Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,564

УСТОЙЧИВОСТЬ К ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОМУ СТРЕССУ У ЛИЦ РАЗНЫХ ХРОНОТИПОВ ПРИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ, СОЧЕТАННОЙ С ПАТОЛОГИЕЙ ГЕПАТОБИЛИАРНОЙ СИСТЕМЫ НА СЕВЕРЕ

Севостьянова Е.В. 1 Хаснулин В.И. 1 Войтик И.М. 2
1 ФГБУ «Научный центр клинической и экспериментальной медицины» СО РАМН
2 Сибирский институт управления
Исследование пришлых жителей Севера – больных артериальной гипертензией, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы, в зависимости от принадлежности к утреннему, или вечернему хронотипу, показало большую степень выраженности коморбидности артериальной гипертензии и патологии гепатобилиарной системы у больных утреннего хронотипа. Психофизиологический анализ выявил более высокий уровень психоэмоционального стресса у больных утреннего хронотипа, сопровождающийся нарушением психофизиологических функций, значимых в адаптации к природным факторам, и повышением степени десинхроноза. Выявлена большая устойчивость к психоэмоциональному стрессу у больных вечернего хронотипа, проживающих на Севере.
Север
хронотипы
психоэмоциональный стресс
1. Борисенков М.Ф. Биоритмы, продолжительность жизни и злокачественные новообразования у человека на Севере: Автореф. дис.докт. биол. наук. – Сыктывкар, 2012. – 23 с.
2. Виноградова И.А., Анисимов В.Н. Световой режим Севера и возрастная патология. Петрозаводск: ПетроПресс. – 2012.-128 с.
3. Молчанова Т.Н., Рагозина О.В. Встречаемость дискретных конституциональных типов в генетически несвязанных популяциях, проживающих в северном регионе // Российский медико-биологический вестник им. Академика И.П. Павлова. – 2009. – № 1.
4. Степанова С.И. Биоритмологические аспекты проблемы адаптации. – М.: Наука, 1986. – 244 с.
5. Хаснулин В.И., Хаснулин П.В. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах // Экология человека. – 2012. № 1. С. 3-11.
6. De Groot V., Beckerman H., Lankhorst G. et al. How to measure comorbidity: a critical review of available methods // J.Clin.Epidemiol. – 2003. – № 56. – РP. 221-229.
7. Hasnulin V.I., Hasnulina A.V., Sevostyanova E.V. Northern cardiometeopathies. – Novosibirsk: Creative Union “South-West”, 2004. – 220 p.
8. Schlarb AA, Sopp R, Ambiel D, Grünwald J. Chronotype-related differences in childhood and adolescent aggression and antisocial behavior--a review of the literature // Chronobiology International. – 2014. – Vol. 31. – № 1. – PP. 1-16.
9. Tavernier R.,Willoughby T. Are all evening-types doomed? Latent class analyses of perceived morningness–eveningness, sleep and psychosocial functioning among emerging adults // Chronobiology International. – 2014. – Vol. 31. – № 2. – PP. 232-242.
10. Vaze K.M.,Sharma K.V. On the adaptive significance of circadian clocks for their owners // Chronobiology International. – 2013. – Vol. 30.- №. 4 . – PP. 413-433.

В основе развития и прогрессирования хронической патологии на Севере лежит нарушение процессов адаптации к экстремальным факторам окружающей среды, прежде всего, к природным: климато-метеорологическим и гелиогеофизическим, необычной фотопериодичности, возникающее в результате северного экологически обусловленного стресса [5]. Важнейшим природным фактором, оказывающим влияние на организм человека на Севере, является необычный световой режим, связанный с наличием полярного дня и полярной ночи [2]. В процессах адаптации организма к факторам окружающей среды большое значение имеет временная организация физиологических функций, лежащая в основе формирования биологических ритмов организма [10] и соответствующая принадлежность организма к тому или иному хронотипу: утреннему или вечернему. Световой режим оказывает специфическое влияние на циркадианную систему организма, являясь ее внешним синхронизатором. Вместе с тем, в условиях высоких широт, в связи с наличием полярного дня и полярной ночи, свет является более слабым синхронизатором циркадианной системы, чем в средних широтах [1]. В связи с этим можно предполагать наличие различий в адаптивной устойчивости к северному стрессу у различающихся по хронотипам людей на Севере в отличие от средних широт.

Важнейшим компонентом северного стресса и риском развития артериальной гипертензии и сочетанной патологии на Севере является синдром психоэмоционального напряжения [7]. Учитывая рост экологически и социально обусловленного психоэмоционального стресса в последние годы, изучение стрессоустойчивости человека в зависимости от принадлежности к тому или иному хронотипу приобретает особенное значение.

