Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

ОМОКОМПЛЕКС «КАК»

Дружинина С.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Государственный университет – учебно-научно-производственный комплекс»
Статья посвящена описанию омокомплекса «как», объединяющего функциональные омонимы и слова зоны синкретизма. Предложения, в которые входит грамматический показатель сравнения «как», анализируются на шкале переходности. В данной работе показано многообразие структур с этим маркером, подробно описана зона синкретизма, выявлены причины активизации синкретичных сравнительных конструкций.
функциональные омонимы
омокомплекс
шкала переходности
синкретизм
сравнительный союз
модально-сравнительная частица.
1. Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка: монография. – М.: Дрофа, 2000. – 640 с.

Функциональные омонимы – это этимологически родственные слова, совпадающие по звучанию, но относящиеся к разным частям речи. Термин «омокомплекс», или «звуковой комплекс», употребляется для обозначения заглавного названия группы функциональных омонимов и слов зоны синкретизма [1: с. 194, 198].

В сфере наших научных интересов находится омокомплекс как, реализующий значение сравнения. Он объединяет два функциональных омонима: сравнительный союз и модально-сравнительную частицу. При описании омокомплекса нами используется шкала переходности, разработанная В.В. Бабайцевой [1: с. 132-134]. Эта шкала (ось А – Аб – АБ – аБ – Б) позволяет продемонстрировать различное соотношение признаков сопоставляемых явлений. Конечными точками шкалы переходности будут интересующие нас сравнительный союз (точка А) и модально-сравнительная частица (точка Б) как. Звенья Аб, АБ, аБ представляют собой зону синкретизма, в пределах которой маркер (грамматический показатель) сравнения как аккумулирует свойства союза и частицы. В слове как, входящем в состав предложений звена Аб, преобладают дифференциальные признаки союза, морфологический статус маркера как в звене АБ предусматривает равномерное распределение свойств союза и частицы, в звене аБ превалируют признаки частицы.

Проанализируем омокомплекс как подробно.

1. Точка А. Сравнительный союз:

1) … Мы так к ним [к портретам и бюстам] привыкли, что совершенно, ну нисколечко их не замечали, как не замечает человек мебели в своем доме – так она привычна (А. Лиханов); Даша говорила о нем с придыханием, как говорят о чем-то не вполне постижимом человеческим рассудком (Ю. Нагибин);

2) Он осмотрел постройку, как осматривал ее и раньше, – бегло обойдя ее внутри и вдоль лесов (С. Сергеев-Ценский); Черные глаза, осененные длинными ресницами и бровями, привлекали к себе взоры, как магнит железо (Ф. Булгарин); Стеариновые свечи торчали вдоль стола, как телеграфные столбы на почтовом тракте… (Е. Чириков).

Грамматический показатель сравнительных отношений как имеет ярко выраженные признаки союза в сложноподчиненных предложениях (далее – СПП), придаточные которых структурно идентичны двусоставному или односоставному простому предложению (см. примеры 1). Являясь средством связи, он соединяет два простых предложения в сложное, выражает синтаксические отношения подчинения и, как разновидность их, – сравнительные, реализует объективное модальное значение реальности, так как действие в придаточном предложении полностью уподобляется действию в главном (в единичных случаях – значение ирреальности, приблизительности).

Эти же признаки союза имеет маркер как в СПП с неполными придаточными предложениями (2), в которых или опущено подлежащее, совпадающее с подлежащим главного предложения, но есть глагольное сказуемое (см. пример из прозы С. Сергеева-Ценского), или есть подлежащее и дополнение, обстоятельство, относящиеся к составу потенциального сказуемого (примеры из произведений Ф. Булгарина и Е. Чирикова). Следует отметить, что в результате эллипсиса предиката придаточной части союз как приобрел ирреальное модальное значение (см. СПП из прозы Ф. Булгарина и Е. Чирикова).

2. Точка Б. Модально-сравнительная частица:

1) Сеня как тронулся (В. Распутин);

2) Спать Тихону Ильичу не хотелось, но чувствовал он себя измученным и, как всегда, шибко гнал лошадь (И. Бунин); Гости, как обыкновенно, прибыли в одно время (А. Чехов); Как водится, я сыпнул под жабры сольцы, обложил крапивой и, завернув в махровое полотенце, спрятал рыбину на дно рюкзака (Е. Носов);

3) Тележка эта хранилась у покойного отца моего как драгоценность… (Д. Давыдов); … В этих увеселениях господин Гологордовский участвовал только как зритель (Ф. Булгарин);

4) Город был не что иное, как обширное четвероугольное пространство, обнесенное полусгнившим плетнем… (Ф. Булгарин); Передонов не кто иной, как трусливый искатель хорошего места, обивающий пороги в поисках покровительства (Ф. Сологуб); Даже само слово «благородный» он произносит не иначе, как с оттенком ядовитейшей насмешки… (А. Куприн);

5) Стой как положено! (В. Белов); Ему тринадцать стукнуло, отмечали как надо (С. Залыгин); Был бы отец, снял бы ремень да оттаскал как следует – сошла бы дурь (Л. Бородин).

