Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,686

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «КОНОК» («ГОСТЬ») В КИРГИЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Камбаралиева У.Д. 1 Даба Э. 2
1 Американский университет в Центральной Азии
2 Международный университет Кыргызстана
В статье подвергается анализу концепт «конок» («гость»), который относится к общечеловеческим универсалиям. Выявлено, что данный концепт занимает одно из важных мест в когнитивном пространстве киргизского народа и относится к ключевым концептам киргизской национальной культуры. В результате анализа установлено, что актуализация концепта «конок» («гость») тесно связана с понятием жилища кочевников, символом их культуры – юрты. Структура концепта формируется на уровне сознания, содержание его состоит из информации об окружающей действительности, о взаимосвязях в социуме, полученных кочевником в процессе его познавательной действительности. Содержание концепта «конок» («гость»), которое может быть вербализовано и отражено в языковой картине мира, реализуется в зависимости от регламентации, связанной с традицией и религиозными предписаниями. Многоплановость структуры указанного концепта обусловлена его социальной и коммуникативной значимостью в жизни народа. Полный смысловой объем этого концепта может быть описан разнообразными и разноструктурными единицами киргизского языка. В результате анализа также установлено, что лексемы «конок» («гость») и «мейман» («гость»), определяемые в словарных статьях как равнозначные, взаимозаменяемые и синонимичные, имеют специфические оттенки в семантике и используются для дифференциации разных типов гостей в жизни киргизского народа.
концепт
семантико-когнитивный анализ
когнитивный признак
вербализация
этнокультурная специфика
1. Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2007. – 314 с. URL: Режим доступа: URL: www.twirpx.com (дата обращения: 13.06.2018).
2. Антология концептов / Под ред. В.И. Карасика, И.А. Стернина. Том 1. – Волгоград: Парадигма, 2005. – 352 c. URL: www.superlinguist.ru/...skachat.../karasik-v-i-sternin-i-a-antologiia-kontceptov-tom-1.html (дата обращения: 13.06.2018).
3. Стернин И.А. Теоретические и прикладные проблемы языкознания. Избранные работы / И.А. Стернин / Научный ред. З.Д. Попова. – Воронеж: Истоки, 2008. – 596 с.
4. Камбаралиева У.Д. Темпоральная категоризация в концептуальной картине мира (на материале русского и кыргызского языков): монография / У.Д. Камбаралиева / Научный ред. И.А. Стернин. – Бишкек, 2018. – 392 с.
5. Кыргыз тилинин тшндрм сздг (толковый словарь кыргызского языка). URL: http: el-sozduk.kg/kg/news/kyrgyz-tilinin-tushundurmo-sozdugu/ (дата обращения: 13.06.2018).
6. Махмуд ал-Кашгари Диван Лугат ат-Турк. Режим доступа: URL: https://www.twirpx.com› (дата обращения: 13.06.2018).
7. Юдахин К.К. Киргизско-русский словарь. В двух книгах. URL: http: bizdin.kg/книга/Кыргызча-орусча-сздк-К-К-Юдахин (дата обращения: 13.06.2018).
8. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс: монография. – Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с. Режим доступа: URL: www.twirpx.com (дата обращения: 13.06.2018).
9. Камбаралиева У.Д. Вербальные средства речевого воздействия в киргизских фольклорных текстах (на примере народных заклинаний и заговоров) / У.Д. Камбаралиева // Продолжающееся научное издание: Язык и национальное сознание, вып. 24. / Науч. ред. И.А. Стернин. – Воронеж: Ритм. – 2018. – С. 61–69.
10. Кочевая цивилизация Центральной Азии: юрта. URL: https://www.baibol.kg/ru/tourism-in-kyrgyzstan/yurt/ (дата обращения: 13.06.2018).

