Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

Предотвратимая смертность как интегральный индикатор медицинской детерминанты эпидемиологического перехода

Сабгайда Т.П.

Согласно теории эпидемиологического перехода, все страны в своем развитии проходят через этапы изменения структуры смертности от преобладания экзогенных причин к эндогенным [1]. На первом этапе смертность регулировалась экобиологическими факторами, на втором этапе социальной детерминантой, на третьем и четвер­том этапах  как социальной, так и медицинской детерминантами. Предлагается в качестве инте­грального показателя медицинской детерминанты эпидемиологического перехода рассматривать предотвратимую смертность, методология анали­за которой была разработана для оценки деятель­ности систем здравоохранения [2].

Уровень предотвратимой смертности вы­ше в регионах с низким социальноэкономическим уровнем, среди населения низкого социального статуса и с низким уровнем образо­вания [3]. Предотвратимая смертность населения стран Европы в период с 1950 по 1980 годы (при переходе с третьего на четвертый этап) снижалась быстрее, чем общая смертность, а в период 1980­1989 годы (на четвертом этапе) непредотвратимая смертность стала снижаться быстрее [4]. Такие результаты, подчеркивая ведущую роль социаль­ноэкономической компоненты в формировании структуры смертности на третьем этапе, показы­вают рост значимости медицинской компоненты на четвертом этапе и доказывают целесообраз­ность использования предлагаемого интегрально­го показателя.

В России развитие эпидемиологического перехода характеризуется запаздыванием этапов по отношению к странам Европы, реализацией эпидемиологического перехода по ускоренной модели, наслоением нерешенных задач предыду­щих этапов на последующие и развитием обрат­ного эпидемиологического перехода после разва­ла СССР, когда в структуре смертности населения стали преобладать экзогенные причины [5].

В настоящий период большая часть стра­ны по структуре смертности находится на третьем этапе эпидемиологического перехода, при этом существует ряд неблагополучных регионов, где еще не решены задачи второго этапа. Разница между ожидаемой продолжительностью жизни при рождении в благополучных (Москва, СанктПетербург, Белгородская область и ХМАО) и не­благополучных (Читинская область, Чукотский АО, Еврейская АО и Республика Тыва) регионах России в 2005 году (год наибольшего отставания) составила 10,2 года для мужчин и 6,7 лет для женщин. Отставание России от стран ЕС по про­должительности жизни населения ненамного больше: 16,9 лет у мужчин и 9,8 года у женщин.

Доля предотвратимых причин в смертно­сти мужчин в возрасте до 65 лет в благополучных регионах в 2007 г. составляла 41,6%, неблагополучных  57,9%; для женщин благополучных ре­гионов  42,3% и 52,7% соответственно.

В возрастах до 65 лет в благополучных ре­гионах болезни системы кровообращения (БСК) занимают лидирующую позицию, как и в европейских странах. В неблагополучных регионах среди мужчин этого возраста ведущая причина смерти  травмы и отравления, которые среди женщин составляют примерно одинаковую часть с БСК. Доля смертей от инфекционных и парази­тарных заболеваний в неблагополучных регионах втрое выше, чем в благополучных. В благополуч­ных регионах заметно выше доля новообразований, а также неточно обозначенных состояний, что не позволяет классифицировать ситуацию даже на этих территориях как соответствующую европейскому уровню.

Для группы причин смерти, профилактика которых возможна силами системы здравоохранения смертность населения неблагополучных регионов в 2007 году выше смертности населения благополучных регионов на 21,1% среди мужчин и на 9,1% среди женщин. Для тех причин, профи­лактика которых требует привлечения усилий других ведомств и общественных организаций и которые зависят от социальноэкономических факторов, смертность мужчин неблагополучных регионов выше смертности мужчин благополуч­ных регионов на 88,6%, женщин  на 143,2%. Смертность населения неблагополучных регионов от причин, требующих изменения государствен­ной политики в области охраны здоровья для борьбы с ними, более чем втрое превышает смертность населения благополучных регионов: на 203,0% среди мужчин и на 238,3% среди жен­щин.

Таким образом, предотвратимая смерт­ность, позволяя проследить динамику смертности от политически и экономически обусловленных причин смерти при соответствующей группиров­ке причин смерти, является индикатором меди­цинской детерминанты эпидемиологического перехода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.    Омран А.Р. Эпидемиологический аспект теории естественного движения населения // Про­блемы народонаселения. О демографических про­блемах стран Запада. М., Прогресс,1977. С.5791.

2.    Rutstein D.D., Berenberger W., Chalmers T.C., Child G.C., Fischmen A.P., Perrin E.B. Measur­ing the quality of medical care. // N Engl J Med. 1976, vol. 294.  P. 582588.

3.    Westerling R, Gullberg A, Rosen M. So­cioeconomic differences in ´avoidable´ mortality in Sweden 19861990. // Int J Epidemiol. 1996, Vol. 25, No 3.  P.560567.

4.    Treurniet H.F., Boshuizen H.C., Harteloh P.P.M. Avoidable mortality in Europe (19801997): a comparison of trends //J. Epid. Comm. Health.2004.  Vol. 58. P. 290295.

5.  Семенова В.Г. Обратный эпидемиологический переход в России. М., 2005. 270 с.


Библиографическая ссылка

Сабгайда Т.П. Предотвратимая смертность как интегральный индикатор медицинской детерминанты эпидемиологического перехода // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2009. – № 5. – С. 97-0;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=180 (дата обращения: 09.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074