В конструкциях звена Б слово как имеет морфологический статус модально-сравнительной частицы.

Так, в простых предложениях в позиции между подлежащим и глагольным сказуемым (1) как становится актуализатором сказуемого, передает субъективное модальное значение оценки достоверности сообщаемого: выражает неуверенность, предположение. Сравнительное значение в этих структурах уже не просматривается. Такие простые предложения с частицей как встречаются крайне редко, поскольку объективное модальное значение ирреальности, реализующееся в них, чаще выражается при помощи других показателей: будто, как будто, словно, точно и др.

В предложениях с вводными структурами (2) сравнительное значение тоже утратилось. Эти конструкции имеют яркую субъективную модальную семантику: вводные слова, в состав которых входит частица как, выражают значение обычности, привычности излагаемого факта.

В русском языке можно отметить предложения, в состав которых входят отождествительные структуры со значением сущности или функции предмета, выраженные существительными в именительном падеже (3). В них акцентируется то, что такое предмет или какую роль он выполняет. Сравнительная семантика в этих конструкциях отсутствует, слово как здесь можно заменить синонимичным ему сочетанием в качестве, а значит, с помощью маркера как актуализируются члены предложения, что свойственно частицам.

Модально-сравнительной частицей слово как является в предложениях с сочетаниями не что иное (другое), как; не кто иной (другой), как; не иначе, как (4). Отрицательная частица не, определительные местоимения иной, другой и как превратились здесь во фразеологизированные структуры, которые акцентируют присоединяемые ими сказуемые или, реже, обстоятельства. Сравнительная семантика в этих конструкциях полностью исчезла, уступив место выделительно-ограничительному или определительно-уточняющему значениям (ср.: Город действительно [именно] обширное четвероугольное пространство..; Передонов лишь [только лишь] трусливый искатель хорошего места..; Даже само слово «благородный» он произносит лишь [только лишь] с оттенком ядовитейшей насмешки).

Замена фразеологизированных структур выделительно-ограничительными частицами лишь, только лишь, определительно-уточняющими частицами действительно, именно, приобретение конструкциями субъективного модального значения уверенности в достоверности излагаемого факта подтверждают, что слово как в составе данных фразеологизированных сочетаний тоже является частицей.

В предложениях с фразеологизированными структурами как положено, как надо, как следует и т.п. (5) слово как тоже имеет статус частицы, поскольку не только акцентирует, выделяет обстоятельства или синкретичные члены предложения, совмещающие признаки обстоятельства и дополнения, но и входит в их состав. Сравнительное значение в таких конструкциях отсутствует полностью, на первый план выдвинулась объективная модальная семантика долженствования и субъективное модальное значение уверенности в достоверности излагаемого факта.

Теперь рассмотрим зону синкретизма. Синтаксические конструкции, функционирующие в ней, и маркеры сравнения в этих структурах вызывают у языковедов наибольший интерес, поскольку именно переходность скрепляет языковые факты в целостную систему, отражает их взаимосвязь и взаимовлияние [1: с. 15].

1. Звено Аб. Союз + частица:

1) Да ведь он [польский король] пришел с войском и хотел Смоленском владеть, как своей отчиной (М. Загоскин); Никогда в жизни я не играл так скверно, как сегодня, партнеры на меня страшно сердились… (А. Апухтин); Мы начали сумерничать, как в старину (Б. Васильев); Я все в жизни приучен добывать в труде и в бою, поэтому звания и награды мне даются не так легко, как некоторым (В. Астафьев);

2) Но Селтанета побледнела, склонилась, как цветок, головою, услышав о новой, грознейшей разлуке… (А. Бестужев-Марлинский); … Всех, кто думал не так, как мы и господин Вороватин, называли варварами и невеждами (Ф. Булгарин).

В предложениях звена Аб слово как имеет преобладающие дифференциальные признаки союза.

