Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований
ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,578

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В МЕСТАХ ПРОЖИВАНИЯ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ ЯКУТИИ

Неустроева Т.С. Бурцева Т.Е.

Площадь Якутии равна пятой части Рф, 40% находится за Полярным кругом [1;28;22]. Климат засушлив континенталь­ный [11]. Продолжительность зимнего се­зона 5,5 до 7-9 месяцев. В декабре на кв. см площади (Якутск) доходит всего 0,1 ккал солнечного тепла. Летом высоко (51°26 с 21.06) и продолжительно солнцестояние (до 19 час 46мин), воздух прозрачен и рез­ко повышается лучистая солнца энергия (9,2 ккал на кв. см), согревающая воздуш­ные массы и грунты от +20 до +25° в райо­не г. Якутска. Что позволяет быстро вос­полнить дефицит инсоляции. Зимне-летний контраст температур воздуха достигает 121-131°С [1; 11; 38]. Близость Арктиче­ской зоны (73-54°с. ш. и 102 - 160´) [3;6] определяет высокий риск здоровью жите­лей [34;20;2]. Однако особенность состава, состояния материнских пород многолетне-мерзлых толщ (до 350м в Якутске [21; 5]) и жильной льдистости определили развитие в зонах междуречий Центральной Якут­ской низменности (ЦЯн) очагов оттаива­ния формированием провальных котловин со временем покрывшихся лесостепной растительностью с короткой вегетацией (90-100 дней) [9;11;38]. Эти места в тече­ние 19 века стали многонаселенной частью долины р. Лена и ее притоков: Вилюй, Ал­дан, расположенные на северо-восточной провинции Среднесибирской плоской воз­вышенности [6]. Известно, что до кайнозоя произошло погружение Вилюйской сине-клизмы и Предверхоянского прогиба сопро­вождались накоплением пресноводных озерно-аллювиальных отложений в зам­кнутых, бессточных впадинах, болоти­стых, озерных местностях при образовании ЦЯН [21;28]. По этой причине из аллювия состоят русла рек, поймы, а надпойменные террасы - из песков, ила, глины, суглинка, галечника, торфа [6]. Как выше указано, раз­витие провальных котловин аласных ланд­шафтов в междуречьях ЦЯН происходило в результате локальных таяний мерзлых толщ и жильных льдов, вызвавших просе­дание поверхностных слоев с образованием озер [38;9]. Интенсивное испарение воды из образовавшихся озер с июня по сентябрь (от 350 до 400мм воды [11]) освобождали площади для роста камышей. С гниением их связывают образование почв, зарастав­ших степным разнотравьем. Возникшая та­ким образом равнина с озером, окруженная лиственничным лесом и стала называться зрелым аласом [38]. В Лено-Алданском меж­дуречье по мере углубления таяния мерзлых толщ, жильных льдов, а также испарения воды озер, поверхность аласа провалива­лась (5-10м), формируя аласы котловинно­го типа. Плоско долинные аласы имеются в Лено-Вилюйском междуречье [9;1]. Издавна аласы обживались народом саха, раз­водящим крупный рогатый скот, табунные хозяйства[4;7;1]. Известно, что разнотравье аласов являлось пастбищем,  а травостой позволял приготовить на зиму запасы каче­ственного сена [1;6;17;24]. Кроме аласных речные долины, почвы которых содержа­ли достаточный слой чернозема (перегноя 2-18, основания кальция-55-70, магния -15­35, натрия -3-10%, фосфора и азота) [38;6], с 19 века засевались зерновыми, а затем кормовыми культурами [23]. Период колхо­зов не понимание устойчивости травостоя аласных ландшафтов нанесло им большой урон [1;12]. Рост населения в крупных аласах (сс. Мая-6,9, Мюрю- 5,7 и Чурапча-6,7тыс.) вызвал уплотнение и уменьшение плодородного слоя почв [1], снизив уро­жайность и замену разнотравья сорными видами [12]. Выяснилось, что на этом фоне и воды озер (Лено-Алданского междуре­чья) особенно в летнее время значительно загрязняются органическими примесями (окисляемость проб в 4,1 - 5,5 превышала предельно допустимую концентрацию ПДК, а озер связанных с хозяйственными стоками до 8,8 - 16,7 ПДК). Хотя в период дождей восполняются аласные озера, как бы сни­жая уровень их загрязнения (окисляемость 1,4-2,4 ПДК [31]). В жаркий летний период (1993 - 1995 годы) регистрируются случаи бактериального загрязнения воды не только озер, но и рек аграрных зонах (микробное число проб вод для полива и водопоя жи­вотных может превышать 1,8- 2,8 раз ПДК, а минерализация воды озер Заречной алас-ной зоне ЦЯ достигает 1,2-1,3 ПДК за счет концентрирования карбонатных солей каль­ция, магния [9;30]). Способствуют этому и отсутствие санитарных зон, когда весен­нее половодье смывает в озера хозяйствен­ные стоки (окисляемость до 4-17 и БПК до 2 ПДК) [31]. Вода естественных по­верхностных водоемов бедна фтором и йо­дом [16], а в Заречной зоне неблагоприятна в органолептическом плане (вкус и цвет, мутность и наличие взвешенных частиц, наличие запаха) [16;31]. В связи с этим для питьевых нужд жителей воду привозят из чистых источников. В настоящее время только 20% сельских населенных пунктов, где в основном проживают коренные жи­тели, обеспечены централизованным водо­снабжением [15;17]. таким образом, боль­шая хозяйственная освоенность, плотное заселение (1,1-2,7 человека на кв. км [37;7], против 0,01-0,003 в Арктических улусах [6]) приводят уплотнению почв с умень­шением плодородного слоя [1], уменьшая разнообразие растительности и замещая со­обществами низкими кормовыми качества­ми и снижая травостой в 1,5-2 раза [12;27]. В результате «высокая или средняя степени нарушенности природных экосистем» ста­ло характерным для аласных территорий ЦЯ [27]. такой оценке состояния природ­ных сред аласов соответствует и ущерб, на­несенный им «чрезмерным антропогенным и техногенным нагрузками» [10]. В этой связи надо отметить, что 84,25% всего на­селения РС (Я) проживает на территории ЦЯн, а Заречной, Вилюйской аграрных зо­нах ЦЯ проживают более % жителей респу­блики (214,8 тыс.), в пригородных аграрных улусах - 56,1 тыс. человек. Притом V% ко-ренногонаселения (123,8 тыс.) проживают в 5 скотоводческих улусах ЦЯ. Кроме аграр­ных нагрузок, ЦЯ испытывает перегрузку от административных центров: Якутска (223) и Покровска (9,5-10 тыс. жителей). Итак, освоенной части ЦЯн проживает бо­лее 62,8% населения республики. Однако только территория Мегино-Кангаласского улуса, несмотря на плотную заселенность и аграрную освоенность, может быть от­несена к территориям «низкой нарушенно-сти» и « удовлетворительной уязвимости» природных экосистем [10]. наблюдения за состоянием аласных ландшафтов [1], где издавна разводится крупный рогатый скот и табунные хозяйства [4;7;17], в тече­ние последних пятидесятилетий регистри­рованы признаки «перевыпаса» и других хозяйственных перегрузок [7;12]. Соответ­ственно оказались загрязненными органи­ческими примесями и бактериями вода озер [31]. на фоне указанных изменений плодо­родного слоя почв, растительного покрова [27], в 1,5- 2 раза снижена урожайность тра­востоя [12]. В результате плотно населенная и аграрно освоенная часть ЦЯ, с учетом по­казателей «криогенности» аласных ланд­шафтов и возникших в них сдвигов в во­дной среде и растительном, животном мире и с учетом больших зимне-летних размахов температур воздуха, специалисты отнесена зонам «относительно высокой и высокой уязвимостью» [10;12;1].

