Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ МЕДНОГО УДОКАНА (1977–1990 ГГ.)

Чечель А.П. 1
1 Институт природных ресурсов экологии и криологии СО РАН
В 2014 г. исполнилось 40 лет с начала строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали – одного из грандиозных проектов в истории СССР. Сооружение БАМ, изучение и освоение природных ресурсов прилегающих территорий (зоны БАМ) стало местом рождения новых решений и смелых идей, в которых приняли участие многие сотрудники отраслевых и академических институтов страны. В статье, участником этих событий, рассмотрены вопросы создания, функционирования академической координационной научно-прикладной программы «Медные руды Удокана» и некоторые итоги работы по ее реализации.
Байкало-Амурская железнодорожная магистраль
академическая Программа освоения природных ресурсов Сибири
Удоканское месторождение медных руд
Читинская региональная лаборатория Института географии
научно-прикладная программа «Медные руды Удокана»
1. Вотах О.А., Чечель А.П. Строительство БАМа и перспективы развития производительных сил Севера Читинской области // Экономическое и социальное развитие Забайкалья – Чита, 1987. – С. 19–22.
2. Кренделев Ф.П., Чечель А.П. Программа «Медные руды Удокана»: Итоги и задачи // Удокан: Экономико-географические проблемы освоения – Новосибирск: Наука, 1987. – С. 13–15.
3. Недешев А.А. Читинская географическая лаборатория (1963–1981 гг.) // География и природные ресурсы, 1991, № 2. – С. 188–195.
4. Недешев А.А. Академическая наука в Забайкалье /отв. ред. акад. М.И. Эпов, А.Б. Птицын. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2011. – 181 с.
5. Недешев А.А., Задорожный В.Ф., Чечель А.П. Программа «Медные руды Удокана»: замысел и воплощение // Проблемное направление в географии – Чита, 1993. – С. 185–219.
6. Основные результаты работ по региональной научно-исследовательской программе «Сибирь» (Раздел «Медные руды Удокана») за 1977–78, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1981–85, 1986, 1987, 1988, 1989, 1986-1990 гг. (всего 13 выпусков).
7. Региональная научно-исследовательская программа «Сибирь». Прогнозные доклады – Новосибирск, 1989 (в 2-ух кн.).

Отсчет начала строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (БАМ), ведётся с принятия Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 г. № 561 «О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали» и создания постоянно действующей комиссии по строительству и освоению БАМа. В сентябре 1975 г. был создан научный совет Академии Наук СССР по проблемам БАМ. В 1977 г. Сибирским отделением АН СССР, при поддержке центральных ведомств, а также республик, краев и областей Сибири, была сформирована «Комплексная программа освоения природных ресурсов Сибири», больше известная под названием Программа «Сибирь» (получившая статус государственной программы совместным постановлением № 385/96 от 13.07.1984 г. Президиума АН СССР и ГКНТ СССР).

Составной частью Программы «Сибирь», в числе ее подпрограмм, нацеленных на дальнейшее расширение минерально-сырьевой базы Сибири и СССР, стала региональная программа «Медные руды Удокана» в качестве самостоятельного программного блока [3, 4]. Координация работ по программе была поручена Читинской региональной лаборатории Института географии Сибири и Дальнего Востока СО АН СССР во главе с доктором географических наук А.А. Недешевым, ставшим координатором программы – председателем Координационного совета программы. А.А. Недешев, входил также в состав Научного совета АН СССР по проблемам хозяйственного освоения зоны Байкало-Амурской магистрали (1975–87 гг.). С организацией Читинского института природных ресурсов (ЧИПР) СО АН СССР в сентябре 1981 г. Координационный совет возглавляли директора этого института: доктор геолого-минералогических наук, а в последующем член-корреспондент АН СССР, Ф.П. Кренделев, а с 1987 г. – доктор геолого-минералогических наук О.А. Вотах.

Координационная научно-прикладная программа «Медные руды Удокана» создавалась на базе наработок отраслевой и академической науки и практики прежних лет. Были уже утверждены прогнозные запасы Удоканского месторождения (1964 г.), шла его доразведка и работы по утверждению промышленных запасов в контуре открытых работ (1981 г.). Были подготовлены технико-экономические доклады и технико-экономические обоснования (1969 и 1972 гг.) строительства Удоканского ГОКа, разработан проект районной планировки Удоканского промышленного узла, производилась их корректировка, а им предшествовали научные и изыскательские работы и технологические испытания. Удоканская проблема, как проблема создания и освоения новой меднорудной базы СССР, обсуждалась на нескольких крупных (всесоюзных и региональных) научно-практических совещаниях (1960, 1961, 1968 гг.). Однако проектные работы показывали низкую рентабельность Удоканского ГОКа, которая по мере проектирования имела тенденцию к снижению, сроки освоения отодвигались, проектные материалы старели. Требовались новые идеи.

