибализма, всеяд­ности, постоянной миграции) и что, уничтожив крыс, можно покончить с трихинеллезом.

Сторонники «свиной» теории, наоборот, основным хозяином трихинелл считали свинью. Они ей приписывали ведущую роль в цирку­ляции трихинелл. Эти теории утверждают, что циркуляция трихинелл происходит в синатропном биоценозе. Обе они в последующем оказа­лись несостоятельными.

По мере накопления фактов обнаружения трихинелл у других животных (домашних и ди­ких) В.Д. Зеленский (1929) объединил и расши­рил указанные теории. Но по существу содержа­ние в его схеме не изменилось. Основным звеном в цепи циркуляции трихинелл он считал кры­су, побочным - свинью. Новым в его схеме - включение возможных ранее неизвестных путей передачи трихинеллеза через собаку, кошку.

В.П. Коряжнов (1948) предложил свою схему циркуляции трихинелл, исходя из веду­щей роли диких плотоядных, как основного ре­зервуара трихинеллезной инвазии в природе.

По утверждению автора свиньи заража­ются трихинеллезном от диких животных, а от них -все восприимчивые животные, включая и крыс. Указана и роль птиц, как возможные пере­датчики трихинелл собакам и диким животным.

Слабое место в этой схеме -это роль свиньи, фактически являющейся единственным связующим звеном между трихинеллезом ди­ких и домашних животных. Современные све­дения «о многообразии путей перехода инвазии из природного биоценоза в синатропный свиде­тельствует об ошибности этого пункта в схеме В.П. Коряжнова» (А.С. Бессонов, 1972).

Анализируя распространение трихинелл в дикой природе в свете учения о природной оча­говости, А.В. Меркушев (1954) выделяет два обособленных биоценоза: лесной, где решающая роль в циркуляции трихинелл принадлежит хищ­никам и биоценоз человека, где падаль, грызуны, домашние хищники и свиньи могут создать свой обособленный круговорот трихинелл.

Более детальную и уточненную схему циркуляции трихинелл в природном и синатроп-ном очаге трихинеллеза разработал Ю.А. Березанцев (1956). В ней отражены и учтены разно­образные пищевые и экологические связи среди диких животных, тесные пищевые контакты до­машних животных и синатропных грызунов, се­зонные миграции последних, учтена и роль на­секомых.

Главным недостатком схем А.В. Меркушева и Ю.А. Березанцева - односторонняя связь биоценозов, которая отражает лишь по­ступление трихинеллезной инвазии из природ­ного биоценоза в синатропный, а также непол­ное включение в них всех животных - трихи-неллоносителей.

Эти недостатки устранены в схеме В.А. Лохманенко (1959). Она показала много­численные двусторонние связи животных обоих биоценозов и отдельных видов животных в каж­дом из них.

Следует отметить оригинальность схе­мы циркуляции трихинелл, предложенной поль­ским гельминтологом Козаром (1962). В ней в оба биоценоза включены все известные к этому времени носители трихинелл, а в синатропном биоценозе учтены пушные клеточные звери, ко­торых до него не включал ни один из авторов. Недостатком схемы Козара - отсутствие указа­ний на многосторонние и разнообразные пище­вые связи животных в обоих биоценозах.

Считаем необходимым привести и зао­стрить на них внимание схемы о путях и источни­ках заражения трихинеллезом свиней и человека, разработанных В.А. Калюсом (1952), а также за­мечания по ним А.С. Бессонова, которые мы пол­ностью разделяем. В схеме заражения человека приведены почти все виды животных, мясо кото­рых употребляет человек в пищу, кроме морских млекопитающих. Ими следует дополнить схему, так как их мясо - главный (наряду с медвежа­тиной) источник заражения коренного населения Крайнего Севера и Дальнего Востока.

В схему заражения свиней не включены пушные клеточные звери и морские млекопита­ющие. Их следует дополнительно указать в схе­ме, ибо они имеют не меньшее значение в за­ражении, чем некоторые другие источники (например, живые крысы).

С учетом последних достижений нау­ки предложена схема циркуляции трихинелл А.С. Бессоновым (1972), которая служит надеж­ной теоретической основой для разработки на­учно обоснованной системы противотрихинеллезных мероприятий как для отдельного кон­кретного региона, так и для Российской Феде­рации в целом.

А.В. Успенский и А.А Гребенкин (2002) на основе анализа вспышек трихинеллеза у на­селения за последние годы в ряде регионов в РФ (Урал, Сибирь, Дальний Восток, Северный Кав­каз) установили, что наибольшее эпидемиоло­гическое значение имеет путь прямой передачи инвазии через туши убитых на охоте диких жи­вотных, мясо которых используется населением непосредственно в пищу.

Второй важный путь передачи инвазии происходит при свободном выпасе свиней в не­посредственной близости от леса, где они пое­дают трупы павших животных. На эти в указан­ных регионах приходится более 50% всех случа­ев заражения людей трихинеллезом. В дальней­шем, при отсутствии или некачественно прове­денной трихинеллоскопии, эти свиные туши мо­гут быть источником массового заражения лю­дей, синатропных животных.

Сложная ситуация и в Центральном реги­оне, где достаточно высок уровень пораженности трихинеллами диких животных (лисиц, ено­товидных собак, волков, кабанов, барсуков), что свидетельствует об активности циркуляции воз­будителя в природном биоценозе и занос его в синатропный, где зараженность свиней в ряде случаев достигает 0,13%, собак - 12,3%, ко­шек - 12,9%, серых крыс - 2,4%.

Результаты исследования указанных ав­торов крайне важно учитывать при разработке противотрихинеллезных мероприятий, приме­нительно к конкретному региону.