Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ ПОДХОД В ПРОГНОЗИРОВАНИИ НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ ПЕРИНАТАЛЬНЫХ ИСХОДОВ

Сувернева А.А. 1
1 ГБОУ ВПО «Астраханская государственная медицинская академия» Минздрава России
1. Демографический ежегодник России 2010. Федеральная служба государственной стати-стики. – М., 2010. – С. 201–214, 516.
2. Кулаков В.Н., Фролова О.Г. Репродуктивное здоровье в Российской Федерации // Народо-население, Демоскоп Weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». – 2004. – № 3. – URL:http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0241/analit02.php (дата обращения: 24.01.2013).
3. Региональные аспекты перинатальной смертности / О.Г. Фролова, В.В. Гудимова, Г.Е. Саламадина, А.Н. Юсупова // Акушерство и гинекология. – 2010. – № 5. – С. 84–87.
4. Стародубов В.И., Суханова Л.П., Сыченков Ю.Г. Репродуктивные потери как медико-социальная проблема демографического развития России // Электронный научный журнал «Социальные аспекты здоровья населения». – 2011 (22). – № 6. –URL:http://vestnik.mednet.ru/content/view/367/30/lang,ru/ (дата обращения: 25.01.2013).

На XI Всемирном конгрессе по перинатальной медицине, состоявшемся в июне 2013 г., была подчёркнута особая важность оптимизации демографических процессов в нашей стране. Решение проблем репродуктивных потерь и развитие перинатальной медицины продолжает оставаться важным направлением отечественного здравоохранения и одним из приоритетов социальной политики государства. В последние годы в России отмечается тенденция к снижению перинатальной смертности (ПС) с 12,8 ‰ в 2001 г. до 7,2 ‰ в 2011 г. Однако, уровень её всё ещё остаётся высоким [1, 2]. Кроме того, с 2005 г. в РФ в структуре материнских причин ПС и мертворождаемости рубрика «причина не установлена» занимает второе место, а в структуре материнских причин ранней неонатальной смертности (РНС) – первое [3, 4]. Изучение данной проблемы может способствовать улучшению перинатальных показателей. С этой целью разными авторами были разработаны несколько шкал для оценки прогноза перинатального риска (Л.С. Персианинов, О.Г. Фролова, Е.И. Николаева, 1981; А.Ш. Файзуллин, 2007; В.Е. Радзинский и соавт., 2008). Однако, эти шкалы в своей основе направлены на прогнозирование перинатальных осложнений и перинатальной заболеваемости, что допускает некоторые неточности в оценке времени наступления и спектре ожидаемых осложнений.

Цель исследования – оптимизация мероприятий по снижению показателей ПС и её составляющих (антенатальной, интранатальной гибели плода и РНС).

Задачи:

1. Изучить динамику и структуру ПС в г. Астрахани и Астраханской области за 2001–2011 гг.

2. Выявить факторы риска антенатальных, интранатальных и ранних неонатальных потерь.

3. Определить прогностический вес выявленных факторов риска в каждой группе, оценить степень их влияния на состояние здоровья плода в анте-, интранатальном и раннем неонатальном периодах.

Методы: анализ годовых отчётов по оказанию медицинской помощи беременным, роженицам и родильницам учреждений здравоохранения Астраханской области за 2001–2011 гг. (уч. форма № 32), сплошное ретроспективное исследование 135 историй родов (уч. форма № 096/у) пациенток с антенатальной, 41 истории родов с интранатальной гибелью плода и 63 историй родов с ранней неонатальной смертью новорожденного ГБУЗ АО КРД г. Астрахани за 2001–2011 гг., 63 историй развития новорожденных (уч. форма № 097/у), умерших в раннем неонатальном периоде, 239 заключений гистологических исследований последов (№ 014/у), 192 медицинских свидетельств о перинатальной смерти (уч. форма № 106-2/у-98, № 106-2/у-08); прогностические (вероятностно-статистические) – (байесовская модель прогноза с последовательным анализом Вальда, расчет прогностических коэффициентов по методу Гублера, определение информативности по Кульбаку).

Результаты. Установлено, что за 11 лет в г. Астрахани ПС снизилась с 18,2 до 6,6 ‰. По области такая тенденция наблюдалась с 2001 по 2010гг. (с 15 до 8,7 ‰), а в 2011 г. ПС выросла и составила 9,6 ‰. С 9,3 до 1,1 ‰ по городу и с 7,6 до 2,8 ‰ по области за анализируемый период уменьшился уровень РНС. Мертворождаемость снижалась с 2001 г. по 2010 г. с 8,9 до 4,3 ‰ в городе и с 7,5 до 6 ‰ по области, а в 2011 году показатель повысился как по городу (5,5‰), так и по области (6,8‰). Доля мертворождаемости в структуре ПС возросла, достигнув к 2011 г. 83 % среди городского населения и 71 % по области.

