Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ И КАНАДЫ

Лобачева С.В. 2 Дмитриев В.В. 1, 2
1 Санкт-Петербургский государственный университет
2 Российский государственный гидрометеорологический университет
Представлены теоретико-методологические обобщения по проблеме интегральной оценки качества жизни населения (ИОКЖН); продолжена разработка моделей-классификаций ИОКЖН на основе метода сводных показателей (МСП); проведена апробация моделей на примере ИОКЖН России и Канады за 2005, 2009, 2012 гг. В основу оценки положена авторская модель-классификация, ориентированная на 5 классов качества, содержащая 25 объективных критериев оценивания, объединенных в 6 групп, отнесенных к 3 блокам: экономический, социальный, экологический. Рассмотрено 3 варианта модели, различающиеся приоритетами оценивания. По всем моделям по величинам интегральных показателей качество жизни населения России в 2005 г. было оценено IV классом («ниже среднего»), а в 2009 и 2012 гг. – III классом («среднее»). Качество жизни населения Канады в 2005 и 2009 гг. было оценено III классом («среднее»), а в 2012 году – II классом («выше среднего»).
качество жизни
интегральная оценка
построение моделей-классификаций
метод сводных показателей
оценочная шкала
приоритет оценивания
интегральный показатель
1. Алимов А.Ф., Дмитриев В.В., Флоринская Т.М. и др. Интегральная оценка экологического состояния и качества среды городских территорий/ Под ред. А.К. Фролова. – СПбНЦРАН – СПб., 1999. – 253 с.
2. Боблакова Л.М., Дмитриев В.В. Интегральная оценка качества жизни населения г.Санкт-Петербурга и г. Москвы. Научный журнал Российской Академии Естествознания «Международный журнал экспериментального образования». – 2014. – № 3, Часть 1. – С. 91–95.
3. Глухов В.В., Окрепилов В.В. Управление качеством жизни. – СПб.: Наука, 2008. – 484 с.
4. Дегиль О.В. Методика определения качества жизни населения региона на основе комплексного индикатора качества жизни. Глобальный научный потенциал. Управление качеством. – СПб., 2012. – № 11 (20). – С. 132–138.
5. Дмитриев В.В., Боблакова Л.М. Интегральная оценка качества жизни населения в регионах России (статья в периодическом издании). Информационные технологии и системы: управление, экономика, транспорт, право: Сб. тр. Международной научно-практической конференции «Инфогео 2014»./Вып. 3 (14) / Под ред. д.т.н., проф. Истомина Е.П. – СПб: ООО «Андреевский издательский дом» – 2014 г., С.38-44.
6. Дмитриев В.В., Огурцов А.Н., Васильев В.Ю., Примак Е.А., Лобачева Ю.В., Скрыгина В.К. Оценка эмерджентных свойств сложных систем в природе и обществе на основе моделей интегрального оценивания. Сборник трудов VI международной конференции «Экологические и гидрометеорологические проблемы больших городов и промышленных зон, ЭКОГИДРОМЕТ – 2012». 2–4 июля 2012. Под редакцией: Л.Н. Карлина, В.Н. Воробьева, В.А. Шелутко, В.В. Дмитриева. – СПб.: изд. РГГМУ, 2013. – С. 18–27.
7. Дмитриев В.В., Стемасова Д.Н. Разработка критериев комплексной оценки экологической ситуации в г. Санкт-Петербурге на основе геоинформационных систем / Экологические и гидрометеорологические проблемы больших городов и промышленных зон. Материалы Международной конференции. 25–27 октября 2006 г. – СПб.; изд. РГГМУ, 2006. – С. 86–87.
8. Зубец А.Н. Истоки и история экономического роста. – М.: Изд-во «Экономика», 2014. – 463 с.
9. Зубец А.Н., Тарба И.В. Качество жизни в России / Журнал «Финансы». – М., 2013. – № 12. – С. 68–70.
10. Колбасина А.Г. Разработка методики оценки качества жизни населения территорий (на примере г. Красноярска). – Красноярск, 2003. – 20 с.
11. Международная экономическая статистика [Электронный ресурс] – Режим доступа: www. statinfo.biz.
12. Многокритериальные географо-экологические оценки состояния и устойчивости природных и урбанизированных систем / Под ред. В.В. Дмитриева и Н.В. Хованова. Деп. ВИНИТИ 01.09.2000 № деп. 2342В00, 2000. – 275 с.
13. Осипова А.А. ,Дмитриев В.В. Интегральная оценка экологической обстановки в районах г. Санкт-Петербурга. Организационно-методическое обеспечение проведения Всероссийской студенческой олимпиады по экологии и природопользованию: учебно-методическое пособие / С.А. Куролап, В.И. Федотов, Л.М. Акимов, Т.И. Прожорина, М.А. Клевцова, Ю.А. Нестеров, О.В. Прохорова, М.В. Деревягина. – Воронеж, Издательство «Научная книга», 2013, – С. 139–143.
14. Осипова А.А., Дмитриев В.В. Интегральные оценки качества жизни населения и качества городской среды г. Санкт-Петербурга. Научный журнал Российской Академии Естествознания «Международный журнал экспериментального образования». – 2014. – № 3, Часть 1. – С. 96–102.
15. Тикунов А.В. Интегральные показатели пространственных моделей развития стран мира. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 248 с.
16. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.gks.ru.
17. Хованов Н.В. Анализ и синтез показателей при информационном дефиците. СПб, СПбГУ, 1996. – 195 с.
18. Dmitriev V.V. Integral Estimation of Ecological Condition and Quality of Anthropogenic Transforming System Environment / Building together our territories. Construire ensemble nos territories. Abstracts. Resume. 31st International Geographical Congress, Tunis 2008, August 12–15. – Р. 410–411.

