Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

ИНСТИТУТЫ РАЗВИТИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГЛАМЕНТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Курпаяниди К.И. 1
1 Ферганский политехнический институт
В статье автор сделал попытку проанализировать текущие вопросы эффективного развития малого и частного предпринимательства в современных условиях кардинального реформирования национальной экономики Республики Узбекистан с позиций его государственного регламентирования. Вместе с этим, в работе отдельно изучаются взаимодействия институтов развития с инструментами государственного регулирования в приоритетных сферах деятельности при несостоятельности рыночных механизмов экономики – «провалах рынка». Дается авторская трактовка места институтов развития в системе эффективного развития предпринимательства в национальной экономике Узбекистана, их задачи, классификация и функции. Сделан вывод о том, что в современных условиях Узбекистана, достаточно важно создать эффективную систему институтов развития, адекватную современному состоянию экономики страны с целью эффективного воздействия государства на развитие малого бизнеса и частного предпринимательства.
государство
государственный регламент
институты развития
малый бизнес
принцип «Паретто»
функциональность институтов развития
частное предпринимательство
1. Абдуллаев А.М., Курпаяниди К.И. Роль инновационной составляющей в предпринимательстве //Экономическое возрождение России. – 2012. – Т. 2.
2. Киндзерский Ю. Институты развития: принципы формирования и проблемы использования в экономических преобразованиях / Ю. Киндзерский // Общество и экономика. – 2010. – № 7-8. – С. 57-78.
3. Лексин В. Н., Швецов А. Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. – М.: УРСС, 2009.
4. Новосельцева Г.Б. Эволюция научных взглядов на взаимосвязь государственного регулирования и устойчивого развития экономики // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. – 2012. – № 28.
5. Ногин В.Д. Обобщенный принцип Эджворта-Парето //Журнал вычислительной математики и математической физики. – 2015. – Т. 55, № 12. – С. 2015-2021.
6. Нуреев Р.М. На пути к созданию новой макроэкономики: вклад институционализма //Журнал институциональных исследований. – 2013. – Т. 5, № 1.
7. Одинцова М.И. Институциональная экономика // Вопросы статистики. – 2015. – № 11. – С. 43-57.
8. Саблин К.С. Роль институциональной среды в формировании институтов развития // Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). – 2012. – Т. 4, № 2.
9. Солнцев О.Г., Хромов М.Ю., Волков Р.Г. Институты развития: анализ и оценка мирового опыта // Проблемы прогнозирования. – 2009. – № 2.
10. Югай А.Б. Малый бизнес Узбекистана: государственное регулирование ради развития // Российское предпринимательство. – 2012. – № 21 (219). – С. 177-182; URL: http://bgscience.ru/lib/7769/
11. URL: http://www.review.uz/index.php/novosti-main/item/9825-kolichestvo-sub-ektov-malogo-biznesa-i-predprinimatelstva-prevysilo-v-uzbekistane-215-tys-edinits.

В системе национальной экономики Узбекистана государственное регулирование частного предпринимательства необходимо анализировать, принимая во внимание, что предпринимательство является своеобразной системой. Современный малый бизнес и частное предпринимательство (МБЧП) стало одной из опорных точек развития экономики Узбекистана.

Проведенные исследования показали, что за годы независимости в Узбекистане создана прочная законодательная база, закрепляющая приоритет частной собственности – основы рыночной экономики. Сформированы благоприятный деловой климат и надежные правовые гарантии ускоренного развития малого бизнеса и частного предпринимательства как важнейшего фактора формирования среднего класса собственников, устойчивого развития экономики страны, создания новых рабочих мест и роста доходов населения [1, 10].