Арктическая зона Якутии - исконное место компактного проживания коренных малочисленных народов Крайнего Севера (КМНС) [6;36]. В настоящее время в реках, лесотундре, служивших надежным источ­ником ценных видов рыбного, охотничьего промысла [5;8], появилась проблема загряз­нения, коснувшаяся не только РС (Я) [13;32], но и здоровья всех жителей Арктики. тун­дровая растительность, служившая пастби­щем диких животных (лось, олени), домаш­них оленей и 20-30 видов грызунов[6;39;33], численность которых резко падает в течение последних 30-50 лет [18;33], начала претер­певать негативные изменения. Стада диких оленей Лено-Оленекского междуречья ми­грируя до таймыра, смешавшись, возвра­щались обратно [39].Яно - Индигирская кочует по одноименной низменности, пере­секая р. Хрома, пасется богатых лишайни­ковой горной тундрой долине р. Индигирки, смешиваются с северными на Колымской низменности, Алазейском плоскогорье, склонах Момского хребта [3; 39]. Известен и безвозвратный уход колымской и сун-дуринской групп в Чукотку [39]. В тундре добывают корм и песец, горностай, реже зайцы, соболь, росомаха и мелкие грызу­ны, поедаемые первыми. Численность этих охотничье-промысловых животных, обе­спечивавшая до середины 20 века самодо­статочную жизнь КМНС, снижается из-за избыточного промысла и ухода из осваиваемых промышленностью мест [33]. Водоемы, ранее служившие надежным источником ценных рыб для КМНС [6;3], загрязняются при добыче полезных ископаемых, нанося ущерб донным организмам, которыми пита­ются рыбы. Добыча полезных ископаемых (золота - более 100, олова более 60 и ал­мазов - 50 лет) базируется на урбанизиро­ванных зонах [39;18;19]. так, аграрной ба­зой добытчиков золота были г. Олекминск более 200 лет, п. Бодойбо-100 лет и г. Алдан с 1939г. и пп. Ыныкчан, Эльджекан, Кулар, Эсэ Хая. С 1958г. базой добычи олова стал п. Депутатский, а алмазной отрасли - Мирный с 1955г., Удачный - с 1985г. При­ток к ним населения из других регионов увеличивает вмешательство на охотничий, рыбный промысел [37;18;26] .Угледобыча в Южной Якутии и строительство Нерюн­гри в 1975г. привели скоплению техники и притоку людей. Более 40 тысяч человек из них обслуживают только добывающую отрасль. Исследованиями показали умень­шение численности и видового состава жи­вотного мира [33] и растительности около зон развития добывающих отраслей [27;19]. так как ежегодно в зонах разработки и до­бычи минерального сырья на Арктических, Субарктических зонах нарушаются большие площади земной поверхности, вскрышные породы складируются на отвалах. Выемка плодородного слоя почв под формулировкой их малой мощности (5-10 см) не использу­ется для восстановительных работ [15-17]. Объемы работ на месторождениях россып­ных алмазов бассейна р. Анабар тому под­тверждение. так, в 1980г. построили прииск на р. Эбэлях, пуск в 1997г. фабрики №13 и 1999г. на притоке Маят. С 2001 по 2005 годы начались работы на речке Биллях, на­рушив в 6,5 раз больше поверхности земли с 2005-2007 год, составляющую 2,5% всей территории Анабарского улуса (55 600км). В 2007 году рекультивировано1 098,7га. Из них в Анабарском улусе - 429,04га. В 2004 году 91% нарушений земель РС (Я) происходили при разработке, добыче, разве­дочных работах [14]. При этом Арктическая зона с доминированием криозема в почве горной тундры, высокой сорбционной спо­собностью переувлажнением, располагаясь в зоне многолетнемерзлых толщ, облада­ет «резко выраженной низкой устойчиво­стью к геохимическим влияниям»[10;36]. Что подтверждает ранжирование показа­телей их среды с геоэкологическими пара­метрами промышленно освоенных зон Ар­ктики РС (Я) [10], позволившее отнести их к зонам «очень высокой уязвимости». Территории Анабарского, Усть-Янского, Аллайховского и Нижнеянского улусов с среднегодовой температурой воздуха -14,4 до -15,5 Со «крайне высоко уязвимы» [10]. Зона устья р. Лены является «высокой геоэкологической и техногенной уязвимо­сти». Южно-Якутская горно-таежная про­мышленная зона (г. Нерюнгри и с. Иенгра) и Томпонский улус (центр - п. Хандыга), как и территории, где разводят рогатый скот в ЦЯ зоны, отнесены «относительно высо­кой уязвимости». Если качество вод есте­ственных поверхностных водоемов РС (Я) оцениваются как «условно чистое» и «уме­ренно загрязненное», вода промышленных районов Арктической зоны по гидрохи­мическим и санитарным параметрам проб точек, связанных с промышленными зо­нами, оценена как «загрязненная» [14-17]. Вмешательство в состояние водных сред Арктики промышленных объектов выяс­нено по уменьшению численности, исчез­новению отдельных видов речных рыб на участках рек ниже поступления промстоков [36]. Так, с 2003 года исчезла янская попу­ляция сибирского осетра, уэленской нельмы в бассейне р. Анабар. Красную книгу севера дальнего востока России 1998 году дополни­ли индигирский, колымский осетр и нельма [15-17]. Изменили русла нерестовые, про­катные миграции крупные хищные рыбы и недоступные человеку (таймень) после начала разработок месторождений алмазов, снизилась численность в горных притоках р. Анабар [8]. О характере вмешательств в экосистему Арктических рек подтверж­дают и изменения экосистемы р. Анабар после внедрения промышленных объектов.