Например, это конструкции со сравнительно-сопоставительными или сравнительными оборотами (первые обозначают реальное сходство конкретных предметов или явлений, вторые – ирреальное), выраженными наречиями или существительными (местоимениями) в косвенных падежах (1). В компаративных компонентах этих структур нет членов предложений, идентичных по функции главным членам, подлежащему или сказуемому. Однако имя в косвенном падеже занимает здесь позицию обстоятельства или синкретичного члена предложения, совмещающего свойства обстоятельства и дополнения, а наречие уже по своей природе является морфологизированным обстоятельством, поэтому и то, и другое входит в состав потенциального глагольного сказуемого. Все эти предложения можно достаточно легко трансформировать в СПП, ср.: Он пришел с войском и хотел Смоленском владеть, как владеет своей отчиной; Никогда в жизни я не играл так скверно, как играл сегодня..; Мы начали сумерничать, как сумерничали в старину; … Звания и награды мне даются не так легко, как даются некоторым).

Слово как можно квалифицировать как союз-частицу с доминирующими союзными свойствами в конструкциях со сравнительными и сравнительно-сопоставительными оборотами, которые нельзя заменить творительным сравнения или наречиями (2). С одной стороны, эти обороты схожи с номинативными предложениями, в которых утверждается бытие предметов или явлений, или с подлежащими придаточного предложения, так как эти обороты выражены существительными и местоимениями в именительном падеже и тяготеют к придаточной части СПП. С другой стороны, такие компаративные компоненты стали уже напоминать члены предложения: в них нет обстоятельств или дополнений, входящих в состав сказуемого.

2. Звено АБ. Союз + частица = частица + союз:

1) Вместо ответа запорожец ослабил поводья, понагнулся вперед, гикнул и как молния исчез из глаз удивленной толпы (М. Загоскин); Лодка летит, как стрела… (А. Куприн); Дюжий, дьявол! Ломит, как медведь (В. Короленко);

2) Длинные и черные, как уголь, волосы, неприбранные, растрепанные, лезли из-под темного, наброшенного на голову покрывала (Н. Гоголь); С ним рядом шел незнакомый татарин, длинный, как жердь, и тощий, как скелет (В. Короленко); Левой рукой Олеся сучила белую, мягкую, как шелк, кудель… (А. Куприн).

В этом звене находятся предложения со сравнительными оборотами – обстоятельствами сравнения, выраженными существительными в именительном падеже (1). Сравнительные обороты здесь еще не утратили связи с придаточными предложениями, и сравнительное значение проявляется достаточно ярко. Однако синтаксическая замена обстоятельств творительным сравнения (исчез молнией, летит стрелой) или наречием образа действия (ломит по-медвежьи), приобретение конструкцией субъективного модального оценочного значения (выражение восхищения, удивления и др.) говорят о том, что слово как, помимо свойств союза, в равной степени приобрело и признаки частицы.

Морфологический статус данного маркера как союза-частицы с одинаковым распределением свойств этих частей речи наблюдается в предложениях с устойчивыми адвербиальными сравнениями, названными так из-за их переносного значения, свойственного метафоре, и возможности соотнесения их со свободными словосочетаниями, в которые входят наречия. Сравнительное значение в этих предложениях мотивировано, так как компаративный компонент сохраняет связь с номинативным значением слов, из которых состоит. Он здесь тяготеет и к придаточным предложениям, и к членам предложения (может заменяться наречиями степени качества: очень черные, очень длинный, очень тощий, очень мягкую). Кроме того, для таких конструкций характерны субъективно-модальные значения, например, значения положительной или отрицательной оценки.

3. Звено аБ . Частица + союз:

1) Общество для нее стало сборищем паяцев, которые, однако же, нисколько не смешны; на женщин она смотрела как на кукол с пружинами (А. Вельтман); Я ощущала его [молчание] как холодную прозрачную стену, за которой пряталась душа мужа (А. Ким);

2) Разве вы не чувствуете, наконец, что я полюбил вас как безумный! (В. Соллогуб); Воронин схватил шапку, накинул пальтишко и как ошпаренный вылетел с крыльца конторы (Е. Чириков);

3) Тонкая, гибкая Анна была как девочка рядом с крепкой Машей (С. Сергеев-Ценский); Запрещенный товар – как запрещенный плод: цена его удваивается от запрещения (Д. Давыдов); Это важно будет, – погоны как у генерала, и одна большая звездочка (Ф. Сологуб);

4) … Ножов гуляет по белу свету, а я денег твоих не видал, как своих ушей (Ф. Булгарин); Крюков сидел как на иголках, краснел и сдерживал свое негодование (Е. Чириков); Ирунчику всегда было ясно: что-то в ней есть такое, что надо беречь как зеницу ока… (С. Залыгин); Я – один, как перст (Ю. Бондарев);

5) – О такой женщине, как Феодорушка, можно при всех и все говорить, – сказала Лида (Н. Лесков); Без таких, как я, люди не обходятся… (С. Залыгин).