Трактовка понятия «качество жизни» разнообразна и неоднозначна. Многие авторы абсолютизируют какой-либо один аспект этого понятия, что приводит к полисемантичности и неопределенности термина. Введению понятия качество жизни исторически способствовало определение здоровья, принятое Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 1948 г., и оценка статуса больного человека по шкале Карновского (1949 г.). Качество жизни, по определению ВОЗ, – это характеристика физического, психологического, эмоционального и социального функционирования, основанная на его субъективном восприятии.

Теория качества жизни – направление в американской и западно-европейской социологии, возникшее в середине 1960-х гг. в США на базе расширения понятия социальных индикаторов. В 1969 г. потребительские организации пяти стран (США, Австрии, Великобритании, Бельгии и Нидерландов) объединились и создали Международную организацию союзов потребителей. В настоящее время она включает в себя более 200 организаций из 80 стран. В этой организации были разработаны восемь «золотых» правил, которые образовали первоначальный «фундамент» оценочных характеристик качества жизни: 1 – право на удовлетворение основных нужд (питание, одежда, кров, санитарные условия, здравоохранение, образование); 2 – право на безопасность (защита от продукции и услуг, опасных для здоровья и жизни); 3 – право на информированность (получение необходимых сведений в полном объеме, защита от неточной и недостоверной информации); 4 – право выбора (доступ к альтернативным товарам и услугам); 5 – право быть выслушанным (представительство потребителей в государственных органах, участие в разработке и оценке продукции и услуг); 6 – право на возмещение (компенсация потерь из-за некачественной продукции); 7 – право на потребительское просвещение (правовая грамотность и обучение использованию продукции и получению услуг); 8 – право на здоровую окружающую среду (защита окружающей среды).

К началу 1970-х гг. в теории качества жизни на первый план выдвигаются глобальное моделирование, по теории и методам близкое к эконометрике, и концепция «ощущаемого качества жизни», связанная, в первую очередь, с исследовательской деятельностью А. Кампбелла и др. в США. С 1974 г. издается международный журнал «Social Indicators Research», посвященный исследованиям качества жизни. Теория качества жизни широко используется в деятельности национальных и международных социально-политических организаций (ЮНЕСКО и др.). В этот период активно изучаются социально-психологические механизмы, опосредующие реальное удовлетворение потребностей людей, – ценностные «фильтры» с эталонами (регламентами, нормами) сравнения; компенсаторные модели с широким кругом факторов социального, психологического характера, различные компоненты благополучия. Разработка теории качества жизни связана с именами Ф. Конверса, У. Роджерса, Ф. Андруза, Л. Милбрейта в США, А. Мак-Кеннела, С. Райта в Великобритании, А. Михелоса в Канаде [3, 10, 15].