Анализ факторов риска антенатальных (1 группа), интранатальных (2 группа) и ранних неонатальных потерь (3 группа) показал: при сопоставимости по возрасту, в 1-й группе преобладали пациентки 26–30 лет (40 %), а во 2-й и в 3-й группах – 20–24 лет (56 и 38 %, соответственно). В 3-й группе 1/5 пациенток находились в возрасте 15–19 лет (19 %) (p < 0,05). Наиболее низким по сравнению с другими группами оказался уровень образования в 3-й группе (47 % – среднее школьное) (p < 0,05). Во 2-й группе преобладали беременные со среднеспециальным образованием (48 %) (p < 0,05). В первых двух группах отмечалось больше домохозяек (52 и 59 %, соответственно), в то время как в 3-й группе количество домохозяек и социально занятых женщин оказалось одинаковым, а количество студенток было в 7 раз больше, чем в 1-й и 2-й группах (p < 0,01). Более половины обследуемых из 1-й группы не состояли в браке, тогда как у женщин 2-й и 3-й групп преимущественно брак был зарегистрирован (p < 0,05). Каждая третья пациентка в первых двух группах не находилась на диспансерном наблюдении по беременности, в то время как в 3-й группе 80 % женщин состояли на учёте в женской консультации. Установлено, что курящих среди обследованных из 1-й группы было 35 %, из 2-й – 26 %, из 3-й – 14 % (p < 0,01). У 35 % женщин из 1-й группы, 42 % из 2-й и 26 % из 3-й в анамнезе отмечалось 2 и более артифициальных аборта, а самопроизвольные выкидыши в первой и третьей группах встречались в 2 раза чаще, чем во второй (p < 0,05). У каждой третьей пациентки 1-й и 2-й групп диагностированы заболевания органов дыхания, сердечно-сосудистая патология, тогда как в 3-й группе они составили 17 и 10 %, соответственно (p < 0,01). В 56 % наблюдений в 1-й группе и в 62 % – в 3-й беременность протекала на фоне анемии (1/4 составила анемия 2 и 3 степени), во 2-й же группе была диагностирована только анемия 1 степени (36 %) (p < 0,02). У 1/2 пациенток всех трёх групп беременность осложнилась гестозами. Достоверно чаще в 3-й группе встречались угроза прерывания беременности (63 % против 24 % в 1-й и 2-й группах) (p < 0,001) и многоводие (37 % против 19 % в 1-й группе) (p < 0,01). А маловодие, напротив, преобладало в 1-й группе (28 %) (p < 0,05). В 72 % наблюдений в 1-й группе, в 62 % во 2-й и в 39 % в 3-й группе имели место воспалительные заболевания гениталий (p < 0,001). У 79 % пациенток из 1-й группы, 65 % – из 2-й и 73 % – из 3-й беременность протекала с явлениями хронической фетоплацентарной недостаточности, в 1-й и 2-й группах преимущественно на фоне воспалительных изменений в плаценте, а в 3-й – циркуляторно-дистрофических (p < 0,02).

Вероятностно-статистическими методами определены прогностические (диагностические) коэффициенты и показатели информативности более чем 430 факторов риска в каждой из анализируемых групп. Составлены прогностические таблицы для определения принадлежности пациентки к группе риска антенатальных, интранатальных или ранних неонатальных потерь. При достижении суммарным прогностическим коэффициентом порогового значения (+13 баллов) угрозометрической шкалы вероятность безошибочного прогноза антенатальной, интранатальной гибели плода или ранней неонатальной смерти новорожденного составляет 95 %.

Выводы

1. Таким образом, в течение 10 лет на фоне тенденции к снижению ПС, РНС и мертворождаемости, регистрируется рост последней в структуре ПС по городу и области. В 2011 г. отмечается тенденция к увеличению ПС по области, а также рост мертворождаемости по городу и области.

2. Выявлены факторы риска антенатальных, интранатальных и ранних неонатальных потерь, анализ которых показал достоверное различие между группами по возрасту, социальному и семейному положению, особенностям акушерско-гинекологического анамнеза, экстрагенитальной патологии и гестационным осложнениям, подчеркнув некоторую неполноту системы оценки перинатального риска в целом.

3. Определён прогностический вес выявленных факторов риска в каждой исследуемой группе, что позволяет наиболее рационально прогнозировать перинатальные исходы с позиции разделения их на группы антенатального, интранатального и раннего неонатального риска с последующей интегративной прогностической оценкой показателя ПС. Дифференцированное прогнозирование неблагоприятных перинатальных исходов, на наш взгляд, является наиболее перспективным направлением, способным решить не только медико-социальные, демографические, но и экономические проблемы государства, связанные с расходами на поддержание численности общества и трудопотерями при нереализованной беременности, а также с потерей потенциальных людских ресурсов общества.


Библиографическая ссылка

Сувернева А.А. ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ ПОДХОД В ПРОГНОЗИРОВАНИИ НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ ПЕРИНАТАЛЬНЫХ ИСХОДОВ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2013. – № 11-1. – С. 69-71;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=4325 (дата обращения: 18.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074