Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,686

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ТЕРРОРИСТА

Юрьев В.А. 1
1 МАОУ ВО «Краснодарский муниципальный медицинский институт высшего сестринского образования»
1. Решетников М.М. Психологический портрет террориста// Доклад на форуме «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора». Санкт-Петербург, 23–25 мая 2004 г.
2. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. - Питер, 2002г.

В большинстве случаев террористы — это молодые люди в возрасте около 20-25 лет, получившие воспитание в патриархальной и весьма религиозной культуре. Типичные социальные чувства — скорбь и горе, в сочетании с ущемленной национальной гордостью. Чаще всего для террористов характерны искаженные представления об «историческом обидчике» и потребность в мести. Эти представления, скорее всего, дополняются актуальной психической травмой, связанной с фактами гибели родных и близких, нередко — на глазах у будущего террориста[1].

В индивидуальной истории, как правило, присутствует раннее лишение родителей, а также тяжелая юность, и сопровождавшаяся многочисленными утратами (дома, близких, имущества, социального и материального статуса) [3].

Отсутствие эмоциональных связей в детстве обычно компенсируется в их идеологическом или религиозном варианте, в частности, в фанатической преданности лидерам или идеям, утопическим мечтам о совершенном мире [1].

Характерные мировоззренческие составляющие и предпосылки, свойственные людям, совершающим теракты:

- стирание границ между реальностью и мечтой; - наивность и размытость моральных ограничений; - смешанность границ добра и зла; - ненависть к реальному или мифологичес-кому противнику и готовностью к самопожертвованию; - наличие идей типа: «уничтожь, или уничтожат тебя»; - ограниченная способность понимать и принимать доводы тех, кто думает иначе; -  утрата рациональности в сфере представлений о доступных и недоступных целях и идеалах; при этом, если цель недоступна, ей может стать тотальная ориентация на разрушение всего, что препятствует достижению цели[1].

Террорист выступает как бездушная «разрушительная машина», лишенная сложных моральных и этических проблем. В литературе имеются психологические описания трех наиболее ярких вариантов такой «машины» – террористов с так называемыми синдромами: «Зомби», «Рембо» и «Камикадзе» .

  1. «Синдром Зомби» проявляется в постоянной естественной сверхбоеготовности, активной враждебности по отношению к реальному или виртуальному врагу, устремленности на сложные боевые действия. Это «синдром бойца». Такие люди постоянно живут в условиях войны, они всячески избегают ситуаций мира и покоя, блестяще владеют оружием.
  2. «Синдром Рембо» выражается в невротической структуре личности,раздираемой конфликтом между стремлением к острым ощущениям и переживаниями тревоги, вины, стыда, отвращения за свое участие в них. Для подобных людей характерно осознание добровольно возложенной на себя «миссии» спасения мира, мысль о благородных альтруистических обязанностях, позволяющих реализовать агрессивные стремления. Это «синдром миссионера».
  3. «Синдром камикадзе-шахэда» свойствен террористам-смертникам, уничтожающим себя вместе со своими жертвами в ходе террористического акта. К основным психологическим характеристикам таких людей относится экстремальная готовность к самопожертвованию. Террорист – «камикадзе» счастлив возможности отдать свою жизнь и унести на тот свет с собой как можно больше врагов. Для этого он должен как минимум преодолеть страх собственной смерти.

Многочисленные свидетельства говорят, что террористы боятся не самой смерти, а связанных с нею обстоятельств: ранений, беспомощности, вероятности попадания в руки милиции, пыток, издевательств. Вот почему террористы скорее готовы к самоубийству, чем к самосохранению. Поскольку реально они присваивают себе право распоряжаться чужими жизнями (жизнями своих жертв), то право распоряжаться собственной жизнью подразумевается автоматически [2].

В культуре общества, откуда пополняются ряды террористов, их смерть считается героической и благородной жертвой, подвигом, и практически всегда вызывает одобрение и поддержку, которые проецируются на семью и весь род террориста. Это не значит, что семьи поощряют или не испытывают чувства горя, но и семьи, и сами террористы знают, что, вместе со скорбью и болью утраты, будут присутствовать принятие жертвы, понимание, одобрение и даже гордость. Такая смерть считается не самоубийством, а мученичеством, при котором конкретный человек навсегда сливается с историей общества или нации, с его прошлым, настоящим и будущим [1].

Страны, наиболее пострадавшие от терроризма в 1994—2004 годах Место в рейтинге Страна Число погибших в терактах на территории страны в 1994—2004 годах Число погибших в терактах (на 1 млн. жителей страны):

 США              3238

 Россия           2111 

 Индия            1928

 Израиль         1274 

 Колумбия      1135

 Ирак              1122 

 Алжир           869

 Пакистан       783 

 Уганда           471

 Шри-Ланка    409

За последние 10 лет количество террористических атак выросло на 25%.

В силу выше изложенного, террорист практически не поддается рациональному разубеждению. Ему неведом страх и раскаяние в содеянном. Попытка изобразить террориста как психически больного не верна по сути и никуда не ведет. Столь же неверны представления о террористе, как примитивном малообразованном человеке. В заключение нужно добавить, что к каждому террористу нужен индивидуальный подход. 


Библиографическая ссылка

Юрьев В.А. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ТЕРРОРИСТА // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 11-4. – С. 834-835;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=10711 (дата обращения: 16.02.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252