Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

Студент должен изучать строение реального человека

Петренко В.М.

Анатомия человека является одной из тех наук, на которых выстраивается фундамент меди­цины. Это азбука медицины, без которой не научиться читать книгу жизни, отличать здорового человека от больного. Люди, близнецы неодинако­вы. Однако до сих пор учебники по анатомии че­ловека предлагают описание строения «усред­ненного» человека. Редко, не по всем органам приводятся ограниченные сведения о вариантах их строения и топографии. Но одна и та же бо­лезнь может протекать по-разному у людей с не­одинаковым строением на системном, органном и тканевом уровнях. Одна и та же операция по пово­ду одинаковой патологии данного органа будет планироваться по-разному и иметь разные послед­ствия при разных его строении и топографии: длинная или короткая брыжейка сигмовидной ободочной кишки, пораженной раком - сшивание ее «здоровых» концов после удаления пораженно­го сегмента и надежда на нормальную жизнедеятельность или выведение кишки на переднюю брюшную стенку и человек становится инвали­дом. Прижизненные исследования также требуют знания вариантов строения и топографии органов человека, например, при введении зонда в желу­док или в толстую кишку. «Если сравнить учебник средневекового анатома с учебником автора... нашего времени, то можно поразиться наблюдае­мому у того и другого тождеству подхода к оцен­ке описываемых ими органов . орган, закончив свой рост, превращается в почти неизменную ве­личину, в часть, неподчиненную целому, в само­стоятельную единицу, которая существует вне зависимости от всего тела. В общем разница меж­ду содержанием учебников, отделенных большим промежутком времени, преимущественно количе­ственна, так как в современных анатомиях даются сведения о большом количестве фактов. При таком подходе анатомия опускает вопросы о спо­собах образования органов, не изучает закономер­ности изменчивости.» (академик В. П. Воробьев). Но и спустя 70 лет приходится слышать, что необ­ходимо сообщить как можно больше количествен­ных данных, например - о 3,5 миоцитах в стенке лимфатического сосуда.. Это гораздо важнее, чем попытаться объяснить аудитории, почему миоци-ты вообще содержатся в сосудистой стенке или отсутствуют в ней, что на этапе прогнозирования (формулирования рабочей гипотезы) можно сде­лать, применив известные законы физики и физ-коллоидной химии. Это понятно: «Если в голове нет идей, не увидишь и фактов» (академик И. П. Павлов). «Сколько бы не высказывалось пре­небрежения ко всякому теоретическому мышле­нию, все же без последнего невозможно связать между собой любые два естественные факта или уразуметь существующую между ними связь» (Ф. Энгельс). Пьер Симон Лаплас по дан­ному поводу заявил: «Если бы человек ограничи­вался одним собиранием фактов, наука была бы бесплодной номенклатурой, и никогда человек не познал бы великих законов природы». И номенк­латура приобретает причудливые очертания, ока­зываясь заложницей безъидейных педантов-коллекционеров фактов, которые прикрывают научное бесплодие актуальностью исследований модных проблем. Так в Международной анатоми­ческой терминологии (1998) исчез термин «лимфатическая система», появился раздел «Лимфоидная система»: модно сегодня писать о проблеме иммунитета - и лимфоузлы относят к лимфоидной системе, лимфатические сосуды об­служивают их в важном деле организации имму­нитета. Другой пример. В Военно-медицинской академии, как на Западе, основополагающим принципом изучения анатомии считается топо­графический - прикладной, якобы готовящий студентов к освоению клинических дисциплин. Но для этого в России есть кафедра топографиче­ской анатомии. Кафедра анатомии человека при­звана обучать студентов строению человека по системному принципу: строение и топография органа рассматриваются в связи с функциями и развитием, с учетом состояния организма в це­лом (индивидуальные, половые, возрастные и дру­гие особенности). Это, в конечном счете, позволя­ет развивать в студентах способность мыслить широко, системно - видеть организм в целом, уст­ройство конкретного, живого, меняющегося чело­века.. Еще Гераклит утверждал: «Многознание уму не научает». Яркий представитель функцио­нальной анатомии, профессор П.Ф. Лесгафт заме­тил: «Описать все частности и индивидуальности нам никогда не удастся, ибо они видоизменяются до бесконечности; для научного понимания явле­ний необходимо извлечь из частностей общий тип и выяснить всю связь между всеми проявлениями этого типа». Академик В.П. Воробьев подчерки­вал: «Главным причинным моментом неисследо-ванности этого отдела [макро-микроскопическая область] в морфологии надо считать отсутствие плановости в постановке методических задач и, можно считать, хищническое стремление до конца использовать предложенный один какой-либо ме­тод, накопляя фактический материал, чтобы озна­комиться с частностями. методология диктует требования полностью ознакомиться с целым». И как яркий пример - поток исследований по про­блеме лимфангиона в России с помощью метода окрашенного тотального препарата лимфатическо­го сосуда. К сожалению, в последние годы преда­на забвению эмбриология человека, без которой невозможно понять происхождение вариантов нормального строения и врожденных аномалий, что очень важно для диагностики, профилактики и коррекции нарушений в строении тела человека. На научных конференциях преподавателей приходится слышать вульгарные «теории», грубо иска­жающие реальность. Появляются так называемые научные публикации о развитии и устройстве че­ловека, которые основаны не на анализе собствен­ного материала, а на абстрактных домыслах. По­добные работы исходят, например, из Санкт-Петербургской педиатрической медицинской ака­демии: не странно ли - где, как не там должны изучать закономерности органогенеза человека?