Современный этап развития языкознания характеризуется пристальным вниманием исследователей к проблеме отражения этноспецифических представлений человека о мире, которые определяются как ментальные сущности и обозначаются термином «концепт». Концепты, по мнению ученых-когнитологов, – это итог познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества, и они несут обобщенную, энциклопедическую информацию о воспроизводимом предмете или явлении, об интерпретации данной информации коллективным сознанием и отношении коллективного сознания к отражаемым объектам. А ментальный образ действительности, который сформирован когнитивным сознанием человека или народа в целом и являющийся результатом как прямого эмпирического отражения действительности органами чувств, так и сознательного рефлексивного отражения действительности в процессе мышления, понимается как когнитивная картина мира [1, с. 34]. Когнитивная картина мира состоит из множества концептосфер и стереотипов сознания, которые зависят от культуры определенного народа. Следует отметить, что когнитивная картина мира не может в полной мере пропорционально отражаться в языковой картине мира, но семантическая структура некоторых единиц языка может свидетельствовать о состоянии познания и воспроизведения объектов действительности на определенном периоде развития общества. Поэтому «судить о когнитивной картине мира по языковой картине мира можно лишь в ограниченном масштабе, постоянно имея в виду, что в языке названо только то, что имело или имеет сейчас для народа коммуникативную значимость – об этом народ говорит или говорил. Коммуникативная значимость языковой единицы, по-видимому, связана с ценностью выражаемого ею концепта для культуры народа» [2, с. 77]. Концепт по структуре – многослойное ментальное строение, в нем выявляются ценностный, понятийный и образный компоненты. Процессы возникновения и формирования концепта связаны с результатами постижения человеком окружающей действительности и корреляции их с ранее усвоенными ценностными свойствами, выраженными во многих сферах человеческой деятельности, т.е. они детерминируются культурой. Языковые средства, выбранные из системы и используемые для репрезентации концепта, активизируют его в сознании человека. Согласно позициям многих исследователей, структуру концепта можно представить в виде поля, которое состоит из ядра и периферии. Но эта структура нежесткая, и именно этот признак позволяет концепту существовать и располагаться в составе концептосферы [3, с. 172].

Целью данной статьи является анализ этнокультурных особенностей репрезентации концепта «конок» («гость») в киргизском языке. Концепт «гость» представляет собой важное ключевое понятие в жизни одного из древних народов мира – кочевого киргизского народа, который славится своими разнообразными традициями, связанными с приемом гостей. Особое уважительное отношение к гостям является неотделимой органической частью духовной и материальной культуры киргизского народа.

Для анализа данного концепта был применен семантико-когнитивный метод, который подробно рассматривается в фундаментальном труде З.Д. Поповой и И.А. Стернина [1]. Согласно этому методу сначала необходимо построить номинативное поле концепта. Построение номинативного поля начинается с установления ключевого слова – репрезентанта, объективирующего концепт [3, с. 177]. Ключевое слово выбирается на основе следующих признаков: 1) оно должно быть рекуррентным, наиболее употребительным; 2) по своему содержанию оно должно иметь обобщенное, интегральное значение; 3) стилистически нейтральное; 4) многозначное, что является основой для когнитивной интерпретации [4, с. 162].

По словарным дефинициям, лексемы «конок» («гость») и «мейман» («гость») в одинаковой мере обладают указанными признаками. Но по результатам метода верификации словарных дефиниций и ассоциативного эксперимента, более рекуррентным и менее официальным является слово «конок» («гость»). На основе этого, лексема «конок» считается ключевым словом одноименного концепта и будет обозначать ядерную часть его полевой структуры, а «мейман» – будет располагаться в ближней периферии как ее синоним.

В киргизском языке выделяются следующие значения лексемы «конок»: 1. Жолжүрүп баратып, конуп кетүү үчүн токтогон жолоочу (досл.: путник, остановившийся по дороге на ночлег). 2. Коноктоо, сыйлоо үчүн атайы чакырылган мейман ( (досл.: специально приглашенный человек, которого встречают с почестями и угощают) [5].

В киргизском языке лексемы «мейман» и «конок» в функционируют в речи как абсолютные синонимы. Но этимологические толкования данных лексем дают возможность дифференцировать их значения. Слово «конок» было зафиксировано еще в словаре Махмуда Кашгари (1028–1077) в значении «гость» [6]. Производными от этого слова являются все другие слова с корнем кон-, который передает значение «садиться», «переночевать». Например, учак/көпөлөк кондуу – самолет/ бабочка сел/а. Лексема мейман, по данным толковых словарей, заимствована из фарси и определяется так же, как и лексема конок (сый көрүүчү адам, досл.: гость, кому оказывают уважение) [7]. На основе значений, приведенных в словарях, можно выявить дифференцирующий семантический признак этих лексем. Если «конок» – это гость, после приема остающийся у хозяина ночевать, то «мейман», наоборот, уходящий к себе домой после приема и традиционных угощений гость. В данное время когнитивный признак концепта «конок» – «остающийся на ночлег», постепенно приходит, по выражению В.И. Карасика, к «угасанию» [8].

