Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,686

ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ИСКУССТВО КАК СРЕДСТВО СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ И ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ПО ЗДОРОВЬЮ

Карабанова С.Ф. 2 Коноплева Н.А. 2 Кучеренко А.Л. 2
2 ФГБОУ ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса»
Содержание статьи касается проблемы социокультурной и психологической адаптации лиц с ограниченными возможностями здоровья с помощью танцевального искусства. Авторы статьи обосновывают, что танцевальное искусство может стать эффективным инструментом формирования внутренней гармонии человека с ограниченными возможностями здоровья. Обосновывают взаимосвязь танца и игры, рассматривают танец как совершенную форму игры.
инвалидность
социокультурная
психологическая адаптация
тело
телесность
танец
ритм
танцевальное искусство
игра
1. Голейзовский К.Я. Касьян Голейзовский. Жизнь и творчество. Статьи, воспоминания, документы // К.Я. Голейзовский. – М.: Всероссийское театральное общество, 1984. – 576 с., С. 484.
2. Гольцман Е. Исцеляющий театр // Наука и жизнь. – 2001. – № 11. – С. 86–92.
3. Гренлюнд Э., Оганесян Н. Танцевальная терапия. Теория, методика, практика / Э. Гренлюнд, Н. Оганесян. – СПб., 2004. – 288 с.
4. Зайцев Д.В. Проблемы обучения детей с ограниченными возможностями здоровья [Текст] / Д.В. Зайцев // – Педагогика. – 2003. – № 1. – С. 21–30.
5. Красовская В.М. История русского балета / В.М. Красовская. – СПб., 2010. – 312 с.
6. Лоуэн А. Биоэнергетика / А. Лоуэн. – СПб.: Ювента, 1998. – 365 с.
7. Лоуэн, А. Язык тела. – СПб.: Академический проект, 1997. – 380 с.
8. Луговая Е.К. Философия танца. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2008. – 131 с.
9. Никитин В.Н. Онтология телесности: смыслы, парадоксы, абсурд. – М.: Когито-Центр, 2006. – 320 с.
10. Станиславский К.С. Работа актера над собой в творческом процессе переживания. Дневник ученика / К.С. Станиславский. – СПб., 2008. – 478 с., С. 56.
11. Хёйзенга Й. Homo Ludens. Статьи по истории культуры. – М.: Прогресс традиция, 1997. – 413 с.
12. Финк Е. Основные феномены человеческого бытия // Проблемы человека в западной философии – М.: Прогресс, 1988. – С. 257–403.
13. Маханько Н.В. Социокультурная адаптация в трансформационных процессах культуры: автореф. дис….канд. культурологии (24.00.01) – теория и история культуры / Н.В. Маханько. – Краснодар, 2001.
14. Жиленко М.Н. Танец как форма коммуникации в социокультурном пространстве: дис. … канд. культурологии (24.00.01) – теория и история культуры / М.Н. Жиленко. – М., 2000. – 191 с., С. 92–98.
15. Козлов В.В. Интегративная танцевально-двигательная терапия: монография / В.В. Козлов, А.Е. Гиршон, Н.И. Веремеенко. – М., 2005 – 286 с., С. 60.
16. Морина, Л.П. Мифологическое пространство танцевальной образности: монография / Л.П. Морина. – СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004. – 293 с., С. 80.
17. Александрова А.К. Становление и пути развития танцев на инвалидных колясках // творческая реабилитация детей, подростков и молодых людей с особыми потребностями. Материалы международной, научно-практической конференции. 30 ноября–1 декабря 2000 г. – СПб.: ГЛОИРДИ, 2001. – 220 с.
18. Изотов Э. Психология танца. Процессуальный подход. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: //www.terton.ru/biblioteka/process-dance.html.
19. Аберкомби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь / Пер. с англ. – Казань: Изд-во КГУ, 1997.
20. Федеральный закон от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 21.07.2014, с изм. от 01.12.2014) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (24 ноября 1995 г.).

Повышенное внимание к проблемам людей с инвалидностью и ограниченными возможностями по здоровью связанно с активным процессом гуманизации социума. Помимо серьезных подвижек в организации доступной среды и адаптации к ней, появились интересные и продуктивные попытки социализации этой категории населения, что помогает повышать их самооценку.

Подходы к понятию инвалидность у нас в стране были сформулированы в Федеральном законе «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», который был принят ГД РФ 20.07.95 г. [20]. Это понятие включает в себя как социальный, так и медицинский аспекты. Инвалидность – это социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящая к ограничению жизнедеятельности и необходимости социальной защиты [19].

Ограничение жизнедеятельности определяют как полную или частичную утрату лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться в пространстве, общаться, контролировать свое поведение, обучаться, заниматься трудовой деятельностью.