Из того обстоятельства, что Удоканская проблема уже имела научно-технический задел и проектные проработки, вытекала цель программы «Медные руды Удокана» – разработать научные рекомендации, направленные на повышение эффективности освоения Удоканского медного месторождения в сложных природных и экономических условиях Севера Забайкалья. Программой предусматривалась координация научно-прикладных работ для решения следующих главных задач:

– разработки новых методов переработки руды, обеспечивающих повышение извлечения металла и ускорение сроков освоения месторождения;

– разработки предложений по рационализации структуры Удоканского промышленного узла с целью повышения эффективности капиталовложений и снижения эксплуатационных затрат;

– разработки научно-обоснованных предложений по охране окружающей среды при различных вариантах освоения месторождения.

Соответственно задачам формировались блоки программы. Первоначально задания были сгруппированы в 5 блоков:

– геологическое изучение Кодаро-Удоканской рудной провинции. Эта провинция вошла в последующем практически в зону Байкало-Амурской магистрали, а блок сохранил свою самостоятельность на протяжении всей жизни программы «Медные руды Удокана»;

– второй блок – инженерно-сейсмические исследования и изучение особо опасных природных явлений – был призван раскрыть потенциальные опасности природной среды для освоения месторождения и жизни населения. Этот блок с 1986 г. не выделялся в качестве самостоятельного, а комплексировался с 3-им, 4 и 5-ым блоками;

– третий – горные работы и вопросы технологии. Это один из центральных блоков, сохранивших свою самостоятельность на все время работы координационной программы;

– четвертый – экономика и комплексное освоение Удокана;

– пятый блок – экология и охрана окружающей среды. Впоследствии последние два блока были объединены (а с 1986 г. объединены и с частью заданий по особо опасным природным явлениям второго блока) под идеей взаимосвязи экологии и экономики, т. е. под тем, что рассматривается в виде «концепции устойчивого развития».

С самого начала, отличительной чертой программы был ее подход к освоению Удокана как к комплексной проблеме, в которой вопросы геологии и технологии разработки месторождения рассматривались в неразрывной связи с оценкой природных условий и задачами по формированию благоприятной социальной сферы и охране окружающей природной среды района освоения. Такой подход к проблеме сглаживал некоторую предопределенность цели и заданий программы, идущую от ТЭО Удоканского ГОКа и других проектных и планировочных документов, и позволял выйти «за заданные» рамки научного поиска.

Такая постановка проблемы отразилась и на формировании Читинского института природных ресурсов СО РАН, причем, двояким образом: первое – удоканская проблематика, программа научно-исследовательских работ по удоканской проблеме явилась одним из аргументов создания самого института; а, второе, в тематике работ института большое место заняли удоканские проблемы. Институт, являясь, по кадровому составу научных работников, комплексным, сосредоточил на этом этапе свои исследования в большей части на одном объекте – Удоканском Севере, рассматривая его разными науками и в разных аспектах, то есть, обеспечивая то, что позднее назвали мультидисциплинарным подходом. Из 23 тематических заданий программы «Медные руды Удокана» в 1981–85 гг. ЧИПР выполнял 10, а в 1986–90 гг. – десять заданий из 17-ти.

Другим следствием того, что программа создавалась на подготовленной основе, явилось то, что она быстро нашла заинтересованных участников. Состав участников работ по координационной программе «Медные руды Удокана» за период ее действия насчитывал около 30-ти организаций разных ведомств (табл. 1), которые непосредственно входили в Координационный совет программы и считали необходимым информировать остальных участников программы о своей работе. Косвенных участников, т.е. тех, кто участвовал в совместных работах по заданиям программы, но не считал себя в ее составе или ответственным перед ней, насчитывалось еще около десятка организаций (Горный институт КФ АН СССР, Северо-восточный КНИИ ДВНЦ АН СССР, Вычислительный центр СО АН СССР, Главная геофизическая обсерватория им. Воейкова и др.).

