Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ В РУССКОМ И ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКАХ

Парсиева Л.К. 1 Гацалова Л.Б. 1
1 ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова
В статье рассмотрены некоторые способы выражения эмоций в устной и письменной речи в русском и осетинском языках посредством эмотивов, образовавшихся в процессе десемантизация от имен существительных. Эмотивный фонд языка представляет существенный интерес для изучения в аспекте культурно-языкового взаимодействия, разыскания особенностей вербализации эмоций. В зависимости от речевой ситуации в эмотивы переходят слова и выражения, характеризующиеся особой экспрессивностью в речи. В современном осетинском и русском языках, наряду со сходствами схождениями, наблюдаются и определенные различия в употреблении эмотивных единиц, поскольку эмотивы характеризуются национально-культурной спецификой и социально-гендерной маркированностью. Своеобразие языковых традиций наиболее ярко проявляется в эмотивных выражениях и устойчивых сочетаниях, так как в них интенсивнее отражаются особенности материальной и духовной культуры носителей языка.
русский язык
осетинский язык
эмотивность
эмоции
эмотив
лексика
1. Гацалова Л.Б., Парсиева Л.К. Этноспецифика эмотивных устойчивых сочетаний в осетинском языке // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – № 29. – С. 53–56.
2. Парсиева Л.К. Эмотивная лексика: сопоставительный аспект // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. – 2009. – № 51. – С. 84–86.
3. Парсиева Л.К. Система междометия в общей парадигме языка (на материале осетинского и русского языков): дис. ... д-ра филол. наук. – Владикавказ, 2010.
4. Середа Е.В. Морфология современного русского языка. Место междометий в системе частей речи: учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2005.

Основной функцией эмотивных образований в русском и осетинском языках является вербализация эмоций. Среди эмотивных единиц выделяются единицы с позитивной, амбивалентной и негативной окраской. Эмотивные образования могут выражать то или иное состояние духа, отношение к чему-либо: радость, восторг, восхищение, одобрение, чувство удовлетворения, удовольствие, удивление, страх, печаль, беспокойство, досаду, сожаление, тоску, иронию, упрек, презрение, возмущение, отвращение, ненависть, грусть, отчаяние, предупреждение, самоуверенность, раздражение, унижение и т.д. [3].

В русском языке имеется значительное количество эмотивов, произошедших от вокативных форм имен существительных: батюшки, матушки, мамочки [4]. Данные эмотивы характеризуются активным употреблением в живой разговорной речи для отражения различных эмоциональных состояний и оценок.

Эмотив «батюшки мои», выражает беспокойство, удивление, например:

«Батюшки мои!» Да как было и не удивляться, когда пыльной Сосновской улицей двигался джентльмен английской выпечки... (В. Липатов. И это все о нем...)

– Батюшки мои! – ахнул дед, разглядевши хорошенько: что за чудища! рожи на рожи, как говорится, не видно (Н. Гоголь. Пропавшая грамота).

– Батюшки родимые!.. Одна вода кругом... Едем мы без дороги, по колено в воде, по озерам... (А. Толстой. Детство Никиты).

Частотное употребление в художественной литературе имеют единцы, образованные от существительного мать: матушки, мать моя, мать честная и т.п.

Например, выражение удивления, внезапной догадки:

Парень хотел было слово молвить, вдруг его как по затылку стукнуло.

– Мать ты моя, да ведь это сама Хозяйка! (П. Бажов. Медной горы хозяйка).

Дверь отворилась, и здравствуйте... гляжу – мать царица! – входят к нам в комнату хозяин с хозяйкой и три работника (А. Чехов).

В данном случае эмотив передает удивление от неожиданной встречи.

Пошли в сад. Доктор шел впереди всех и говорил восторженно:

– Вот так воздух! Мать честная, вот так воздух! (А. Чехов. Моя жизнь).