Следует отметить, что в структуре концепта разграничиваются микро- и макрокомпоненты. Когнитивные признаки, микрокомпоненты, из совокупности которых формируется содержание концепта, уплотняются в макрокомпоненты и отражают содержательные типы информации, репрезентированной в концепте [3, с. 173]. К макрокомпонентам концепта относятся: образное, энциклопедическое и интерпретационное поля. Указанные выше словарные определения лексем «конок» и «мейман» («гость») могут быть отнесены к энциклопедической информации, в которой отражаются общие и категориальные дифференциальные признаки концепта. Эта информация, данная в словарях, несет наиболее распространенную и известную всем носителям языка смысловую нагрузку и в структуре концепта находится в ядерной части. Словарные дефиниции представляют степень вербализованности концепта на уровне языка и не могут охватить всю характеристику, а лишь отражают основные, актуальные и ядерные семы семантической структуры. А другие понятия и смыслы, бытующие также в сознании говорящих на этом языке людей и актуализирующиеся в процессе коммуникации в зависимости от важности и ценности для коммуникантов, могут быть менее актуальными для всех носителей языка и не фиксироваться в словарях. Они, как правило, могут эксплицировать локальные, даже окказиональные смыслы и располагаться на периферии полевой структуры концепта. Эти компоненты выражают образную и интерпретационную информацию из всего его содержания.

В образный компонент входят перцептивные и когнитивные образы, этот компонент кодирует соответствующий концепт как единицу мышления. Если перцептивный образ является результатом воспроизведения денотата через органы чувств, то когнитивный образ показывает связи всего объема смыслов в структуре концепта с содержаниями других концептов. В образном компоненте концепта «конок» («гость») можно выявить когнитивные признаки, выражаемые следующими единицами: куттуу («приносящий благо»), урматтуу (уважаемый), кадырлуу (почтенный), и др. Обдумывание сути концепта и интерпретации его образа и энциклопедического содержания со стороны народа составляют интерпретационный компонент концепта [3, с. 173].

У киргизского народа гости бывают четырех видов: 1) чакырылган конок – специально приглашенный гость; 2) кудайы конок – «посланный Богом» гость; 3) чакырылбаган конок, т.е. неприглашенный, незваный гость; 4) милдеттүү конок – обязательный гость [7].

Первый вид гостей – чакырылган конок приходит только после получения от хозяина приглашения в устной или письменной форме. Обычно киргизы приглашают в гости некоторых людей с целью получить их благословение – бата для своей семьи. К категории таких людей относятся уважаемые всеми почтенные аксакалы – мудрецы, а также лица, прославившие свой народ своим подвигом, талантом, трудом, и т.д. [9, с. 65].

Второй вид гостей – кудайы конок («посланный Богом», или «гость от Бога») – это случайные гости, путники, абсолютно незнакомые люди. В номинации этого вида гостей имеется сема – «нуждающийся в помощи и заботе». У киргизского народа есть поверье, согласно которому хозяева должны принять любого, кто придет к ним домой. А если такого гостя не принять, то этот дом постигнет кара, потому что гость может быть посланником Аллаха – Кыдыр Ата в обличье путника, дервиша, и др., прибывшим для проверки нравственных устоев человека. По верованиям киргизского народа после встречи с Кыдыр Ата человеку начнет везти во всем или же, наоборот, он получит наказание в соответствии со своими поступками. Следовательно, такие поверья, тесно связанные с народными обычаями, демонстрируют значимость традиции гостеприимства как одной из заповедей мусульманской религии в жизни киргизского народа.

Третий вид гостей – чакырылбаган конок («неприглашенный, незваный гость») – это тоже случайный гость, который ввиду каких-либо обстоятельств решил навестить хозяина без приглашения и предупреждения. В отличие от «кудайы конок», т.е. посланного Богом гостя, в содержании номинации данного вида гостя нет семы «нуждающийся в помощи» и он обычно знаком с хозяином. В диссертационных исследованиях концепта «гость» на материале русского, английского, китайского и других языков отмечается негативное отношение к незваному гостю, эксплицируется даже отношение по социальному статусу гостя. А в киргизском языке единиц с негативной оценкой незваного гостя не обнаружено. Если же гость не предоставил хозяину возможности подготовиться к его приходу, то он не должен обижаться на прием не на должном уровне: чакырылбаган конок шыпырылбаган жерге отурат (посл.), досл.: незваный гость сядет на неподметённое место. В любом случае, особенно в наши дни, киргизскому народу (как и всем), больше по душе гости, пришедшие по приглашению. Об этом свидетельствуют такие примеры, как: келгенче конок уялат,ал келгенден кийин үй ээси уялат (посл.),досл.: до прихода гость стесняется, а после его прихода хозяин стесняется (из-за страха встретить незваного гостя не по правилам и потерять лицо, и этим опозорить даже весь род или племя). Характеристику и оценку как незваный, так и «Богом посланный» гость получают после проявления в доме хозяина своих личностных качеств и знаний народных обычаев, этикета, а факт прибытия в гости без приглашения в народе не осуждается.