Таблица 1

Состав участников работ по координационной программе «Медные руды Удокана» в 1978–1990 гг.

№ п/п

Организация – участник работ

Участие в работе программы

1

ВСЕГЕИ Мингео СССР

1985 *)

2

ЗабКНИИ Мингео СССР

1987

3

ПГО «Читагеология» Мингео СССР

1987

4

ВостСНИИГГИМС

1979

5

Гипроцветмет Минцветмета СССР

1981; 0Ц.039. **)

6

Гинцветмет Минцветмета СССР

1981; 0Ц.039.

7

Механобр Минцветмета СССР

1981; 0Ц.039.

8

ВНИПИгорцветмет Минцветмета СССР

1983; 0Ц.039.

9

ЦЭНИИ Госплана РСФСР

1981

10

Ленгипрогор Госстроя СССР

1978

11

ЗабайкалТИСИЗ Госстроя СССР

1985

12

ИркутскПромстройпроект Госстроя СССР

1985

13

ЗабУГКС Госкомгидромета СССР

1988

14

ГГИ Госкомгидромета СССР

1983

15

ГХИ Госкомгидромета СССР

1982

16

ИГиГ СО АН СССР

1987; 0Ц.039.

17

ИЗК СО АН СССР

1981

18

ИГД СО АН СССР

1988; 0Ц.039.

19

ИФХИМС СО АН СССР

1979

20

ИГ СО АН СССР

1985

21

ИЛиД СО АН СССР

1980

22

ИЭиОПП СО АН СССР

1981

23

ИМ СО АН СССР

1981

24

ЧИПР СО АН СССР

1990; 0Ц.039.

25

СибНИИЭСХ СО ВАСХНИЛ

1985

26

ХМИ АН Казахской ССР

1988; 0Ц.039.

27

МГУ

1987

28

МГРИ

1984

29

Читинский политехнический институт

1988

30

Читинский медицинский институт

1986

31

Читинский педагогический институт

1986

Примечание. *) – год последнего отчета организации-участника работ по координационной программе; **) – участие организации в работе по государственной целевой программе 0Ц.039.:0.09.02Ц. «Совершенствование технологии разработки Удоканского месторождения меди».

Таблица 2

Количественный состав участников работ по координационной программе «Медные руды Удокана» в 1978–1990 гг.

Показатель

Периоды

1978–80 гг.

1981–85 гг.

1986–90 гг.

Число организаций

до 17

до 21

до 9

Число специалистов, чел.

до 172

до 213

до 109

Число докторов наук, чел.

до 5

до 6

до 14

Число кандидатов наук, чел.

до 35

до 34

до 42

Надо отметить, что программа «Медные руды Удокана», равно как и многие другие разделы в суперпрограмме «Сибирь», не имела целевого финансирования. Это ограничивало ее координирующие усилия. Задания по программе входили в тематику организаций-исполнителей или выполнялись в порядке инициативы отдельных научных работников, т.е. они финансировались косвенно, через ведомства, к которым подчинялись эти организации и их специалисты (таковы особенности народной экономики, свободы и мобильности научных коллективов СССР) (табл. 2).

целом по программе получены результаты, представляющие собой зачастую достаточно полную научно-техническую информацию, необходимую для принятия проектных и плановых решений. В том числе, например, можно назвать:

– ПГО «Читагеология» – разведка и утверждение промышленных запасов Удоканского месторождения, месторождений стройматериалов, подземных вод для Удоканского ГОКа и многих других геологических объектов, создавших современный облик этого перспективного ресурсного района;

– Гипроцветмет, Гинцветмет, Механобр и др. организации Минцветмета СССР – работы по технологии горных работ, переработке удоканских руд и проектирования Удоканского ГОКа. В отчете программы «Медные руды Удокана» за 1986–90 гг. отмечалось, что «как и 5 лет назад (т.е. в 1985 г. – авт.), Удоканское месторождение меди практически готово к началу освоения (есть утвержденные запасы руд, технология их добычи и переработки, железная дорога и др.), но на базе традиционных подходов, которые не обеспечивают высоких технико-экономических показателей, что делает месторождение экономически невыгодным и экологически чрезмерно опасным для освоения» [6, с. 207 (вып. 1986–90 гг.)]. С начала 80-ых годов эти организации Минцветмета СССР пытались разрешить технологические проблемы в рамках отраслевой государственной научно-технической программы 0Ц.039.:0.09.02Ц, но к концу 80-ых годов «экономика перестройки» «выдохлась», капитальные вложения омертвлялись, сроки освоения Удокана были отнесены за 2005 г., и финансирование этих работ было прекращено;