Целью настоящего исследования явилось изучение устойчивости к климато-географически обусловленному психоэмоциональному стрессу на примере артериальной гипертензии, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы, на Севере в зависимости от принадлежности человека к утреннему или вечернему хронотипу.

Материалы и методы исследования

Проведено комплексное клинико-лабораторное, психофизиологическое, инструментальное и биохимическое обследование жителей Севера (Норильск) – больных с артериальной гипертензией I-II стадий, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы. Обследованные лица были в возрасте от 20 до 65 лет, со средним возрастом – 44,2±1,1 лет. Среди них было 33 (31 %) мужчин, 62 (69 %) женщин.

Обследование больных проведено на базе НИЛ полярной медицины СО РАМН, г. Норильск; в зимний сезон года. Обследование людей проведено с письменного информированного согласия на проведение обследования, соответствует этическим стандартам Хельсинкской декларации Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» (2000 г.) и с Правилами клинической практики в Российской Федерации, утвержденными Приказом Минздрава РФ №266 (2003 г.).

Диагностика артериальной гипертензии и патологии гепатобилиарной системы проводились совместно с лечащими врачами согласно МКБ-10. АГ относилась к 110-115 классам МКБ-10, а патология гепатобилиарной системы – к К76 (жировая дегенерация печени), К81 (холецистит), К82 (другие болезни желчного пузыря) и К83 (другие болезни желчевыводящих путей). Для верификации диагноза артериальной гипертензии и определения ее степени и стадии были использованы рекомендации экспертов Всемирной Организации Здравоохранения (1999) и Всероссийского научного общества кардиологов (2008; 2010; 2011).

Оценка степени коморбидности проводилась по общепринятому методу измерения коморбидности – системе CIRS – кумулятивной шкале рейтинга заболеваний (Cumulative Illness Rating Scale) (de Groot V. et al., 2003). Хронотип определялся по международной анкете Остберга (тест Остберга в модификации С.И. Степановой (1986). [4].

О выраженности психоэмоционального стресса и степени десинхроноза судили по совокупности психофизиологических тестов, включенных в компьютерную систему оценки дизадаптивных и патологических состояний «СКРИНМЕД» (№ гос. регистрации в РосНИИАПО – 970035). Проводили модифицированный 8-цветовой тест Люшера, корректурную пробу с применением таблицы Анфимова, анализ продолжительности и вариабельности латентных периодов простых сенсомоторных реакций; тест определения точности субъективного восприятия и воспроизведения временных интервалов (тест индивидуальной минуты).

Психофизиологическое обследование проводилось совместно с психологами кафедры психологии Сибирской академии государственной службы.

Уровень патологической метеочувствительности оценивали анкетным методом с применением специального опросника включенного в компьютерную систему «СКРИНМЕД».

Статистическую обработку данных проводили с использованием стандартного пакета статистических программ STATISTICA (StatSoft, США) версии 7.0. Количественные данные представлены в виде средних показателей (М) и стандартной ошибки среднего (m) при нормальном распределении показателей. Статистическую значимость различий определяли по парному t-критерию Стьюдента для независимых выборок, Когда распределение не отвечало критериям нормальности, использовали непараметрический критерий U-тест Манна-Уитни (в случае парных независимых совокупностей).

Корреляционный анализ проводился по методу Пирсона при нормальном распределении и непараметрического критерия Спирмена, когда нормальное распределение не наблюдалось. Пороговый уровень статистической значимости принимался при значении критерия р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Для решения основной задачи исследования больные были разделены на две сопоставимые по возрасту и полу группы лиц в зависимости от принадлежности к определенному типу биоритмологической организации: утреннему («жаворонкам») (n=50) и вечернему («совам») (n=46) хронотипам.

Проведена оценка степени коморбидности артериальной гипертензии и патологии гепатобилиарной системы, а также оценка показателей центральной гемодинамики, в выделенных группах. Выявлено повышение степени коморбидности артериальной гипертензии и патологии гепатобилиарной системы у лиц, принадлежащих к утреннему хронотипу («жаворонков») по сравнению с больными с вечерним хронотипом (табл. 1).

Анализ психофизиологических показател ей в выделенных группах выявил более высокий уровень психоэмоционального стресса у лиц, принадлежащих к утреннему типу («жаворонков») (табл. 2).

Повышение психоэмоционального стресса у «жаворонков» проявлялось повышением интегрального психофизиологического показателя психоэмоционального напряжения и увеличением степеней выраженности негативных эмоций (уровней тревоги, страха, психического дискомфорта, агрессивности). Рост психоэмоционального напряжения у пациентов утреннего хронотипа сопровождался также нарушением ряда психофизиологических функций: снижением сенсомоторной реактивности, усилением процессов торможения в центральной нервной системе, снижением продуктивности внимания, уменьшением функциональных возможностей, преимущественно, правого полушария головного мозга по переработке информации (табл. 2).