Так, увеличилось число взвешенных частиц в стоках, поступающих из рек Эбэлях (на ручейке Моргогор), Биллэх и Маят в местах локализации фильтров и хранилищ. Обога­тился и состав воды (Ba, Sr, Ti, Al, Cu, Ag, Ni., Zn, Cr, V), донных отложений (Ti, V, Cr, Ni, Co, Cu, Pb и др.) элементами, освобож­дающимися при обработке кимберлитов [8]. Локальное накопление элементов поймен­ных почвах, регистрировано на протяжении 500 до 800м ниже попадания промстоков. Появились накопления цинка в чешуе (до 40 ПДК), почках, гонадах, печени рыб и хро­ма (0,59- 5,5 мкг/г) в мышце хариуса (от 1,98 до 18,3 ПДК) и сурьмы (до 1,5 ПДК) окуня, кобальта в ерше (до 1,68 ПДК Cанпин пище­вых продуктов). Соответственно концентри­рованию элементов в речных стоках (r=0.87) накапливается Cd, Al, Co в почках и гона­дах, а Al, Cd (r=0,59) мышце рыб. В резуль­тате промысел рыбы в 2005 году в 9,35 раза уменьшился. Однако часть зон техногенно­го воздействия сохраняет видовой состав биотопов зообентоса, являющегося кормом рыб, сократив численность (5 раз). Упро-щились виды биотопа зообентоса, число олигохетов, моллюсков уменьшилось в зоне влияния РЭУ «Биллях» с 56 до 8 экземпля­ров на 1 кв. метр [8].