– Химико-металлургический институт АН Казахской ССР – технология гидротермальной сульфидизации смешанных и окисленных медных руд. Им выданы исходные данные для проектирования соответствующей установки в составе опытно-промышленного предприятия на Удоканском месторождении. Опытно-промышленные испытания по этой технологии показали возможность довести извлечение меди из этих руд в концентрат до 93–98 %. Был выполнен и проект непрерывной промышленной установки по гидротермальной сульфидизации и флотации различных окисленных руд, производительностью до 500 тыс. тонн в год;

– Институт горного дела СО АН СССР – разработка безвзрывной технологии выемки горной породы;

– Институт геологии и геофизики СО АН СССР – исследования по использованию геотехнологических методов добычи меди в условиях многолетней мерзлоты;

– Московский государственный университет – оценка лавино- и селеопасности на площадке Удоканского месторождения, разработка противолавинных мероприятий;

– Сибирский НИИ экономики сельского хозяйства СО ВАСХНИЛ – развитие продовольственной базы Удоканского промышленного узла;

– Читинский политехнический институт – геолого-структурные, биостратиграфические исследования, оценка сопутствующих элементов;

– Читинский институт природных ресурсов – результаты геологических исследований позволяли пересмотреть прогнозы по Кодаро-Удоканскому району на медно-никелевые руды с элементами платиновой группы; предложены новые варианты освоения севера Читинской области с учетом территориального размещения производства и системы поселений, позволяющие Удоканскому комплексу вписаться в хозяйственную «ткань» Читинской области и способствовать наращиванию ее экономического потенциала и др.

Участие организаций в работе по программе «Медные руды Удокана» и ее результаты изложены в информационных отчетах программы, которые ежегодно публиковались с 1978 по 1990 годы в сборниках по программе «Сибирь» [6, 7], а также в ряде других изданий [2, 1, 5].

Одной из форм координации исследований в рамках программы «Медные руды Удокана» служили конференции и научно-практические совещания. В 1979, 1981, 1984, 1985 годах проблемы освоения Удокана обсуждались на крупных и представительных научных и научно-практических совещаниях и конференциях. Один раз в 2-3 года созывались расширенные заседания Координационного совета. Публиковались научные и научно-популярные издания по удоканской проблематике.

В середине 80-ых годов, когда министерства и ведомства потеряли «интерес» к Удоканскому месторождению, изменилось название программы, точнее она получила двойное название: новое – «Удоканский территориально-производственный комплекс» и старое, как опознавательный знак («бренд») главного содержания – «Медные руды Удокана». Программа стала по форме организации производственного комплекса более «территориальной», в ней появился блок: «разработать научные основы формирования Удоканского ТПК и концепции освоения Удоканского месторождения меди». Количество организаций-участников программы снизилось. Спад исследований стал закономерным следствием условий того времени. В 1988 г. было проведено последнее заседание Координационного совета. Через два года Программа «Сибирь» была реорганизована. Во главу угла существования программ вышел финансовый фактор и поддержка работ отраслью, а затем и субъектом Федерации. Программа «Медные руды Удокана» (как и многие другие подпрограммы в Программе «Сибирь») и в обновленном виде не сохранила свое место. Отрасли Удокан стал не нужен, а области (краю) – он не по силам. Проблема освоения медного гиганта Севера Забайкалья и год 40-летия начала строительства БАМ еще не получила своего решения.

Подводя итоги работы программы, участники заседания Координационного совета осенью 1988 г. отметили, что отнесение освоения Удоканского месторождения на более поздние сроки не означает «закрытия» проблемы Удокана, а ставит вопрос о новых подходах в организации производства, более полно учитывающих социально-экономические и экологические факторы размещения производительных сил, говорили о том, что нужно вернуться к вопросу о разработке государственной программы развития зоны БАМ в Кодаро-Удоканском районе, формирования здесь регионального многоукладного хозяйственного комплекса.


Библиографическая ссылка

Чечель А.П. АКАДЕМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ МЕДНОГО УДОКАНА (1977–1990 ГГ.) // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 10-3. – С. 523-527;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=7535 (дата обращения: 23.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074