В вышеприведенном примере эмотивная единица выражает восторг, восхищение. В зависимости от речевой ситуации с помощью данной ИЕ передается изумление, испуг, неодобрение, порицание:

– Так, значит, уходим? – Следнев заторопился и, взглянув на часы, по своей обычной привычке присвистнул: – Мать честная! В этакое время в дом ввалиться! (Л. Обухова. Заноза).

В художественном тексте для выражения различных эмоций и эмоциональных состояний функционируют слова и выражения: мама, мама родная, мамочки мои и др. С целью усиления степени эмоционального состояния говорящего они употребляются с непроизводными междометиями: ай, ой, ах ты и др.

И откуда, хотелось бы знать, здесь взялась эта тряпочка?.. Ой! – страшная догадка вдруг осенила Пятачка. – Мама! Мамочка!» (А. Милн. Винни-Пух и все-все-все. Перевод Б. Заходера).

Левкина сунула верхний снимок подруге:

– Любуйся!

Наташа машинально посмотрела на карточку и взвизгнула:

– Ой, мама!

Ей было от чего испугаться. Фотография запечатлела Машу, но в каком виде! (Д. Донцова. Билет на ковёр-вертолёт).

Для выражения удивления, изумления с семантическим компонентом неожиданности в устной речи часто встречается употребление эмотивной единицы мама, мамочка (мамочки) и т.п.

– Ой, мамочки! Что я сегодня узнала, не поверите, если расскажу...

– Мама дорогая! что у тебя тут такое случилось без нас? рассказывай уже!..

– Ой, ну, заинтриговала, давай уже, колись!..

В приведенном примере, записанном нами из беседы девушек 19–20 лет, «ой, мамочки» выражает сильное эмоциональное возбуждение, изумление, «мама дорогая» употребляется в роли эмоционального элемента, передающего экспрессивную окраску и выражающего значение удивления, интерес к ожидаемой информации, то есть в обоих случаях описываемые единицы являются эмотивами, используемые в устной разговорной речи для выражения различных эмоций, нередко противоположной направленности: испуг, радость, восторг, удивление, иронию, недовольство, возмущение и т.д.

Так, для выражения удивления в диалоге использован эмотив мамочки, например:

– Мамочки, уже приезжаете? Класс! (1).

– Мамочки, это что новости?! Откуда ты взялся? (2).

При этом одним и тем же эмотивом может быть передано удивление как с положительной тональностью (1), так и с отрицательной (2).

Страх, испуг, недовольство передают мама!, мамочки! Чаще всего употребляется в качестве ответной реакции на какую-либо неожиданную ситуацию, может использоваться с непроизводным ой, например:

– Ой, мама! Чуть концы не отдала... нельзя же так внезапно из-за угла выпрыгивать!..

– Ой, мамочка! Спасите, спасите! Он меня прибьет!

При устном общении не возникает сомнений относительно того является ли «мама», «мамочка» непосредственным обращением к матери или же это эмотивная единица. Правильное восприятие семантического содержания высказывания и эмоций, выражаемых эмотивными единицами, возможно благодаря интонации, контексту, речевой ситуации.

В русском языке в процессе десемантизации эмотивную функцию приобретают оценочно-характеризующие существительные: беда, вздор, ужас, крышка, конец, смерть и т.п.

Например, выражение разочарования, досады эмотивом беда:

– Только жена у него из русских, – такая-то собака, что не приведи бог. Грабит народ. Беда. (Л. Толстой. Воскресение).

Забелин. И вы явились меня просветить?

Рыбаков. А что же вы думали? Конечно!

Забелин (хохочет). Беда... (Н. Погодин. Кремлевские куранты).

Как в устной, так и в письменной речи в значении негодования, удивления, недовольства активное употребление имеет слово кошмар:

Дальше говорить было невозможно. Все повскакали с мест. Все кричали. ...молоденькая учительница английского языка... сложила накрашенные губы в гримасу, которая как бы говорила: «Кошмар! И это в присутствии учителя!» (А. Кузнецова. Земной поклон).