В предложениях с компаративными компонентами, выраженными именами существительными в косвенных падежах, просматривается переход к отождествительному значению, к значениям сущности или функции (1). Сравнительная семантика здесь сильно ослабляется. Трансформация этих предложений в СПП теоретически возможна, но неправомерна, так как при этом исчезнут значение сущности-функции, характерное только для простых конструкций, и субъективно-модальный оттенок предположительности. Исходя из всего этого, маркер как здесь можно считать частицей-союзом с преобладающими признаками частицы.

Свойства частицы преобладают в слове как, вводящем синкретичные члены предложения, выраженные прилагательными или причастиями, относящимися и к глаголу-сказуемому, и к подлежащему (2). С одной стороны, компаративный компонент может указывать на образ действия и конкретизировать сказуемое – глагол движения вылететь – или на степень проявления состояния, если относится к глаголу со значением состояния полюбить.

С другой стороны, учитывая недостаточность выраженности семантики глаголов движения или состояния, которые способны выполнять роль полнознаменательных связок в составном именном сказуемом, и то, что адъективы ошпаренный, безумный уточняют и подлежащее, можно считать, что компаративные компоненты в этих конструкциях выполняют также функцию именной части составного сказуемого. Схожесть таких компаративных компонентов и именной части составного сказуемого усиливается еще и тем, что подобные сочетания глаголов и адъективов являются устойчивыми и тяготеют к фразеологическим оборотам, выполняющим функцию сказуемого (типа запоешь как миленький и др.).

Еще более тяготеет к частице слово как, находящееся между подлежащим и частью составного именного сказуемого. Это наблюдается в простых предложениях (3). Поскольку в составном именном сказуемом уже есть глагольная связка, нулевая или материально выраженная, слово как не входит в состав сказуемого, но способно актуализировать его и вносить в предложение сравнительное значение. В предложении, выбранном из прозы С. Сергеева-Ценского, в слове как сохраняется элемент значения союза под влиянием материально проявленной связки быть. В двух последних конструкциях глагольная связка материально не выражена, что еще более приближает морфологический статус слова как к частице.

В предложениях с фразеологическими оборотами (4) как тоже является частицей-союзом с превалирующими свойствами частицы, поскольку во фразеологических единицах почти полностью исчезло значение сравнения, сходство двух предметов, явлений установить сложно, но возможна замена устойчивых сочетаний свободными, без сравнительной семантики: совсем не видал, сидел беспокойно, очень беречь, совсем один.

Кроме того, фразеологизмы обладают ярко выраженной модальностью, так как сам выбор их говорящим обусловлен его отношением к высказываемой мысли. Приведенные предложения, построенные по моделям сравнительных конструкций, имеют субъективные модальные значения эмоциональной оценки: выражение сожаления, грусти, беспокойства, гордости, удивления и др. (в зависимости от описываемой ситуации). Наличие яркой субъективно-модальной семантики тоже усиливает в слове как признаки частицы.

В звене аБ также располагаются предложениях с репрезентирующими структурами, в которых выражаются отношения общего и частного (5). В этих конструкциях нечто общее представляется через частное путем указания на отнесенность предмета к определенному роду. Такие репрезентирующие структуры фразеологизировались и приобрели субъективно-модальное значение оценки достоверности излагаемого факта – выражение уверенности. Элемент значения союза в слове как сохранился под воздействием коррелята такой, перешедшего из СПП.

При исследовании омокомплекса было выявлено, что в большинстве предложений маркер сравнения как синкретичен (в нем объединяются свойства союза и частицы). Эти предложения, по нашим подсчетам, составляют 61 % от количества всех синтаксических конструкций с как, выбранных нами из русской прозы. Синтаксические структуры, переходные между СПП и простыми предложениями, синкретичные по структуре и семантике, в настоящее время увеличивают свою активность в результате усиления действия диалектически противоположных общих языковых тенденций к созданию дифференцированной и недифференцированной связи, позволяющих реализовать тончайшие смысловые оттенки высказываний, а также в связи с возросшей эмоциональностью речи и действием закона экономии языковых средств.


Библиографическая ссылка

Дружинина С.И. ОМОКОМПЛЕКС «КАК» // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 4. – С. 173-177;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=5096 (дата обращения: 17.08.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074