В 1980-е гг. вводится понятие индекс развития человеческого потенциала, в котором учитываются ожидаемая продолжительность жизни, уровень образования (уровень грамотности и доля учащихся в возрасте до 24 лет), реальный душевой ВВП. В 1990-е годы осознается необходимость дополнительного учета показателей состояния окружающей среды, масштаба преступности, качества медицинского обслуживания. Показатели количества потребленных благ в оценке качества жизни отодвигаются на второй план.

Концепция качества жизни, введенная ООН, базируется на приоритетности показателей здоровья, питания, образования. Шведская концепция опирается на качество трудовой жизни, экономические и политические возможности человека и определяется приоритетами государственной политики в стране (регионе). Концепция качества жизни во Франции базируется на показателях численности и состава населения, трудовых ресурсов, условий труда, распределения и использования дохода, условий жизнедеятельности, социальных аспектов. Многообразие затрагиваемых характеристик позволяет говорить о необходимости их рационального сочетания и определении качества жизни как оптимального сочетания параметров здоровья, досуга, занятости, образования, профессионального и социального роста, защищенности прав и свобод, личной и экологической безопасности, чистоты окружающей среды и потребляемых человеком природных ресурсов.

В требования к показателям, используемым при характеристике качества жизни, включают: доступность, измеримость, объективность, полноту, информативность, наглядность, полезность, воспринимаемость. Под управлением качеством понимают последовательность действий, включающую в себя оценку реального значения показателей, вычисление расхождений реальных и желаемых значения показателей, принятие решений по корректировке функционирования, возврат к первому действию. Отмечается, что управление качеством не должно стать самоцелью, оно должно быть реализуемым и ориентированным на поддержку системы управления и развитие обеспечивающих ресурсов. Но, зачастую, такая оценка заменяется не оценкой состояния системы в целом, а покомпонентным анализом временной или пространственной динамики отдельных индикаторов качества жизни. В результате, по одному индикатору качество жизни относят к одному классу, а по другому (другим) индикаторам – к другому (другим) классам. В итоге многокритериальность порождает проблему несравнимости результатов оценивания.

В практике современных международных сопоставлений, проводимых ООН, используется около 150 характеристик (экологические, демографические, экономические, социальные параметры, правовые аспекты, уровень развития здравоохранения, образования, культуры и т.д.), отражающих качество жизни населения.

По мнению социологов Финансового университета при Правительстве РФ, высокое качество жизни человека подразумевает: 1 – достаточную продолжительность здоровой жизни, поддержанную хорошим медицинским обслуживанием и безопасностью (отсутствием значимых угроз жизни и здоровью); 2 – приемлемый объем потребления товаров и услуг, гарантированный доступ к материальным благам; 3 – удовлетворительные социальные отношения, отсутствие серьезных общественных конфликтов и угроз достигнутому уровню благополучия; 4 – благополучие семьи; 5 – познание мира и развитие – доступ к знаниям, образованию и культурным ценностям, формирующим личность и представления об окружающем мире; 6 – учет мнения индивида при решении общественных проблем, участие в создании общепринятой картины мира и правил поведения человека; 7 – социальную принадлежность, полноправное участие в общественной и культурной жизни во всех их формах; 8 – доступ к разнообразной информации, включая сведения о положении дел в обществе; 9 – комфортные условия труда, дающего простор для творчества и самореализации, относительно короткий рабочий день, оставляющий человеку достаточно свободного времени для различных занятий [8, 9].

В наши дни «качество жизни» – термин, широко применяемый в экологии человека, в социальной экологии, и выражающий качество удовлетворения материальных и культурных потребностей людей – качество питания, комфорт жилища, качество образования, здравоохранения, сферы обслуживания, окружающей природной среды, структуры рекреации; модность одежды, степень удовлетворения потребностей в объективной информации, уровень стрессовых состояний и т.д. Кроме того, под качеством жизни может пониматься соответствие среды жизни людей социально-психологическим установкам личности. Исходя из определений качества жизни, основной задачей оценки может считаться определение совокупности природных, социальных и экономических условий, обеспечивающих в той или иной степени здоровье человека – личного и общественного и его потребности, т.е. соответствие среды жизни здорового человека его потребностям [2, 3, 5, 13, 14].