– А мне Витьку из садика брать, после семи не держат. Дома обеда нет – кошмар! (И. Грекова. Кафедра).

В зависимости от речевой ситуации, интонации оно может передавать ироническое отношение к чему-либо:

– Ты представляешь, он меня не дождался...

– Кошмар, ты ведь всего на два часа опоздала!

Контекст, речевая ситуация является определяющей для семантического содержания эмотивной единицы. Так, слова красота, фантастика, чудо и др. могут выражать одобрение, восхищение, радость:

– Давно? – картавя, тараторила Иринка. – Только что? Вот красота!.. А мы тебя через неделю ждали! (Мальцев. От всего сердца).

– Вчера закрыла сессию досрочно, уже и в зачетку все оценки поставили! Красота!

– Вам правда понравилась пантомима? – улыбнулась она Цветухину.

– Очень. Я в восторге от корсара... Как он сыграл! Чудо! (К. Федин. Первые радости).

– Сегодня нас возили на экскурсию в горы. Мы отдохнули, повеселились, фантастика!

Эти же эмотивы передают негативную оценку, иронию, недовольство, возмущение, при этом большое значение имеют мимика, жесты, интонация.

– Видела вчера твоего дружка – красота! еле на ногах стоит, шатается, перегаром от него за километр несет...

– Ну что, надурили тебя в очередной раз? Красота!

– Ну, что, как успехи?

– Никак...

– Ну, что ты получил сегодня?

– Не сдал, теперь только после сессии...

– Фантастика! А говорил, что все знаешь...

Мои родители соблюдали очередность: одно письмо – от отца, другое – от мамы, одно – от отца, другое – от мамы... порядок ни разу не нарушался...

– Фантастика! – сказала однажды бабушка. – Хоть бы раз перепутали очередь! (А. Алексин. А тем временем где-то...)

При выражении одобрения, согласия употребляется дело, дела, часто в сочетании со словами во, вот так, вот это ... и т.д.

Глумов. Чтоб со стороны не подумали чего дурного, ведь люди злы, вы меня познакомьте с Турусиной...

Мамаев. Вот, вот, вот. Дело, дело! (А. Островский. На всякого мудреца довольно простоты).

– Эй, товарищи! Да ты к хозяйке присуседился. Знать, не нужна тебе водка, а нужна молодка, дело, брат, дело!..(А. Пушкин. Борис Годунов).

– Вот если б, например, с тобой у нас

Такая дружба завелась:

Скажу я смело, мы б и не видели,

Как время бы летело.

– А как же? Это дело! (А. Крылов. Собачья дружба).

Выражение удивления, изумления:

– Ну и дела... Ай да наш тихоня Кеша... – изумился Иван Иванович Заграничный (Е. Евтушенко. Ягодные места).

В этом же значении употребляется в нижеприведенных примерах эмотивные единицы дела, во дела! При этом, в зависимости от речевой ситуации, вербального или невербального стимула и испытываемых эмоций говорящим, наблюдается различное интонационное оформление в устной разговорной речи и пунктуационное – в письменной.

– Ищу, ищу – никак не могу найти... Вот тут где-то была! Пошел в Грешнево, где, говорю, Козловка стояла? У стариков спрашиваю, а они тоже ничего не знают. Во дела! Я говорю, как же так?! Козловкий не знаете?! (Г. Семенов. Реквием).

– Все твои сверстники – люди! А ты, любимый ученичок – кандидат в дураки! И так и сгниёшь где-нибудь в тайге...

– Во! Дела! Сбесилась! (Ю. Сбитнев. Костер в белой ночи).