Таким образом, регистрированы измене­ния миграции диких животных при росте площади нарушенных промышленностью земель и изменился состав экосистемы рек, уменьшилось число или исчезли редкие виды рыб Арктики. Загрязняется, скудеет среда обитания и промысла коренного населения, исчерпывается источники их традицион­ного промысла, подрывая основы их укла­да жизни. В результате размер популяции

КМНС промышленно освоенного Арктиче­ского улуса, где регистрированы указанные выше изменения среды, можно представить на примере Эвенодолганского Анабарского улуса, где с 1951 по 1979 год происходил естественный рост численности КМНС с 1,4 до 2,3 тысяч [3;35] при сохранности традиционных занятий. Освоение россып­ных алмазов бассейна р. Анабар увеличило общее количество жителей в улусе до 3,9 и более 4 тыс. (1989 по 1992 гг.) за счет се­зонных работников. В 2007 году из 2050 по­стоянных жителей - долган 1190 человек [3], эвенков 560, эвенов 360. Из коренных жителей в промышленности работали 210 человек. Другим местом, где выявлены не­гативные сдвиги, является бассейн р. Инди­гирки, нижнее течение которой формируется стоками Полоуснинского кряжа, Силянняхского хребта, богатых оловосодержащим касситеритом. Среднее течение и верховья р. Индигирки начинаются с Момского хребта, правобережье - водосборами Чыстайско-го и Оймяконского нагорья, куда попадают стада диких оленей из соседних террито­рий, где проводится добыча оловосодержа­щих руд. Устьевая зона бассейна собирает водотоки Яно-Индигирской низменности. Левый ее приток - р. Уяндина, куда стекает речка Иргичэн, связанная со стоками речки Депутатки, связанной олово обогатитель­ным комбинатом ГОК[29]. Добыча место­рождений Полоуснинском кряже, Силяннях-ском хребте и строительство п. Депутатский в 1958 году [37;26] связано образование в 1980г. Усть-Янского улуса с 40,9 тыся­чью жителями, 44,74% которых проживало в центре - п. Депутатский. Вторым по зна­чимости прииск был тенкели. Работники его (более 3 тысячи человек) проживали в п. тенкели на одноименной речке, притока р. Хрома, которая впадает в Ледовитый оке­ан. Поселок ликвидирован к 2003 году. В на­стоящее время население п. Депутатский уменьшилось более 5 раз в связи с сокра­щением объемов оловодобычи. Заселенным остался микрорайон с 3,3 тысячи жителями, 99% состоящий из приезжего контингента. Коренного сельского населения в улусе - 4,2 тысячи. В 1993 году установлены при­знаки техногенного загрязнения пиритами, сульфитами тяжелых металлов территории п. Депутатский и попадание из нарушенных земель в водные потоки, стекающие в речку Депутатку и затем р. Иргичэн. техногенные воды и накопители, содержащие вредные для человека окислы пиритов и сульфиты тяжелых металлов (хром, никель и дру­гие) в случаях перегрузок хвостохранилищ сбрасывались в р. Депутатку. В результате выяснилось ухудшение кормовой базы их­тиофауны, что отражалось и состав воды р. Уянди, куда стекает речка Иргичэн и созда­вало угрозу на экосистему р. Индигирка [35]. В результате сохраняется угроза для жите­лей п. Депутатский[17]. Хотя они пользуют­ся водой водохранилища р. Иргичэн, откуда перекачиваемой в ручей Поисковый, кото­рый вне промышленного влияния. тем не менее, исследования проб воды р. Иргичэн в 2007 году показали превышение в них же­леза (2-3,7 ПДК), цинка (3,9 ПДК) и нефте­продуктов (4,3 ПДК). Воздух п. Депутатский загрязняется котельной и дизельной элек­тростанции. Объем выбросов - 1 233,58 т. Из них: окиси углерода -746,9 т, диоксида серы -184,4 т, диоксида азота -68,56 т, оксида азота-32,8, керосина-56,837т, сажи -8,526т, формальдегида-2,273т и бензопирена- 0,01 и сероводорода- 0,01 т. Итак источником за­грязнения в паводковые периоды становятся хвостохранилища, продолжающие сбросы в р. Иргичэн, впадающую в р. Индигирку, которая оказалась, загрязнена соединениями меди (2-5 ПДК в 2005 г., 1,1 ПДК в 2006г.), ртути, фенолами (с 2,6 упала до 1,2 ПДК) при повторяемости 50-83%. Максимальные концентрации цинка (26 ПДК) у с. Чокурдах (2005г.), где уровень органического загряз­нения значителен (БПК и ХПК до 3-4 ПДК). Вода р. Чокурдах отнесена к категории «очень загрязненной»[15- 17]. Вода р. Ала-зея у п. Андрюшкино в разряде «грязных» (нитритного азота -4,8 ПДК, соединений меди от 11,5 до 23 ПДК, цинка с 5 до 1ПДК, фенола 5,4-10 и 1,2 ПДК, нефтепродуктов 5,6 ПДК [15-17]). Высоким оказалось содер­жание подвижных форм элементов водных потоках и растительности Яно-Индигирских и Колымских улусов [36]. Это подтвержде­но службой контроля [15-17] и объяснено большим содержанием кислых сульфитных солей [35]. С. Сайылык Усть-Янского улу­са в 120км от п. Депутатский, населенное эвенками и саха, расположено между при­током р. Индигирки и р. Силяннях и свя­зано зимней автотрассой п. Депутатский. В Советское время село было центром оленеводческого и промыслового совхоза [6], не находящегося под прямым влияни­ем оловодобывающих отраслей, но поль­зующимся водой речки Тас Аппа, связанной с прииском Мамонт. С Сайылык построено на месте спущенного озера, связанного че­рез протоку с р. Силэннэх. Для строитель­ства села, освобожденная при спуске воды илистая  местность дна водоема для осу­шения и подъема уровня была засыпана привезенными пустыми породами карье­ров Депутатского ГОК. Засыпки требовали и прокладывание дорог и автотрассы, через которые село связывается с п. Депутатский. Исследование его жителей выявило среди них большую частоту (1,5- раза) врожден­ных патологий, чем по РС (Я) и повышение иммуноглобулинов классов G и M (соот­ветственно у 82,7% и 65,6%). Сходная кар­тина регистрирована у жителей п. Тенкели, представленных приезжим контингентом, занятым олово добывающей отрасли. Подъ­ем уровня иммуноглобулинов G и M при нормальном содержании иммуноглобули­на А - характерен для последствий хими­ческих воздействий на организм человека [29]. Предположение основано и на высо­ком содержании олова, хрома, никеля у 1/3 проб волос, взятых у взрослых с. Сайылык и у 3-х детей. Сходные признаки регистри­рованы в волосах 3 рыбаков (спектроскопи­ческий анализ НИИ биофизики СО АН РФ), более 10 лет добывавших рыбу из р. Хрома, в русло которой попадают стоки прииска Тенкели [35]. Вода р. Яны у Верхоянска, оце­нивается как «грязная» или «загрязненная» [15-17] за счет большого содержания желе­за (4-7), меди (10-20) и органических ин­гредиентов (ХПК -2 ПДК у п. Нижнеянск). Эти особенности объясняются влияниями стоков населенных пунктов, а также геохи­мического фона, где доминируют кислотно-солевые факторы, как на Яно-Индигирской и Колымской равнинах, так и техногенно - нарушенной и сохраненной их частях [36]. У с. Среднеколымска вода «грязная» (желе­за с 1,3 до 11, меди 6-14 и 24 и фенола 2-3 ПДК) [15-17].