Таблица 1

Степени коморбидности по артериальной гипертензии и патологии гепатобилиарной системы у жителей Севера утреннего и вечернего хронотипа

Показатели

Хронотип

Достоверность (р)

Утренний («жаворонки»)

(n=50)

Вечерний («совы»)

(n=45)

Возраст

45,82±1,34

45,61±3,02

 

Степень коморбидности по АГ, балл

3,44±0,07

3,19±0,05

<0,05

Систолическое АД, мм рт.ст.

159,40±3,16

155,25±2,97

 

Диастолическое АД, мм рт.ст.

102,33±2,12

95,00±1,68

<0,05

Степень коморбидности по патологии гепатобилиарной системы, балл

1,96±0,09

1,51±0,13

<0,01

Степень общей коморбидности, балл

22,46±1,62

20,87±1,41

 

Таблица 2

Психофизиологические показатели у жителей Севера – больных артериальной гипертензией, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы, утреннего и вечернего хронотипа

Показатели

Хронотип

Достоверность (р)

Утренний («жаворонки»)

(n=50)

Вечерний («совы»)

(n=45)

Психоэмоциональное напряжение, у.е.

13,33±1,83

8,93±1,03

<0,05

Латентный период ПСМР пр.р., мс

231,40±5,30

212,00±5,50

<0,05

Латентный период ПСМР лев.р., мс

229,66±5,90

203,75±5,42

<0,01

Заторможенность нервных процессов, у.е.

1,54±0,02

1,26±0,02

<0,001

Корректурная проба, балл

8,63±0,44

10,29±0,47

<0,05

Уровень тревоги, балл

0,26±0,07

0,06±0,04

<0,05

Уровень страха, балл

1,4±0,02

0,82±0,02

<0,001

Уровень психического дискомфорта, балл

1,00±0,02

0,55±0,01

<0,001

Уровень агрессивности, балл

1,40±0,02

0,25±0,01

<0,001

Известно, что психоэмоциональный стресс часто сопровождается нарушениями ритмов сна и бодрствования. Предыдущие исследования [5] показали, что десинхроноз является характерным составляющим элементом северного стресса. Учитывая важную роль десинхронозов в развитии заболеваний, представлялось важным исследовать интегральные показатели, характеризующие выраженность хронобиологических нарушений (десинхронозов), у обследованных лиц, принадлежащих к утреннему и вечернему хронотипу. Анализ биоритмологических характеристик в выделенных группах показал, что у лиц, принадлежащих к утреннему хронотипу («жаворонков») отмечается более высокая степень десинхроноза, чем у лиц, принадлежащих к вечернему хронотипу («сов») (табл. 3).

У лиц вечернего хронотипа отмечается более благоприятный в отношении адаптации к изменениям природных факторов биортимологический профиль с более высоким показателем синхронизации эндогенных и экзогенных ритмов, низким показателем десинхроноза и показателем «внутреннего» времени, более приближенным к реальному времени.

Таблица 3

Биоритмологические и адаптивные показатели у жителей Севера – больных АГ, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы, утреннего и вечернего хронотипа

Показатели

Хронотип

Достоверность (р)

Утренний

(«жаворонки»)

(n=50)

Вечерний («совы»)

(n=45)

Индивидуальная минута, с

39,96±2,46

45,6±3,0

 

Синхронизация э/э ритмов, балл

3,92±0,53

5,46±0,56

<0,05

Степень десинхроноза, балл

6,08±0,53

4,54±0,56

<0,05

Патологическая метеочувствительность, балл

2,54±0,23

2,66±0,14

 

Одним из важных интегральных показателей снижения адаптационных возможностей организма и фактором, влияющим на развитие АГ на Севере, является патологическая метеочувствительность [7]. Взаимосвязь выраженности коморбидности с уровнем патологической метеочувствительности показана проведенным корреляционным анализом. Выявлены прямые статистически значимые взаимосвязи уровня патологической метеочувствительности со степенью выраженности коморбидности: с (r=0,29, p<0,05); со степенью выраженности АГ (r=0,32, p<0,05); со степенью выраженности патологии гепатобилиарной системы (r=0,19). Причем у «жаворонков» связь коморбидности с уровнем патологической метеочувствительности (r=0,41, p<0,05) была сильнее, чем у «сов» (r=0,15). У «жаворонков» также была сильнее связь патологической метеочувствительности с АГ (r=0,45, р<0,05) и патологией гепатобилиарной системы (r=0,29, р<0,05), чем у «сов» (r=0,11 и r=0,16, соответственно).