В результате, за последние пятнадцать лет доля малого бизнеса и частного предпринимательства в структуре ВВП страны возросла с 31,0 % в 2000 году до 56,5 % в 2015 году. Только в 2015 году основное влияние на его рост оказали высокие темпы роста строительных работ – 117,8 %, торговли – 111,0 %, производства сельскохозяйственной продукции – 106,8 %, а также промышленности – 105,8 %. Принятые меры по облегчению процедур и условий оформления кредитов обеспечили устойчивый рост инвестиций, направленных на инвестиционные цели субъектов МБЧП. Всего за 2015 год освоено инвестиций на общую сумму 14789,3 млрд. UZS. (рост на 18,1 % к уровню 2014 года), что составляет 36,3 % (против 34,8 % в 2014 году) от общего объема освоенных инвестиций республики.

Благодаря реализации активной инвестиционной политики только в 2015 году создано более 26,8 тыс. новых субъектов малого предпринимательства, проводилась модернизация действующих субъектов в промышленности, росло строительство жилых домов по типовым проектам и создание новых рабочих мест в сельской местности. Так, по состоянию на 1 октября 2016 года, число субъектов МБЧП достигло 215801, уровень занятости в этой сфере составил 77,5 % от общего количества занятых в экономике [11].

Улучшение делового климата для малого бизнеса и частного предпринимательства нашло свое отражение в рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса 2016». Узбекистан за один год поднялся на 16 позиций и занял 87-е место. По таким позициям, как «поддержка нового бизнеса» в настоящее время республика занимает 42-е место в мире, «по обеспечению исполнения заключенных договоров» – 32-е. По позиции «предоставление кредитов субъектам малого бизнеса» Узбекистан за последние 3 года поднялся со 154-го до 42-го места, улучшив за прошлый год свой рейтинг на 63 позиции.

Учитывая это, в Узбекистане важно создать эффективную систему государственного регулирования малого предпринимательства с четко определенными функциями и полномочиями, при этом особую роль должны играть институты развития, что позволит получить эффективный инструментарий государственного воздействия на процесс развития малого бизнеса в условиях модернизации национальной экономики.

Наши исследования показали, что государственное регулирование малого предпринимательства выступает особым инструментом регулирования экономики в приоритетных сферах деятельности при несостоятельности рыночных механизмов («провалах» рынка), которые включают в себя:

  • традиционные (классические) «провалы» рынка;
  • «провалы» в постиндустриальных экономиках;
  • «провалы» в экономиках с развивающимися рынками;
  • «провалы», обусловившие возникновение существенных дисбалансов в хозяйственной системе, опасных с точки зрения ее саморазрушения.

Классические «провалы» предполагают:

  • регулирование товарных, ресурсных и финансовых рынков для противодействия возникновению рыночных «провалов»;
  • поддержку макроэкономической стабильности, включая защиту денежной единицы от обесценивания и обеспечения ее покупательной способности;
  • поддержку экологических, социальных стандартов, а также социальной стабильности, включая институты предотвращения крайней бедности, уменьшения гражданских конфликтов, предотвращения отрицательных последствий циклических колебаний;
  • преодоление асимметрии и целенаправленное распределение информации о рыночных условиях, товарах и участниках рынка;
  • определение и содействие реализации прав собственности и контрактов; регулирование уровня конкуренции на рынке и др.

Государственный регламент малого и частного предпринимательства предполагает формирование инструментов и институтов развития как специализированных государственных (квазигосударственных) корпораций, деятельность которых направлена на устранение «провалов» рынка и способствующих успешному экономическому и социальному развитию страны. Речь идет о решении следующих основных задач, во-первых, преодоление «провалов» рынка в сфере инноваций («квазиинноваций»); во-вторых, устранение институциональных «провалов» (формирование отсутствующих, но необходимых сегментов рынка); в-третьих, развитие экономической (энергетика, транспорт, связь, другие коммуникации) и социальной инфраструктуры; в-четвертых, элиминирование существенных региональных дисбалансов развития; в-пятых, формирование общего культурно-ценностного пространства хозяйственных взаимодействий.