Южной Якутии, располагающей рен­табельными запасами золота, угля, железа и другого сырья, ведется открытая добыча на Алдано-Чульманском районе. Воздуш­ный бассейн центра - г. Нерюнгри, осно­ванного 1975 году (109 до 78,9 тысячи жи­телей), массивно загрязняется угольной пылью и сернистым газом, окислами азота, фенолами, формальдегидом, сажей, свин­цом, кадмием [14-16]. Водоемы попадают стоки и сбросы скважин, а также загрязня­ются сажей и другими поллютантами, осво­бождающимися при таянии снежного покро­ва [25]. В пробах их повышено содержание цинка (5ПДК), меди (4 ПДК) и железа, ор­ганических ингредиентов. На территории города существует полигон промышленных отходов [15]. Ежегодно в Южной Якутии под промышленные разработки отчуждает­ся 3-10 тыс. га лесов и лугов, что нарушает естественные ландшафты и меняет сложив­шиеся природные условия. Территории, занятые карьерами, отвалами становятся малопригодными, ухудшают условия су­ществования человека, превращаясь техно­генную среду. В них разнообразие флоры уменьшается (до 14% естественного состоя­ния) [19], а само зарастание их идет в тече­ние 5 лет за счет сорных трав. Кустарниками зарастают в течение 30-40 лет. Ценная груп­па млекопитающих «отторженных» пло­щадей уходит в естественные ландшафты из-за беспокойства, преследований и истре­бляются промысловые виды, а загрязнение среды также негативно сказывается на жи­вотных [33]. В таких условиях сохраняются только пластичные виды мелких грызунов [33]. По перечисленным параметрам Южно­Якутский промышленный регион отнесен специалистами к территориям «напряжен­ной» обстановкой окружающей среды[10]. Проблему отягощают паводки, таяние снеж­ных покровов, дождевые сезоны, когда смы­ваются водными потоками отработанные участки угле- и золотодобывающих разре­зов и откосов, не закрепленных раститель­ными сообществами, а также канав, дамб отстойников, массивно загрязняя реки: Иен-гра, Тимптон, Гомнам, Чульман. Стекают мелко- и средне - дисперсные минераль­ные и органические вещества и из террито­рии города и пригородной зоны [25;19]. За­грязнение снега площадей водосборов рек и твердыми веществами происходит и от выбросов ГРЭС и ТЭЦ, котельных обога­тительных фабрик «Нерюнргинский» [25]. Нефтепродукты попадают во внешнюю среду из транспортных хозяйств и частно­го автотранспорта. Объемы выбросов в ат­мосферный воздух города и поселков уточ­няют спектр проблем (17,902 тонн веществ год, в том числе твердых -7,026 т, диоксида серы-0,623 и оксида углерода -3,852, оксида азота-5,314, летучих веществ -105т в год) [17], создающих неудобства и риск для жи­телей. Притом улавливается 20,759 тыс. т. выбросов вредных веществ в год. В резуль­тате годовая концентрация формальдегида -8,3, бензопирена 2 раза выше ПДК, превы­шения бензопирена в атмосферном воздухе повторяются в 24,4%. Индекс загрязнения атмосферного воздуха по очень вредным ингредиентам (ИЗА) равен 22. По этим па­раметрам воздуха города зона отнесена «очень высоко загрязненной». Поселок Иен-гра, где проживает коренное малочисленное население 900 человек, представлено тим-птонскими эвенками, среди которых много безработных, в результате расположения в 50км г. нерюнгри многотысячным населе­нием, лишившись их мест охоты и разведе­ния оленей [19].

Обзор показывает высокую плот­ность заселения, аграрную освоенность ЦЯ аграрной части РС (Я), их последствия на природные среды, в том числе на ре­ликтовые аласные ландшафты. Приведе­ны оценки исследователей состояния мест компактного проживания малочисленного коренного контингента и уровня, вызван­ных промышленным освоением Арктиче­ской зоны и Южной Якутии загрязнений и нарушений уязвимых природных сред, как отпугивания, истребления промысло­вых животных и ценных редких, исчезаю­щих видов речных рыб. Уровни негатив­ных факторов, влияющих на природные среды Севера РС (Я), нанесенных ущербов традиционным отраслям малочисленного населения должны ориентировать на раци­онализацию изъятий под промышленные разработки территорий традиционного хо­зяйствования малочисленного населения Арктики.)

Список литературы

1.  Агроклиматические ресурсы Якутской АССР. - Л.: Гидрометеоиздат,1973. - 112с.

2.  Аласные экосистемы /Саввинов Д.Д., Прокопьев Н.П. федоров В.В. и др. - Якутск, 2002, - 68 с.