Одним из наиболее часто употребляемых в устной и письменной речи является эмотив ужас! Интересно заметить, что это слово в качестве эмотивного образования способно выражать самый широкий спектр эмоций и эмоционально-оценочных значений. В зависимости от речевой ситуации оно может сочетать в себе признаки когнитивного и эмотивного производного интеръективизма – отражать состояние сознания и мыслей говорящего и одновременно передавать его эмоции.

Например, выражение изумления, негодования, возмущения:

Сегодня двоюродную сестру мою Сашу встретила! Ужас! И она погибнет, бедная! (Ф. Достоевский. Бедные люди).

– А говоришь ты как? Ужас! Вместо кваритира – фатера, вместо эвакуироваться – экуироваться, вместо как будто – кубыть... (М. Шолохов. Тихий Дон).

В разговорной речи этот же эмотив довольно часто используется для выражения положительных эмоций: радости, удовольствия, восхищения и т.д. По имеющемуся у нас лингвистическому материалу, можно утверждать, что наиболее активно это слово для выражения эмоционального состояния и оценки употребляется в речи женщин. Выступает как ответная реакция на вербальный или невербальный стимул. Рассмотрим некоторые примеры:

– Девчонки! Ужа-ас! Они сегодня приезжают!!! Ужа-ас!

В приведенном примере, описываемая ИЕ передает радость, восторженное состояние субъекта, что становится понятным лишь благодаря соответствующей интонации, жестам мимике. В зависимости от речевой ситуации данное выражение может передавать беспокойство, тревогу, досаду и т.п.

– Ужа-а-ас!!! Какая красота, я и представить не могла, что здесь все вокруг та-ак!

– Ну, ты красотка, ужас! Так похудеть... Как тебе так быстро это удалось!?

В данных примерах восхищение передается эмотивом и соответствующим контекстом.

Негативную оценку, недовольство, возмущение передают эмотивы (вот/ну/ах ты) холера, (вот/ну/ах ты) зараза. При этом, холера в качестве эмотива чаще используется в речи представителей старшего и среднего поколения, употребляется как реакция на высказывание собеседника, собственную мысль или действие.

– Забрал он у меня всю мою пенсию, вот сижу теперь без денег

– Холера! Так зачем ты его это... вообще в дом пустила?;

– Чем-то горелым пахнет...

– Вот, зараза! Пирог, наверно, пригорел!..

Следует отметить, что слова ужас, зараза, кошмар, халер – холера и некоторые другие заимствования из русского языка имеют широкое применение для выражения эмоций в осетинской устной речи. Такое использование русских эмотивных единиц в речи на осетинском языке наиболее характерно для представителей молодого и среднего поколения, значительно реже их употребляют в устной речи люди старших возрастных групп.

В современном осетинском языке, как и в русском, процессу десемантизации и интеръективации подвергаются имена существительные, содержащие в своей семантике эмотивность и оценочность. В зависимости от эмоциональной направленности и речевой ситуации в эмотивы переходят имена существительные, характеризующиеся особой экспрессивностью в речи, названия некоторых заболеваний, зоонимы, орнитонимы, детские слова и т.п. Наряду со схождениями наблюдаются и определенные различия в употреблении эмотивных единиц в сопоставляемых языках, поскольку эмотивы характеризуются национально-культурной спецификой и социально-гендерной маркированностью. Так, в осетинском языке нет эмотивных форм, которые представляют собой обращение к матери или отцу, что связано с традиционным этикетом и национальной культурой осетин [2].

Сопоставительный анализ показывает, что своеобразие языковых традиций употребления наиболее ярко проявляется в эмотивных устойчивых сочетаниях, так как в них интенсивнее отражаются особенности материальной и духовной культуры носителей языка [1].

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научного проекта № 14-04-00360 «Эмоции в современной парадигме культурно-языкового взаимодействия».


Библиографическая ссылка

Парсиева Л.К., Гацалова Л.Б. СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ В РУССКОМ И ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКАХ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 9-3. – С. 159-162;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=5892 (дата обращения: 17.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252