Обсуждение результатов: Наибольшая выраженность АГ, сочетанная с патологией гепатобилиарной системы на Севере выявлена у лиц с утренним хронотипом. Проведенный психофизиологический анализ указывает на то, что это может быть связано c более выраженным снижением адаптивной устойчивости организма к психоэмоциональному стрессу у больных жителей Севера с утренним хронотипом.

В литературе в большей части опубликованных исследований отмечено повышение числа эмоциональных нарушений, в том числе, агрессивности и депрессии, у лиц вечернего хронотипа [8]. Однако в этих работах отмечается связь эмоциональных нарушений не только с хронотипом, но и с недостаточным количеством и качеством сна. Появляются работы, в которых установлено, что повышение числа эмоциональных нарушений связано с нарушениями продолжительности и качества сна, а не с вечерним хронотипом [9]. В связи с этим, при оценке устойчивости к психоэмоциональному стрессу необходимо разделять влияние хронотипа и влияние нарушений продолжительности и качества сна.

Кроме того, представляется принципиально важным, что большая часть опубликованных исследований проводилась преимущественно на здоровых людях в средних и южных широтах. Учитывая особенности светового режима и других геофизических факторов на Севере, обосновано предположить наличие различий в уровне психоэмоционального стресса и выраженности негативных эмоциональных проявлений у северных и среднеширотных больных АГ с различным хронотипом.

В проведенном нами исследовании показано, что повышенный уровень психоэмоционального стресса у больных жителей Севера с утренним хронотипом сопровождается развитием десинхроноза. Десинхроноз приводит к нарушению своевременной подстройки деятельности органов и систем организма к изменяющимся условиям окружающей среды. Снижение адаптивной устойчивости организма человека к психоэмоциональному стрессу, связанное с десинхронозом, может быть важным фактором, способствующим прогрессированию коморбидности АГ и патологии гепато-билиарной системы на Севере. Полученные нами данные позволяют говорить о том, что лица с утренним хронотипом («жаворонки») более подвержены развитию АГ и патологии гепато-билиарной системы в связи с наличием у них психоэмоционального стресса и десинхроноза, чем лица с вечерним хронотипом («совы»).

Результаты исследований позволяют нам сделать предположение о том, что лица с вечерним хронотипом («совы») на Севере обладают большей адаптивной устойчивостью к экстремальным климато-метеорологическим факторам Севера, связанной с более высоким уровнем синхронизации эндогенных и экзогенных ритмов у этих лиц. В литературе имеются данные о повышении частоты выявления лиц с вечерним хронотипом среди жителей высоких широт [1]. Возможно, повышение частоты встречаемости лиц с вечерним хронотипом на Севере указывает на то, что в экстремальных условиях Севера в популяции накапливаются лица с более устойчивым адаптивным вечерним хронотипом. В пользу этого предположения говорят и полученные в отдельных исследованиях данные о повышении встречаемости вечернего хронотипа среди коренных жителей Севера в сравнении с пришлыми [3].

Возможно, естественный отбор при проживании в высоких широтах людей с вечерним хронотипом в условиях необычного фотопериодизма, характеризующегося недостатком дневного света в осенне-зимний период и отсутствием темного времени суток в летний период, становится причиной концентрации на Севере лиц с большей адаптивной устойчивостью к психоэмоциональному стрессу. Вместе с тем, становится более очевидной зависимость большей частоты формирования артериальной гипертензии, сочетанной с патологией гепато-билиарной системы, в условиях высоких широт у людей с утренним хронотипом с меньшей устойчивостью к десинхронозам.. При этом важно обеспечение формирования природного физиологического ритма сна и отдыха, что требует дополнительных социальных мероприятий по внутрисуточной организации труда на Севере. Выявленные особенности устойчивости человека на Севере к экологически обусловленному стрессу в зависимости от хронофенотипа требуют проведения дальнейших исследований, раскрывающих функционирование адаптивных механизмов у людей с утренним и вечерним хронотипами в различные сезоны года, в утреннюю или вечерние смены, а также определяющих в этих условиях частоту появления артериальной гипертензии у отличающихся хронотипами работников.

Заключение. Принадлежность к вечернему хронотипу при артериальной гипертензии, сочетанной с патологией гепатобилиарной системы, на Севере может явиться фактором, обеспечивающим более высокую адаптивную устойчивость к психоэмоциональному стрессу, десинхронозу и прогрессированию патологии.


Библиографическая ссылка

Севостьянова Е.В., Хаснулин В.И., Войтик И.М. УСТОЙЧИВОСТЬ К ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОМУ СТРЕССУ У ЛИЦ РАЗНЫХ ХРОНОТИПОВ ПРИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ, СОЧЕТАННОЙ С ПАТОЛОГИЕЙ ГЕПАТОБИЛИАРНОЙ СИСТЕМЫ НА СЕВЕРЕ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 7. – С. 117-121;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=5404 (дата обращения: 18.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074