Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ И ТРАНЗИТИВНОСТЬ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Попов В.В. 1 Музыка О.А. 1 Тимофеенко В.А. 1 Уколов А.О. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)» Таганрогский институт им. А.П. Чехова (филиал)
Определены особенности отображения переходов и разрешения противоречий на шкале исторического процесса; представлены темпоральные референты для изучения периодов развития социальных противоречий. Выявлено, что эффективное рассмотрении транзитивного общества во многом зависит от того, насколько правильно в контексте концептуальных вопросов определена шкала времени, дающая возможность адекватно отражать сегменты социальной действительности, находящейся на разных уровнях исследования транзитивного общества. Показано, что основанные на моментно-интервальных структурах модели, отражающие исторический процесс, представляют ту или иную рациональную интерпретацию объективно случившегося. Продемонстрировано, что подобные модели адекватны для переходных периодов в социально- историческом процессе. В рамках множества темпоральных структур выбор моментной и интервальной структуры времени является приоритетным выбором, хотя следует рассуждать и о различных вариациях с позиции хронологии.
транзит
социальное бытие
исторический процесс
моментно-интервальная структура
механизм развития процесса
историческое событие
темпоральность
противоречие
транзитивное общество
1. Музыка О.А., Попов В.В. Время и социальная синергетика. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 256 с.
2. Музыка О.А., Попов В.В., Фатыхова Е.М. Особенности оценки системного анализа социальных противоречий и переходных периодов в трансформациях современного российского общества // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 8 – C. 190–194.
3. Попов В.В. Фактор времени в детерминистских и индетерминистских теориях исторического процесса // Философия права. – Ростов н/Д., – 2011. – № 4. – С. 86–90.
4. Попов В.В. Философия истории: постнеклассический дискурс // Современные наукоемкие технологии. – 2014. – № 3. – С. 158–159.
5. Попов В.В., Щеглов Б.С., Степанищев С.А. Особенности корреляции социального времени и социального действия // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–4. – С. 868–871.
6. Попов В.В. К логической проблеме изменений во времени // Философские науки. – 1991. – № 5. – С. 174–181.
7. Попов В.В., Лойтаренко М.В. Фактор темпоральности, переходные состояния и социальные противоречия // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 8. – С. 38–41.
8. Попов В.В., Щеглов Б.С. Вероятность и случайность в нелинейном развитии // Фундаментальные исследования – М., 2013. – № 10 – С. 2559.
9. Попов В.В. Особенности интерпретации социальных событий: факторы темпоральности и оценки // Философия права. – Ростов н/Д., 2011. – № 3. – С. 63–68.
10. Чаленко М.В., Попов В.В., Музыка О.А. Методологические и логико-семантические аспекты динамики социальной реальности // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 12. – C. 399–404.

Познавательный интерес вызывают вопросы, связанные с тем, как представлять переходы противоречий с позиции наличия на шкале исторического процесса различных стадий разрешения этих самых противоречий. Это тоже вносит свой вклад в понимание исторической преемственности, так как дает представление не только о том, каковы особенности тех противоречий, которые характерны, допустим, для транзитивного общества, но и тех противоречий, которые могут в том или ином виде сохраняться как в транзитивном обществе, так и в любом другом, выделяемом в рамках развития социума. Обозначив роль и значимость противоречий и социальных конфликтов в рамках рассмотрения транзитивного общества, обратимся к темпоральному фактору, к тем его характеристикам, темпоральной референции, которые играют приоритетную роль для исследования относительно транзитивного общества. Заметим, что противоречие вряд ли можно в рамках периода транзита рассматривать без определенной темпоральной референции и базисных или производных временных характеристик.

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на достаточно известный исторический момент, который касается так называемой «стрелы времени». В подобном случае возникает определенная необходимость в использовании это шкалы времени, однако, в исследовании периода транзита, как впрочем и самого транзитивного общества в целом, роль «стрелы времени» имеет лишь некоторое вспомогательное значение, которое определяет либо отношения между темпоральными референтами с позиции «раньше-позже», либо накладывает определенные темпоральные ограничения на историческую шкалу событий с точки зрения прошлого, настоящего и будущего. Наиболее эффективное реальное изучение транзитивного общества во многом зависит от того, насколько правильно ученый в контексте концептуальных вопросов определяет шкалу времени, дающую возможность адекватно отражать сегменты социальной действительности, находящейся на разных уровнях исследования транзитивного общества. Причем речь идет как о периоде транзита, так и о всем комплексе проблем, которые касаются как структурно-функционального изучения транзитивного общества, так и рассмотрения его в историко-ретроспективном и в иных измерениях, например, синергетическом, феноменологическом и т.д.

В данном случае, когда исследователь определяет действие фактора темпоральности на различных уровнях рассмотрения самого транзитивного общества, необходимо подобрать темпоральную референцию таким образом, чтобы, с одной стороны, можно было оперировать на этих уровнях различными концептами и эти концепты несли адекватные семантические оттенки, характеризующие именно те сегменты, которые должны быть отражены на этих уровнях. С другой стороны, необходимо обращаться к более серьезным проблемам, которые уже будут организационно влиять на структуру самого транзитивного общества, т.е. дискурс пойдет о тех структурах времени, которые будут находиться в основе своеобразного исторического развития самого транзитивного общества.