Уже давно декларируется: научная работа является важным средством расширения и углуб­ления знаний студента, которые он получает на кафедрах вуза в рамках учебной программы, а помогает студенту преподаватель, сам активно занимающийся научными исследованиями, раз­двигая горизонты знаний по специальности. Но так ли это? Многие ли из преподавателей вузов занимаются научной работой и сколько вообще преподавателей способны самостоятельно зани­маться научными исследованиями ? Почти 80 лет существует целый вуз - Санкт-Петербургская пе­диатрическая медицинская академия, но до сих пор отсутствует отечественный учебник по анато­мии ребенка! И только-ли по анатомии... Класси­ки отечественной анатомии проповедовали как незыблимую истину необходимость изучать строение человека, препарируя трупы людей. И никакие таблицы и компьютерные версии, тесты не заменят посмертные (трупов) и прижизненные (современными методами) исследования людей. Особенно странно слышать о компьютерной ана­томии от топографо-анатомов. Один такой защи­тил докторскую диссертацию по компьютерной графике, а теперь голословно проповедует проис­хождение молочной железы из яйца рептилий, которые не потеют! Виртуальная анатомия издав­на искажает факты: в условиях запрещения церко­вью вскрытия трупов людей и отсутствия способа их фиксации древняя и средневековая анатомия (например - Галена) строилась на данных изуче­ния животных и дополнялась, корректировалась обрывочными сведениями о строении трупов лю­дей или их фрагментов. Поэтому никогда не забу­дут имена Андрея Везалия, других ученых, кото­рые ниспровергали схоластическую анатомию самоотверженным трудом, несмотря на отсутствие условий для научных исследований. Компьютер­ные и печатные версии анатомии человека прием-лимы для самостоятельной внеаудиторной подго­товки студентов к занятиям. С другой стороны, чрезмерная и бездумная погоня за современными методами исследования приводит к вырождению собственно анатомии человека: гистологические давно, а в последние годы и анатомические иссле­дования проводятся все больше на животных, главным образом с помощью светового и элек­тронного микроскопа - ренесанс анатомии Галена. Не приходится удивляться, что многие врачи и даже анатомы уверены в том, например, что у че­ловека, передним корнем грудного протока слу­жит кишечный (лимфатический) ствол. Такой у животных встречается невсегда. Еще одним воз­можным направлением грубого искажения анатомии человека могут стать предложения изучать ее на изолированных комплексах органов: это допус­тимо только как дополнение к исследованию це­лого тела - принцип целостности организма еще никто не отменял! Даже в условиях искусствен­ных трудностей получения трупного материала, с той лишь разницей, что теперь не церковные мра­кобесы создают такие преграды, а демократиче­ская бюрократия и ее законотворчество.

На нашей кафедре студенты пока имеют воз­можность изучать нормальное строение человека на учебных и музейных анатомических препара­тах, путем препарирования трупов и отдельных органов, в т. ч. изготовления мышечных и сосуди­сто-нервных препаратов на практических заняти­ях, в студенческом научном кружке. Такие препа­раты демонстрируются на ежегодных научных конференциях студентов, используются в учебном процессе, лучшие из них становятся экспонатами анатомического музея кафедры. Результаты пре­парирования студент оформляет в виде протокола, где должен их сравнивать с данными учебника, научной литературы: какой из уже описанных вариантов нормальных строения и топографии исследованных органов он обнаружил? Встреча­ются также аномалии - повод для студента вспом­нить о происхождении того или иного нарушения в строении человека. Студенты препарируют так­же млекопитающих животных и их органы, а за­тем сравнивают с нормальными и аномальными вариантами строения человека: будущие экспери­ментаторы должны знать о существовании видо­вых особенностей строения человека и животных, необходимости их учитывать для грамотной ин­терпретации полученных в опыте данных. Для обсуждения индивидуальной изменчивости тела человека и его органов преподаватели кафедры широко используют анатомический музей, в кото­ром находится более 1100 разных экспонатов. Особое место в нашем музее, одном из немногих в России, занимают препараты лимфатической сис­темы. Их изготовление очень сложное и трудоем­кое, что повышает их ценность в качестве музей­ных экспонатов. Лимфологический отдел анато­мического музея кафедры был создан под руково­дством академика Д.А.Жданова (заведовал кафед­рой в 1947-1956 гг.), в дальнейшем пополнялся новыми препаратами. Их общее количество равно 62, в т. ч. по лимфатической системе человека -47, животных - 15, по ее развитию у человека -17, грудного протока и его корней - 9, лимфатиче­ского русла разных органов - 53. За последние 10 лет изготовлено 5 таких музейных препаратов, в т. ч. по строению и топографии грудного прото­ка и его корней у человека и собаки (без их пред­варительной инъекции), белой крысы, плода чело­века. Преподаватели нашей кафедры используют музейные препараты в процессе объяснения строения лимфатической системы у человека, ее развития в эволюции и в онтогенезе, а студенты -в процессе самостоятельной подготовки. На при­мере грудного протока и его корней демонстриру­ются индивидуальные, локальные, возрастные и видовые варианты строения и топографии лимфа­тического русла и его коллекторов. Студенты под руководством преподавателей изготовили немало музейных препаратов с вариантами строения ряда внутренних органов человека.


Библиографическая ссылка

Петренко В.М. Студент должен изучать строение реального человека // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2009. – № 6. – С. 46-0;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=244 (дата обращения: 25.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074