Четвертый вид гостя – милдеттүү конок, т.е. обязательный гость, отражает идею взаимовыручки одной из традиций киргизов, которая соблюдается и в наши дни. По данной традиции, если к человеку пришло множество гостей, и в доме его мало места, то соседи, родственники разделяют их на группы по возрасту, по полу и уводят в свой дом, чтобы облегчить заботы хозяев и еще раз продемонстрировать гостям почтение от имени хозяина. Интерпретационное поле охватывает: 1) оценочную, 2) утилитарную, 3) социокультурную, 4) регулятивную зону [1, с. 110]. Например, оценочная зона концепта «конок» эксплицируется средствами, имеющими антонимическую пару. Следовательно, эту зону целесообразно разделить на микрозоны с отрицательной и положительной оценкой. Оценка в структуре концепта «конок» выявляется на основе отношения человека к обществу, его законам и может быть общей (жаман, жакшы; плохой, хороший), интеллектуальной (акылдуу, акылсыз; умный, глупый), эстетической (ажарлуу, ажарсыз; красивый, некрасивый), эмоциональной (жагымдуу, жагымсыз; приятный, неприятный), морально-этической (ак ак көӊүл, каардуу; добрый, злой).

2. Утилитарная зона отражает отношения человека к денотату концепта с прагматической позиции. Это отражение знаний, связанных с возможностью и особенностями использования предмета или явления людьми для каких-либо практических целей [1, с. 111]. Например, конокто курсак тойгондон, кулак тойгон артык, досл.: в гостях лучше пусть уши насытятся, чем живот, т.е. лучше узнать что-либо полезное и интересное, чем наполнить желудок; конок тоскон – көп машакат, досл.: встречать гостей – много хлопот, и др. В киргизском языке данная зона отражает также морально-этические принципы, связанные с вопросами гостеприимства. Например, по традиции нельзя идти в гости с пустыми руками. Приглашение в гости в обязательном порядке должно быть принято, отклонение без уважительной причины считается невоспитанностью и осуждается в обществе. Это отражено в следующих пословицах: чакырганга барбаган – ымдаганга зар болот (здесь: тот, кто не пошел, когда позвали, потом будет сильно ждать, кто бы мигнул в знак приглашения, т.е. уже не дождется приглашения), чакыргандан калбагын, өзүӊ басып барбагын, досл.: если приглашают, не отставай, сам не ходи (без приглашения), и др.

3. Социокультурная зона охватывает когнитивные признаки, отражающие быт и культуру народа. К таким признакам можно отнести фоновые сведения о традициях и обычаях киргизов, связанные с приемом гостей. Например, для любого гостя киргизы по традиции режут барана, встречать гостя с «пустым» достарханом считается позором (сойсо – козу өлөт, сойбосо – өзү өлөт, досл.: зарезать ягненка – ягненок умрет, если не зарезать – сам умрет (от позора)). Во время трапезы должны следовать обычаю конок каадасы, т.е. гостя развлекают песнями, игрой на музыкальных инструментах, веселыми рассказами, и т.д. По канонам народной традиции – коноктун курсагы да, кулагы да тойсун, т.е. чтобы у гостя «не только желудок, но и уши насытились». Если у хозяина нет каких-либо способностей, то он обычно приглашал к себе акынов, или певцов. А гость, по обычаю, если он молодой, мог сделать какой-нибудь подарок приглашенному таланту, а если он в годах – дать благословение – бата, которое ценилось больше, чем материальное поощрение [9, с. 65].

4. Регулятивная зона охватывает предписания, правила, табу коммуникативного поведения для гостя и хозяина, которые вырабатывались народом на протяжении многих веков. Например, конок – койдон жоош, досл.: гость (должен быть) тихий, как овечка; үйдөгү адатыӊды сырттан көрсөтпө, досл.: не показывай свои привычки вне дома; конокко «кел» демек бар, «кет» демек жок, здесь: гостю можно говорить «приходи», но нельзя говорить «уходи», и др. Гость не должен злоупотреблять гостеприимством хозяина: конок бир консо – кут, эки консо – жут, досл.: если гость ночует раз – счастье, если два раза ночует – как несчастье, джут (падеж скота) [7]. Следует отметить, что у киргизского народа существовала подробная инструкция о том, как вести себя в гостях, которая передавалась из поколения в поколение. Но, как показал результат анализа, в киргизском языке намного меньше правил для хозяина, принимающего гостя. Видимо, это связано с тем, что гостеприимство является обязательным и само собой разумеющимся явлением в жизни киргизского народа, поэтому для оценки хозяина и его деятельности используются средства с общей семантикой характеристики человека.