Заметим, что в современной отечественной и зарубежной литературе в этом направлении есть достаточно интересные наработки, например, исследования Г. фон Вригта, В.В. Попова и А.М. Анисова, обративших внимание, что, сопоставляя период транзита с определенной шкалой времени, необходимо рассматривать не только эту шкалу в целом, но, главным образом, постараться обозначить на ней определенные сегменты, дающие возможность исследовать шкалу времени именно с позиций подобных исторических сегментов или сегментов развития. При этом на подобных сегментах сами темпоральные характеристик будут отражаться не только с позиции своей сущности, но и определят те отношения, допустим, между социальными событиями в рамках транзитивного общества, которые могут воспроизводиться с точки зрения выбранной версии социального бытия. В этом случае имеем в виду, что подобные отношения характеризуют темпоральные предшествования.

Отметим, что имеется достаточно интересное направление дальнейшего исследования, которое поднимает А.М. Анисов и В.В. Попов, а именно: проблема заключается в том, что те комплексы социальных событий, явлений и процессов, которые анализируются в рамках длящегося настоящего в контексте транзитивного общества, имеет выходы на значительно более широкие контексты, связанные с различными этапами социального развития и местом транзитивного общества в этом развитии.

Дискурс заходит о том, что адекватность представленных отношений между различными сегментами социальной реальности, связанными с различными уровнями предлагаемых структур времени, дают возможность не только провести определенные различия в рамках предлагаемых структур. Но эти сегменты социальной жизни указывают на возможность оперирования теми или иными концептуально-семантическими понятиями и теоретическими концепциями, которые могут быть вызваны в рамках исследования в качестве некоторого инструментария. А установление тех или иных отношений между транзитивным обществом и состояниями, которые были до рассматриваемого транзитивного общества и после, является значимым, с одной стороны, но, с другой стороны, проблема может касаться вообще того, как, в данном случае, транзитивное общество выглядит с точки зрения его непосредственного своеобразного погружения в конкретный период общественного развития.

В этой ситуации рассматривается определенный длительный период исторического развития вполне конкретного социума и в рамках этого развития наблюдается определенная диалектика между пониманием транзитивности, особенностей транзитивного общества, и тех темпоральных структур, которые создают основу для транзитивного общества, для периодов транзита и более сложными проблемами, которые связаны с общей, генеральной линией развития, с теми закономерностями, которые дают уже не противоречие, а стабильность, устойчивость в развитии социальной системы. Конечно, когда в рамках философского дискурса речь идет о темпоральных структурах, то наиболее простой представляется моментная структура, что, на наш взгляд, не является правильным, так как анализ моментной структуры времени следует производить, исходя не из ее определенного представления с позиции шкалы времени, а с учетом тех базисных и производных характеристик, которые эту структуру характеризуют.

Между тем, более богатые теоретико-познавательные возможности дает интервальная структура времени, в которой момент времени может как расширяться до интервала, так и изначально интервал предполагает ту своеобразную единицу, которая находится в рамках данной концепции времени. Более того, базовые и производные характеристики времени позволяют говорить о том, что, если эта структура находится в основе транзитивного общества, то одним из основных моментов будет являться свойство подинтервальности, которое хорошо будет вписываться в сам период транзита и с точки зрения его организации и его структуры, и с точки зрения проблем, которые должны решаться в этом периоде транзита.

При этом обратим внимание, что подобные выразительные возможности моментно-интервальной структуры в общем-то могут и сочетаться. Поэтому, отметим, что следует использовать совместно моментную и интервальную концепцию времени, объединив как их базисные свойства, так и производные, что и дает возможность наиболее точно отразить особенности внутренней структуры периода транзита, что естественно отразится на качестве исследования и представления самого транзитивного общества в целом. Особо важно обратить внимание, что при подобном понимании сочетания моментной и интервальной структур, отношение «предшествования», обладает особой значимостью в отношении предшествования интервалов. Причем подобное предшествование рассматривается именно в строгом смысле и это отношение строгого предшествования не противоречит многоуровневости исследования транзитивного общества, так как различные варианты ретроспективного обращения к прошлому, его воспроизводству, будут определяться на других уровнях, допустим, на оценочном уровне или на уровне стадий и фаз и так далее. Сейчас же постулируем, что в рамках множества темпоральных структур выбор моментной и интервальной структуры времени является приоритетным выбором, хотя следует рассуждать и о различных вариациях подобных структур с позиций, например, «стрелы времени» или с некоторых иных позиций, например, с позиций хронологии. Однако в этом конкретном случае, рассмотрение транзитивного общества, представление периода транзита предполагает, что дискурс будет касаться того, что на место метрической структуры станет интервальная структура, которая предполагает свойства «периодичности» в рамках самой структуры и главным отношением в контексте этой структуры, является отношение предшествования. Это означает переход к такой структуре, в которой именно реализуется идея подинтервальности, т. е. один подинтервал может включаться в другой, то же самое можно говорить о самих интервалах. Подобная ситуация дает возможность ученым-исследователям рассматривать глубинные взаимосвязи и взаимозависимости социальных процессов, явлений, фактов, выявлять те сущностные причины и основы, от которых эти взаимосвязи и взаимозависимости образуются и которые они определяют.