3.  Алексеев В.П., Неустроева т.С., Кривошапкин В.Г. и др. Анализ влияния некоторых метеорологических и геомагнитных факторов на сердечнососудистую заболеваемость жителей Якутии// тезисы докл. 1 съезда терапевтов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 6-8 дек. 2005 г.). - Новосибирск, 2005. С.14-16.

4.     Анабарский улус: история, культура, фольклор /отв. ред. д.и.н. Боякова С.И. -Якутск: Бичик. 2005, - 225с.

5. Андреев Н.П. Мясная продуктивность якутских лошадей. Якутск: Якутское кн. Изд-во, 1970, - 100с.

6.    Анодин т.И. Полезные ископаемые пригородной зоны Якутска.- Якутск: Книж­ное изд-во,1964. - 64с.

7.    Атлас сельского хозяйства Якут­ской АССР / Г.В. Бочаров, А.Г. Гущина, З.М. Дмитриева и др. - М.: Главное управ­ление геодезии при Совете Министров СССР. 1989, - 116с.

8.    Бекетов Н.В. Региональная органи­зация общества (географические аспекты социально-экономического комплексоо-бразования): Учебное пособие. - Якутск: Ид-во ЯГУД996. - 159с.

9.    Биология реки Анабар /А.ф. Кирил­лов, В.В. Ходулов, И.Г. Собакина и др.; отв. ред. А.ф. Кириллов. - Якутск: Изд-во ЯНЦ СО РАН, 2007. - 224 с.

10.  Босиков Н.П. Эволюция аласов Центральной Якутии. - Якутск: Ин-т мерзлотоведения СО АН СССР, 1991. - 123с.

11.     Бурцева Е.И. Геоэкологические аспекты развития Якутии. - Новосибирск: Наука, 2006. - 270с.

12. Гаврилова М.К. Климат Центральной Якутии Якутск. - Якутск: Якутское книж­ное изд-во, 1973. - 120с.

13. Гаврильева Л.Д. Пастбищная дигрессия и рациональное использование раститель­ности аласов Лено-Амгинского междуречья (Центральная Якутия): Автореферат дис. канд. биол. Наук. - Якутск, 1998. - 33 с.

14.   Гичев Ю.П. Экологические аспекты медицины. - Новосибирск: СО РАМН, 2004. - Т.3. - 168с.

15.   Государственный доклад о состоянии и охране окружающей среды Республи­ки Саха (Якутия) в 2005 году (М-во охра­ны природы РС (Я)). - Якутск: Бичик, 2006. -160 с.

16.   Государственный доклад о состоянии и охране окружающей среды Республики Саха (Якутия) в 2006 году (Правительство Респ. Саха (Якутия), М-во охраны природы РС (Я). - Якутск: Бичик, 2007. - 184 с.

17.   Государственный доклад о состоянии и охране окружающей среды Республики Саха (Якутия) в 2007 году (М-во охраны природы РС (Я)). - Якутск: CMYK- MAS­TER, 2008. - 164 с.

18.   Дарбасов В.Р., Оконешникова М.С. Фермерские хозяйства Якутии (семейная экономика) - Якутск: ГУП «Агропром», 1999. - 109с.

19.   Егоров Е.Г. Стратегия модернизации экономики Республики Саха. - Новоси­бирск: Наука, 2001. - 262с.

20.   Иванов В.В., Миронова С.И., Шу­милов Ю.В. и др. Природные и техноген­ные экосистемы Южной Якутии. - М.: ООО «Недра-Бизнесцентр», 2006. - 186 с.

21.   Казначеев В.П., Гичев Ю.П., Поляков Я.В., Хаснулин В.И. и др.Биохимические сдвиги у здоровых людей при кратковре­менном пребывании в Заполярье// Физио­логия человека. - 1979.Т.5,№2. - С. 293­299.

22.   Катасонов Е.М., Иванов М.С. Крио-литология Центральной Якутии. - Якутск: Издательство     ин-та     мерзлотоведения СО АН СССР, 1973. - 37с.

23.   Кривошапкин В.Г., Тимофеев Л.Ф., Лазебник О.А. Здоровье населения и здравоохранение Республики Саха (Якутия) на рубеже веков (Медико-географический атлас). - Якутск: ФГУП «ЯкутЯГП», 2005. - 119 с.

24.     Конюхов Г.И. Земледелие.- Новосибирск: Изд. Сиб. Отд-ния РАСН, 2005. - 360 с.

25.  Королюк А.Ю., Троева Е. Ю., Черо-сов М.М. и др. Экологическая оценка фло­ры растительности Центральной Якутии. - Якутск: Институт северного луговодства АН РС (Я), Центральный ботанический сад СО РАН, 2005. - 108 с.