Материалы и методы исследования

Различия в методиках оценки качества жизни проявляются при решении таких вопросов как: выбор номенклатуры показателей качества жизни, измерение этих показателей, выбор методов и процедур оценки для получения обобщённого оценочного суждения об уровне жизни отдельного индивида, группы людей, конкретного региона или страны в целом. Вместе с тем, методики или модели качества жизни выстроены в ключе либо субъективного, либо объективного измерения и использования оценочных шкал. Субъективные индексы качества жизни формируются на основе социологических опросов, используют субъективные индикаторы, которые более или менее удачно дополняют достоверную картину качества жизни населения, или изменяют приоритеты оценивания на определенном временном интервале [4].

Для интегральной количественной оценки качества жизни, как и в наших более ранних работах, воспользуемся методом сводных показателей, варианты и этапы которого неоднократно подробно рассматривались нами ранее [1, 6, 7, 12, 18].

Первый этап. Отбор объективной системы необходимых и достаточных признаков оценки качества жизни. Эти признаки разбиваются на группы, характеризующие качество среды, экономической сферы, социальных условий. Желательно, чтобы каждый из параметров был необходим, а все индикаторы вместе были достаточны для описания качества жизни населения. При этом могут существовать характеристики, увеличение значений которых приводит к ухудшению качества (первый тип), а также характеристики, увеличение значений которых приводит к его улучшению (второй тип). Одновременно с введением признаков (критериев, индикаторов) оценивания вводятся классы состояния (качества), формируются оценочные шкалы для отдельных индикаторов.

Второй этап. Выполнение процедуры нормирования исходных характеристик таким образом, чтобы наилучшим условиям по каждому критерию соответствовало значение равное 0, а наихудшим, равное 1 (можно наоборот). Такое преобразование, выполняется с помощью двух основных нормирующих функций, учитывающих характер связи и её нелинейность [17]. В результате получаем нормированные значения характеристик qi , которые часто в литературе называют «отдельными показателями» []. В расчет qi входят также xi – текущее значение характеристики, mini – минимальное (фоновое, допустимое, безопасное, критическое, предельно-допустимое и т.п.) значение критерия, maxi – максимальное значение критерия (лучше ориентироваться на региональные, но не абсолютные максимумы критериев), λ – показатель, учитывающий нелинейность связи. Диапазон изменения qi всегда находится в пределах от 0 до 1. Таким образом, исходные критерии в различных шкалах измерения (абсолютные и средние величины в конкретных единицах измерения, относительные или балльные оценки и т.п.) приводятся к безразмерным шкалам, после чего над их значениями можно производить математические действия с целью получения интегрального показателя качества жизни (ИПКЖ).

Третий этап. Выбор вида ИПКЖ(q,p), который строится таким образом, что зависит не только от показателей qi , но и от их значимости, определяемой весовыми коэффициентами pi , сумма которых должна равняться 1 (0 ≤ pi ≤ 1). В качестве выражения для интегрального показателя, следуя [17], зададим линейную свертку показателей вида:

lob01.wmf i = 1,…n,

где n – число критериев оценивания.

Четвертый этап. Решается проблема выбора приоритетов или «весов» pi. Нередко на практике вес вводится без какого-либо четкого обоснования или с учетом мнений экспертов. В самом простом случае, при равенстве весов исходных параметров внутри групп и между группами, вес определяется простой формулой pi = 1/n. В современных АСПИД-моделях веса моделируются в соответствие с назначаемыми приоритетами оценивания [17].

Пятый этап. Для левой и правой границ каждого класса в исходной модели рассчитывается значение ИПКЖi . В результате выполнения этого этапа получаем шкалы интегральных показателей внутри групп и между ними по классам качества при условии равновесного (или неравновесного) учета всех параметров оценивания.