Значение гостя и гостеприимства в полной мере раскрывается в тесной связи с понятием жилища кочевников – боз үй (букв. серый дом), кийиз үй (букв. войлочный дом) [10]. В русском языке значение данного предмета функционирует под названием «юрта», которая появилась от многозначного киргизского слова «журт»: 1) народ, подданные; 2) родня, близкие; 3) место, где стояла юрта или аул, оставленное стойбище; 4) страна, родина [7]. Концепт «юрта» несет в себе широкую семиотическую семантику как символ номадов и тюркского мира, социального статуса кочевника, отражает его восприятие пространства и времени. Киргизский народ всегда юрту ставит так, чтобы вход в нее располагался с восточной или юго-восточной стороны, поскольку по народному поверью Тенгри – Бог с первыми лучами солнца посылает каждому его долю насущную – «ырыскы». Восток олицетворяет начало жизни, точку отсчета, а запад – закат, от дверей юрты в направлении с востока на запад проходит диагональ, разделяющая юрту на две части. С движением солнечного диска с востока на запад реализуется цикл жизни, поэтому киргизы установление юрты начинали с дверей – «босого», затем от дверей по кругу ставили «кереге» – решетчатые стены юрты [10]. Напротив дверей располагается почетное место – «төр» для представителей старшего поколения семьи хозяина и гостей. Дифференциация других частей юрты производится с почетного места – по правую сторону от него находится часть для мужчин – «эр жак», по левую сторону – на «эпчи жак» сидят женщины, в центре юрты располагается очаг, младшие члены семьи должны сидеть у входа в юрту – «улага». После первого этапа встречи гостей, второй этап приема гостей начинается с рассаживания их по местам. Рядом с главным хозяином жилища сажают гостя, как бы демонстрируя ему свое почтение и знак предоставления защиты в случаях опасности. Ритуал распределения частей отваренного барана – «устуканов» – это своеобразная глюттоническая коммуникация хозяина с гостями и другими присутствующими на трапезе людьми. Устуканы у киргизов – не просто отваренные кости с мясом, а экспликация отношения хозяина к присутствующим, символы их статусов, поэтому иногда «награждая» не умеющего вести себя человека «не почетным» устуканом, хозяин мог прилюдно поставить его на место. Самый почетный гость или старейшина – аксакал получает очищенную от шерсти и хорошо опаленную, отваренную голову барана и берцовую кость, что символизирует его положение, определенное членами данного общества. Остальные части барана также распределяются по возрасту и статусу гостей. Аксакал, получивший голову барана, отрезав кусочек от бараньей головы, отведав сам и угостив всех сидящих, по традиции передает эту голову сыну хозяина, чтобы он продолжил путь старшего поколения и стал главой всех. Считается грубейшим нарушением этикета и позором, если мужчина уносит устуканы с собой, таких называют в народе «көргөнсүз», т.е. букв. ничего не видевший, невежественный. У киргизов обязательной завершающей частью угощения гостей, а также любого мероприятия локального или общегосударственного масштаба считается произнесение благословений – рифмованных, глубоких по смыслу пожеланий хозяину, просьб и обращений к Богу. Благословение произносит гость или старший из присутствующих, раскрывая ладони внутренней стороной кверху и держа их на уровне груди. Заканчивают благословение со словом «Оомийин» [9].

Таким образом, анализ концепта «конок» показал, что данный концепт является этнокультурно детерминированным проявлением общечеловеческой универсалии, и репрезентация его охватывает все сферы жизнедеятельности киргизского народа. Концепт «конок» («гость») имеет сложную структуру, состоящую из множества признаков и компонентов, что демонстрирует многогранность концептуализируемой и вербализуемой реальности, отражающую эволюцию взаимоотношений людей в социуме с кочевым, полукочевым и оседлым образами жизни.


Библиографическая ссылка

Камбаралиева У.Д., Даба Э. ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «КОНОК» («ГОСТЬ») В КИРГИЗСКОМ ЯЗЫКЕ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2018. – № 7. – С. 189-193;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=12352 (дата обращения: 26.04.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252