26.  Макаров В.Н., Федосеев Н.Ф., Фе­досеева В.И. Геохимия снежного покрова Якутии. - Якутск: Ин-та мерзлотоведения СО АН СССР,1990. - 152с.

27.  Максимов Г. Н. Родная Якутия: приро­да, люди, природопользование. - Якутск: Бичик, 2003. - 168 с.

28.  Миронова С.И., Гаврильева Л.Г., Пои-сеева С.И. и др. К вопросу восстановления техногенных земель Якутии //Прикладная экология Севера: опыт проведенных иссле­дований, современное состояние и перспек­тивы: тезисы Международной научно прак­тической конференции (Якутск,20-21 марта 2003г.). - Якутск, 2003. - С.177-184.

29.  Михайлов Н.И. Физико-географическое районирование ЯАССР // Природное и экономическое районирование
СССР для нужд сельского хозяйства (Материалы Физико-географического районирования СССР. Сибирь и Дальний Восток). - М.: Изд-во МГУ, 1964. - С. 71-125.

30.   Неустроева Т.С. Исследование состояния    здоровья    населения    в районе влияния олово добывающих объектов Депутатского ГОК. Раздел 1.2.6 //Отчет НИР Отдела охраны природы ЯНЦ РАН : «Решение основных экологических про­блем горного производства в Арктической зоне» (Архив Отчетов НИР ЯНЦ РАН за 1991 г.). - Якутск,1991. -46с.

31.  Неустроева т.С., Кривошапкин В.Г., Григорьева Л.И. Состояние здоровья жителей озерно-аласных Якутии в свете экологических проблем //Прикладная экология Севера: опыт проведенных исследований, современное состояние и перспективы: тезисы докл. Международной
научно-практической конференции (Якутск, 20-21 марта 2003г.). - Якутск, 2003. - С.108-113.

32.  «О качестве воды водных объектов - источников хозяйственно-питьевого водоснабжения»: справка глав. врача Республиканской СЭС Госхоржевич Е.Я. торговому представителю Совмина ЯАССР по Казахстану и Средней Азии тов. Захарову В.А. от 10.11.91 г. за № К-85/1011.1991.-2с.

33.   Приоритетные территории Россий­ского Дальнего Востока, для сохранения биоразнообразия. Республика Саха: Эко­логически «горячие точки», биоразноо­бразие и индустриальное развитие: обзор, выполненный 1999 //Институт биологиче­ских проблем криолитозоны СО РАН.- Вла­дивосток: Международный союз охраны природы (IUCN) «Друзья Земли-Япония», 1999. -С. 168-184.

34.   Прокопьев Н.П. териофауна и струк­тура населения  мелких  млекопитающих бассейна р. Моргогор (Северо-Западная Якутия)//Наука  и образование.   -  2009. в.1(53). - С.84-90.

35.   Русанов В.И. Медико-геграфические исследования и климат //Медицинская гео­графия и здоровье: сб. трудов Географиче­ского общества СССР. - Л.: Наука, 1989. - с. 150-159.

36.   Саввинов Д.Д., Шерстов В.А., тяптиргянов М.М. и др. Влияние предприятий оло-водобывающией промышленности на окру­жающую среду Севера // Экология горного производства и человек: тезисы докладов Межотраслевой научно-практической кон­ференции (Пермь, 14-16 декабря 1993г.). - Пермь, 1993. - С.10.

37.   Саввинов Д.Д., Сазонов Н. Н. Микро­элементы в Северных экосистемах. - Но­восибирск: Наука, 2006. - 208с.

38.   Сивцева А.И, Мостахов С.Е., Дмитри­ева З.М. География Якутской АССР (Учеб­ное пособие. -3-е издание. испр. доп.). - Якутск: Кн. изд-во, 1990. - 168с.

39.   Соловьев П.А. Аласный рельеф Цен­тральной Якутии и его происхождение // Сборник» Многолетнемерзлые породы и со­путствующие им явления на территории ЯАССР», М.: Изд. АН СССР, 1962. - 27 с.

40.   Софронов В.М. Экология и использо­вание дикого северного оленя в Якутии/отв. вред. Н.Г. Соломонов. Якутск: Яф ГУ «Изд-во СО РАН», 2005 - 188 с. ISBN 5-463­00087-5 (ООО «Академия»).


Библиографическая ссылка

Неустроева Т.С., Бурцева Т.Е. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В МЕСТАХ ПРОЖИВАНИЯ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ ЯКУТИИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2010. – № 7. – С. 26-36;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=729 (дата обращения: 07.12.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074