Шестой этап. По материалам собранных базовых статистических показателей определим значение интегрального показателя качества жизни в определенный момент времени. Как правило, оценить состояние системы однозначно при покомпонентной оценке не представляется возможным, так как по одному критерию система может относиться к одному классу состояния, по другому – к другому. Встречаются еще более сложные ситуации, когда разброс значений отдельных критериев укладывается в несколько классов состояния. Это может быть связано как с несовершенством методической базы, так и с недостаточным опытом исполнителя, осуществляющего сбор фондовых, каталожных материалов и статистических данных.

По правилам построения исходной модели-классификации рассчитываются значения ИПКЖ и, таким образом, по совокупности критериев оценивания система (или ее качество) относится к определенному классу (либо к пограничному состоянию между классами). В АСПИД-моделях дополнительно оцениваются точность оценки и достоверность полученного результата [17].

Расчеты ИПКЖ дают возможность количественно оценивать пространственно-временные особенности качества жизни, их изменчивость, степень их трансформации, тенденции и причины их изменения, степень допустимого воздействия на них, при котором урбосистема сохраняет свои свойства и параметры режимов (или класс качества).

Результаты исследования и их обсуждение

В статье приводятся результаты сравнительной интегральной оценки качества жизни населения России и Канады по статистическим показателям каждой сферы качества жизни для 2005, 2009, 2012 гг. [11, 16]. Оценка по всем моделям выполнялась для пяти классов качества жизни, которые были названы: I – «высокое», II – «выше среднего», III – «среднее», IV – «ниже среднего», V – «низкое».

Все критерии были разделены на шесть групп: 1 – рынок труда (численность занятых в экономике; размер реального ВВП, (млрд. долл. США); общая численность безработных; темпы роста объёма промышленного производства, %); 2 – транспортная инфраструктура (число дорожно-транспортных происшествий, в которых были пострадавшие; количество легковых автомобилей на тыс. человек; протяженность железнодорожных путей, км); 3 – здоровье населения (коэффициент младенческой смертности; коэффициент смертности детей в возрасте до 5 лет; общий коэффициент рождаемости (на тыс. человек населения); общий коэффициент смертности (на тыс. человек населения); общий коэффициент естественного прироста (на тыс. человек населения); коэффициент смертности от туберкулеза (на 100 тыс. человек)); 4 – личная безопасность (количество убийств; кол-во краж с взломом и проникновений в жилища; кол-во нападений на людей; численность вооруженных сил, чел.); 5 – средства информации (численность абонентов сотовых мобильных телефонных сетей на тыс. человек населения; численность пользователей сети интернет на тыс. человек населения); 6 – качество среды (площадь охраняемых территорий в % от общей площади территории стран; выбросы СО2, т/человека (метрических тонн на человека); выбросы углекислого газа от транспорта ( % от общего сжигания топлива); выбросы оксида азота в производстве и энергетике ( % от общих выбросов оксида азота); выбросы метана, кт CO2-эквивалента (тыс. т в CO2-эквиваленте); потребление озоноразрушающих веществ – гидрохлорфторуглерод (HCFCs), тонн озоноразрушающих веществ).

К экономическому блоку отнесена группа 1 (4 индикатора); к социальному – группы 2-5 (15 индикаторов), к экологическому – группа 6 (6 индикаторов).

Всего было реализовано три модели-классификации, различающиеся приоритетами (весами) на втором уровне обобщения данных: «модель 1» – равенство весов; «модель 2» – приоритет – «здоровье населения»; «модель 3» – приоритет – «рынок труда». Расчет интегрального показателя качества жизни (ИПКЖ) на первом уровне (внутри групп) выполнялся в предположении равенства приоритетов (весов) оценивания. В модели 2 заданы следующие приоритеты для второго уровня: здоровье населения > личная безопасность = качество среды > рынок труда = средства информации > транспортная инфраструктура (р3 > р4 = р6 > р1 = р5 > р2). В модели 3 приоритеты второго уровня: рынок труда > транспортная инфраструктура = средства информации = здоровье населения > качество среды > личная безопасность (р6 > р45 = р3 > р2> р1). Значения весовых коэффициентов для разных приоритетов рассчитаны на основе учета двух основных положений: 0 ≤ pi ≤ 1; lob02.wmf.

Информация для построения ИПКЖ была взята с сайтов «Международная экономическая статистика» и «Федеральная служба государственной статистики» [11, 16].