В современной социально – философской литературе вопросы, связанные с рассмотрением различных сторон и характеристик транзитивного общества, определённое развитие получили в целом ряде философских школ и течений. При этом нужно отметить что естественный интерес вызывают моменты, связанные с тем, как представить внутренний период транзита, например, посредством определённых формализации, возможно, идеализаций и т.д. То есть, приоритетных позиций выходят вопросы, связанные с изучением структурных особенностей внутреннего интервала, касающегося периода транзита. Действительно, изучение внутреннего состояния периода транзита даст возможность не только рассмотреть в деталях внутренние особенности транзитивного общества, но и показать, насколько важна при исследовании данного общества темпоральная референция. Отметим, что выше было обращено внимание на те вопросы которые связаны не просто с ролью фактора времени, социально-исторического времени в исследовании транзитивного общества, но и рассмотрено значение этого фактора с точки зрения существования ряда достаточно строгих темпоральных структур, которые, обладая определённым набором базисных и производных характеристик, действительно весьма удобны, и адекватны для рассмотрения периодов транзита в рамках транзитивного общества. Подобное удобство вовсе не означает каких-то преимуществ данных структур перед другими. Речь не идёт о каком-то более удобном или достаточно хорошо разработанном концептуальном инструментарии.

Другое дело, что в современной литературе к подобным структурам обращались ряд философов, однако, именно, в социально-философской литературе в нашей стране, подобная проблема должного внимания не получила. Видимо, как следует подобной информации, стоит рассматривать и тот факт что, внутренняя структура периода транзита до сих пор не получила своего оформления. На наш взгляд, различные формализации, аксиоматизации, обобщения в данном направлении будут весьма полезны, так как они не только обозначат теоретико-познавательное поле, в рамках которого происходит рассмотрение этого периода транзита, но и, действительно, выдвинут на первый план, расставят определённые акценты, выведут на главенствующие позиции именно те аспекты транзитивного общества, которые, в конечном итоге, интерпретируются через свои базисные характеристики связные с внутренней структурой периода транзита.

Подобная ситуация требует рассмотрение в рамках подобного периода различных темпоральных структур, которые существуют в современной литературе, и которые были разработаны в ряде наших исследований. При этом отметим, на первое место конкретно в этой сфере выходят моментно-интервальные структуры; весьма интересны и моментно-периодические структуры, однако речь идёт скорее не о принципиальной разнице в этих структурах, а о некоторых семантических оттенках, которые естественно существуют в рамках философского дискурса. Поэтому среди учёных, работающих в этом направлении, рассматриваются в качестве методологической основы, именно различные темпоральные структуры, и, в общем-то идея рассмотрения внутренних особенностей транзитивного общества представляется через поиск наиболее адекватных форм использования темпоральных структур и темпорального фактора вообще

Следует помнить о том, что во второй половине XX века прямо стал вопрос о том, на каком этапе исторического процесса находятся промышленно развитые страны и в этом смысле возник вопрос о фазах индустриализации, о фазах индустриального, постиндустриального и иных возможных моделей представления развития общества в XX веке. Поэтому, в данном случае, лишать историю возможности представления с позиции фазовости было бы, конечно, методологически неверным. Поэтому больший сегмент дискурса по фазовости в рамках исторического процесса касался перехода от фазы индустриального к постиндустриальному обществу и, в конечном счете, к фазе информационного общества. В итоге следует сказать о том, что в рамках неклассической науки можно наблюдать ситуацию, когда представление о структурных особенностях исторического процесса прошло достаточно серьезные трансформации. Эти трансформации во многом также носят характер определенной транзитивности, если например, вспомнить неомарксистские или поздние марксистские взгляды. Периоды транзита в это время понимались исключительно с точки зрения наличия революций, которые и давали возможность говорить о прерывности в рамках истории, о радикальных переходах от одного общественного строя к другому общественному строю; и сама революция рассматривалась как тот период транзита, который действительно позволял давать марксистскую модель исторического процесса. Конечно, подобное представление было далеко от того, чтобы проводить серьезные исследования относительно онтологических, гносеологических, методологических и аксиологических аспектов понимания не только самого периода транзита, но и понимания тех процессов, которые в нем происходят; понимание тех структурных особенностей и интервалов времени, которые, собственно говоря, и образуют этот период транзита, а также понимания тех темпоральных структур, которые в рамках своего сочетания дают достаточно удобный и гибкий концептуальный аппарат, позволяющий отражать самые различные структурные аспекты транзита вплоть до определенного совмещения в нем континульности и дисконтинуальности.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Трансформация стратегий исследования динамики социальной реальности», № 16-33-00003.


Библиографическая ссылка

Попов В.В., Музыка О.А., Тимофеенко В.А., Уколов А.О. ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ И ТРАНЗИТИВНОСТЬ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 7-6. – С. 1110-1113;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=10108 (дата обращения: 01.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074