Эти «провалы» могут выступать как побочный отрицательный эффект реформ; они могут быть связаны с возникновением перекосов и дефицитов в финансовом обеспечении реального сектора; увеличением региональной дифференциации; усилением моноспециализации страны при вхождении на мировые рынки; ухудшением структурных, технологических и воспроизводственных характеристик экономики; усилением влияния иностранных производителей и правительств на формирование внутренней политики и т.п. Рыночные «провалы» и «провалы» государства порождают системные отрицательные эффекты торможения, включающие, во-первых, эффекты прямого воздействия, во-вторых, мультипликативного влияния, в- третьих, кумулятивного характера. В свою очередь, их устранение порождает соответствующие позитивные эффекты-акселераторы экономического развития.

Вместе с тем, важно учитывать возможности появления «провалов» государства. В рамках традиционной парадигмы экономики благосостояния исследуются и возможные случаи так называемых «провалов» государства и нерыночных «провалов», в отличие от «провалов» рынка, когда вмешательство государства не ведет к максимизации общественного благосостояния в соответствии с принципом Парето [5]. В связи с этим появились альтернативные традиционным взгляды на роль государства в экономике. Традиционная теория отрицала возможность того, что часть общества может использовать государство для реализации своих частных интересов за счет общественных. Альтернативный подход, объясняет вмешательство государства в экономику не «провалами» рынка, а так называемой «политической игрой», то есть попытками организованных общественных групп использовать власть государства в целях максимизации доходов членов группы и их доли в национальном доходе. При этом у политически влиятельной группы может появиться интерес к снижению роли естественных рыночных механизмов и усилению вмешательства государства в экономику.

Описание траектории изменения национальных экономик предполагает учет особенностей ее институционального устройства и оценку эффективности отдельных институциональных структур с точки зрения возложенных на них задач. Все институты выполняют функции механизма социального контроля и регулятора в обществе. Результатом действия такого механизма является нормирование и структурирование отношений между людьми с предоставлением им устойчивой, повторяемой формы, создание системы стимулов и ограничений субъектов в выборе моделей своего поведения относительно других субъектов и формирования склонности к принятию тех или иных хозяйственных решений.

Таким образом, уменьшается неопределенность отношений и уровень трансакционных издержек субъектов, вследствие чего улучшаются условия для экономического развития. Данное обстоятельство способствует формированию различных трактовок понятия институтов развития [1, 8].

Во-первых, под институтом развития понимают определенные нормы и правила поведения, которые устанавливаются государством с целью формирования у субъектов стимулов к деятельности в заданном направлении [9]. Данной позиции придерживаются, например, такие известные международные организации, как МВФ и Мировой банк. При этом институты развития рассматриваются как все институты, формирующие среду для ведения бизнеса (бизнес-климат), институты рынка, государства, судопроизводства и т.п. В таком контексте не выделяются институты развития в отдельную разновидность. Они не наделяются специфическими свойствами.

Во-вторых, согласно другого подхода, под институтами развития понимаются специальные организационно-хозяйственные структуры и субъекты хозяйствования, созданные государством и используемые им как инструмент регулирования экономики и государственной поддержки других субъектов, деятельность которых отнесена к приоритетным [4, 8].

В-третьих, смешанный подход предполагает, что под институтами развития подразумеваются как нормы и правила, так и организации, принимая во внимание их способности обеспечить реализацию инновационной модели развития экономики. При таком подходе к этим институтам относят: нормы и организации, формирующие и обеспечивающие реализацию приоритетов инновационного развития; сети и кластеры; центры превосходства, права собственности, институты поддержки малых инновационных компаний и косвенного стимулирования инновационной деятельности и т.п. [5].

Последние два подхода дают возможность определить специфические признаки институтов развития, отличающие их от других институтов и характеризующие как особую форму государственного регулирования экономики. Они позволяют обеспечивать непрерывное воспроизводство (модернизацию) технологического базиса экономики на основе собственных или заимствованных инноваций путем перераспределения ресурсов в пользу проектов развития и субъектов «новой экономики», нуждающихся в начальной поддержке и при условии неспособности («провала») рынка решать определенные задачи, в том числе:

1. Обеспечение инвестиционного спроса реального сектора на долгосрочные кредитные ресурсы в условиях слабости и неразвитости финансового сектора страны, высоких рисков долгосрочного кредитования непривлекательности реального сектора для инвестирования из-за существования других более прибыльных сфер.