Для «модели 1» на первом уровне свертки информации по величине ИПКЖi показателя в России в 2005 году к III классу отнесены группы «рынок труда», «качество среды»; к IV классу отнесены «транспортная инфраструктура», «личная безопасность», «средства информации»; к V классу отнесена группа «здоровье населения».

По величине ИПКЖi в России в 2009 году к III классу отнесены группы «транспортная инфраструктура», «личная безопасность», «средства информация»; к IV классу отнесены «рынок труда», «здоровье населения», «качество среды».

По величине ИПКЖi в России в 2012 году ко II классу отнесены группы «рынок труда», «средства информация»; к III классу отнесены группы «транспортная инфраструктура», «личная безопасность», «здоровье населения»; к IV классу отнесена группа «качество среды».

По величине ИПКЖi в Канаде в 2005 году ко II классу отнесена группа «здоровье населения»; к III классу отнесены группы: «рынок труда», «транспортная инфраструктура», «личная безопасность», «средства информации», «качество среды».

По величине ИПКЖi в Канаде в 2009 году ко II классу отнесена группа «здоровье населения»; к III классу отнесены группы: «рынок труда», «транспортная инфраструктура», «личная безопасность», «средства информации», «качество среды».

По величине ИПКЖi в Канаде в 2012 году ко II классу отнесены группы: «рынок труда», «здоровье населения», «личная безопасность», «качество среды»; к III классу отнесены группы «транспортная инфраструктура» и «средства информации».

На втором уровне свертки (между группами) по «модели 1» качество жизни населения в России по ИПКЖ в 2005 году отнесено к IV классу («ниже среднего») (0,70), в 2009 и 2012 к III классу («средний») (0,57 и 0,45). В Канаде качество жизни населения в 2005 и 2009 годах отнесено к III классу («средний») (0,45 и 0,43), а в 2012 году ко II классу («выше среднего») (0,33).

Для «модели 2» (приоритеты: здоровье населения > личная безопасность = качество среды > рынок труда = средства информации > транспортная инфраструктура) на втором уровне свертки информации качество жизни в России было оценено в 2005 г. IV классом, в 2009 г. – III классом, в 2012 г. – III классом. Качество жизни в Канаде было оценено в 2005 и 2009 г. III классом, в 2012 г. II классом.

Для «модели 3» (приоритеты: рынок труда > транспортная инфраструктура = средства информации = здоровье населения > качество среды > личная безопасность) на втором уровне свертки информации качество жизни в России было оценено в 2005 г. IV классом, в 2009 и 2012 г. III классом. Качество жизни в Канаде оценено в 2005 и 2009 г. III классом, в 2012 г. отнесено ко II классу.

По всем трем моделям по величине интегрального показателя качество жизни населения в России за 2005 г. оценено IV классом («ниже среднего»), а 2009 и 2012 гг. – III классом («средний»). По всем моделям по величине интегрального показателя качество жизни населения в Канаде за 2005 и 2009 гг. было оценено III классом («средний»), а в 2012 году – II классом («выше среднего»).

Заключение

Подведя итоги, отметим, что в целом качество жизни в России тормозится постепенным снижением качества среды, низкой личной безопасностью (по величине интегрального показателя (ИП) – в 2 раза ниже, чем в Канаде), невысоким, хотя и улучшающимся уровнем здоровья населения (по величине ИП – в 2,5 раза ниже, чем в Канаде). В тоже время Россия на первом уровне свертки имеет лучшие показатели, чем Канада по группам «рынок труда» и «средства информации». Качество жизни в Канаде обусловлено высоким уровнем здоровья населения, личной безопасности и устойчивой тенденцией к улучшению качества среды. Именно по этим группам признаков Россия уступает Канаде в последние годы один класс качества (в России – III, в Канаде – II).

В обеих странах выявлена тенденция на улучшение качества жизни населения: в России от IV к III; в Канаде – от III ко II.

Исследования поддержаны грантом РФФИ № 13-05-00648-а.


Библиографическая ссылка

Лобачева С.В., Дмитриев В.В., Дмитриев В.В. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ И КАНАДЫ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 9-2. – С. 359-364;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=7328 (дата обращения: 14.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074