2. Диверсификация экономики, преодоление моно-специализации, закладывание долгосрочных трендов структурных изменений на основе развития высокотехнологических производств глубокой переработки с высокой долей добавленной стоимости, направленных на удовлетворение спроса на внутреннем и внешнем рынках.

3. Стимулирование создания центров («точек», «ядер») кристаллизации новой производственной и технологической структуры национальной экономики путем принудительной консолидации капитала и формирования в приоритетных областях мощных вертикально-интегрированных компаний (отраслевых лидеров, «национальных чемпионов») с внутренне замкнутыми технологическими циклами производства продукции.

4. Снятие инфраструктурных ограничений для расширения и диверсификации производства с учетом того, что развитие инфраструктуры повышает качество не только производственной кооперации субъектов (транспортная, энергетическая, коммунальная инфраструктура), их кадрового обеспечения (социальная, образовательная), коммерциализация результатов НИОКР (инновационная), но и стимулирует развитие внутреннего производства и видов деятельности.

5. Обеспечение национальной безопасности страны, в том числе экономической, энергетической, продовольственной, военной и экологической безопасности. В данном случае на институты развития может быть возложена функция создания своеобразного экономического каркаса безопасности страны, подъема экономики до устойчивого к внешним потрясениям и отрицательным влияниям уровня.

6. Устранение региональных диспропорций развития, депрессивности упадка (экономического, социального) отдельных территорий с монопроизводствами вследствие изменения рыночной конъюнктуры [6].

Задачи институтов развития не одинаковы по своим критериальным признакам и возможным способами решения, что определяет их широкий спектр. По нашему мнению, они могут быть классифицированы в соответствии с функциональным назначением, принадлежностью к институциональным секторам экономики, организационно-правовой формой, отраслевой и территориальной привязкой и т.п. По функциональному назначению в мировой практике сложились четыре основных типа институтов развития, деятельность которых прямо или косвенно призвана обеспечивать выполнение перечисленных выше задач: «финансовые доноры», субъекты производства, субъекты инфраструктуры, особые экономические зоны (площадки развития) [7, 8]. По своей специализации или сфере деятельности институты развития делятся на универсальные и специализированные. Деятельность универсальных не сфокусирована на определенной отрасли или решении одной задачи. К ним относятся банки развития и инвестиционные фонды. Деятельность специализированных институтов развития в основном сконцентрирована на решении отдельных задач. Однако наличие официальной специализации институтов не означает, что они не влияют на решение других задач [9, 10]. Их прямое действие на одну обязательно косвенно, преимущественно положительно влияет на решение смежных проблем.

В заключении следует отметить, что разнообразие задач, организационных форм и направлений деятельности институтов развития значительно усложняет разработку универсальных норм, регулирующих вопросы их создания, функционирования, взаимодействия с другими субъектами и органами власти. В мировой практике отказались от попыток правовой унификации, отдав предпочтение принятию отдельного законодательства под каждый институт. Институты развития имеются как в развитых, так и в развивающихся странах. Они существенно различаются по структуре системы институтов, что связано со спецификой стратегических целевых установок развития каждой системы.

Таким образом, в современных условиях национальной экономики Узбекистана, достаточно важно создать эффективную систему институтов развития, адекватную современному состоянию экономики страны с целью эффективного воздействия государства на развитие малого бизнеса и частного предпринимательства.


Библиографическая ссылка

Курпаяниди К.И. ИНСТИТУТЫ РАЗВИТИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГЛАМЕНТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 11-2. – С. 309-312;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=10489 (дата обращения: 18.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252