В свою очередь, социокультурная адаптация лиц с ограниченными возможностями – это процесс и одновременно результат включения индивида в различные социальные группы и отношения посредством организации совместной деятельности (прежде всего, игровой, образовательной, трудовой и творческой) [4, С. 27].

Причинами инвалидности могут быть психосоматические нарушения, заболевания и травмы. Так, у детей и подростков за годы реформ в регионах РФ отмечен рост показателей первичной заболеваемости и инвалидности в 2 – 4,5 раза (В.Г. Ермолаев, 2004, А.Е. Сухарев, 2009, З.М. Султанаева, Н.Х. Шарафутдинова, 2010).

Объем и содержание социальной реабилитации и адаптации детей с ограниченными возможностями зависят в немалой степени от тех принципов, которыми руководствуются в своей деятельности субъекты реабилитации, общество в целом, государство, которое организует и реализует соответствующие социальные программы. Социальные проблемы иного порядка связаны с региональными условиями с наличием или отсутствием спецшкол, специальных реабилитационных центров, специалистов-дефектологов в местах проживания семей, где есть ребенок-инвалид.

Существует очень сложная проблема адаптации и обучения инвалидов, особенно с тяжелыми интеллектуальными нарушениями. От помещения их в адекватную среду развития, среду обучения, может кардинально зависеть их интеллектуальный уровень. Особенно это касается детей с аутизмом, с синдромом Дауна, и др. Часто они могут учиться, но по специальным индивидуальным планам, со специально подготовленными педагогами, имеющими опыт работы с подобными детьми. Но в России до настоящего времени нет развитой системы социокультурной и психологической адаптации людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Причем сущность социокультурной адаптация состоит в приспособительном поведении человека, ориентированном на ценности данной культуры и заключается не только в трансформации человеком себя, существующих систем, но и в возникновении новых культурных и социальных феноменов. Индивид осознает при этом необходимость своего совершенствования и изменения кризисного социума. Таким образом, речь должна идти о взаимодействии государственных, общественных структур, организаций, обеспечивающих реабилитацию и адаптацию людей с ограничениями здоровья и самих инвалидов.

В свою очередь, психологическая адаптация предполагает открытость человека к сотрудничеству, защищенность от ударов жизни, способность справляться с жизненными вызовами. Психологически адаптированный человек адекватно воспринимает окружающую среду, ориентирован на саморазвитие, активен и целеустремлен. Несомненно, что людям с ограниченными возможностями здоровья нужна помощь в их социокультурной и психологической адаптации [13].

Наиболее перспективным направлением этой деятельности является арт-терапия. В настоящее время достаточно хорошо разработаны различные формы арт-терапии, хотя имеющиеся публикации носят характер скорее обобщения собственного опыта автора нежели научно-теоретического его обоснования. Это связано с тем, что для анализа результатов практических разработок требуется определенное время.

Танцевальное искусство в ряду других видов и жанров занимает особое место в решении проблемы не только социализации людей с инвалидностью и ограниченными возможностями по здоровью, но может стать эффективным инструментом формирования внутренней гармонии, что достаточно важно для данной категории людей.

Танцевальное искусство родилось в процессе формирования и становления человеческого общества и имело характер своеобразной игры. При этом социальная потребность в игре как особой подготовительной деятельности вместе с потребностями биологическими, стала составлять качественно новые человеческие потребности. Во время игры осознание отсутствия опасности раскрепощало человека. Условность достижения цели, иллюзорность добычи, мнимость победы доставляли радость и способствовали духовной устремленности человека. Тяга к игре – качество, позволившее человеку развиваться и совершенствоваться.

Известный ученый Йохан Хёйзинга, посвятивший игре целое исследование «Человек играющий», доказывает всеобъемлющую сущность феномена игры и универсальное значение ее в человеческой цивилизации. Вся социальная жизнь древних людей заключалась внутри обрядовой деятельности, и все действия осуществлялись с помощью определенных танцевальных форм, воспроизводящих бытовые, охотничьи, любовные и военные сюжеты, с помощью которых обучали, лечили, передавали опыт.

Касаясь взаимосвязи танца и игры, Й. Хёйзинга обосновывал ее очевидность, считал внутренне оправданной и полной. «Отношение танца к игре не есть его участие в ней, но отношение части – и целого, тождество сущности. Танец – это особая и весьма совершенная форма самой игры как таковой» – писал исследователь [11, С. 160].

Являясь совершенной формой игры, танец имеет все, присущие ей особенности, такие как: наличие соревновательности, художественной образности, драматического действия и музыкально-ритмического стержня. Ритм – древнейший спутник танца, удивительная особенность биологической жизни на земле, воплотившаяся в музыке. Он организовал игру в том направлении, что стало возможным коллективное исполнение. Танец является отражением разнообразных ритмов, которые пронизывают жизнь человека. По мнению М.Н. Жиленко, танец – это духовность, выраженная посредством идеально организованной плоти. При этом исследователь выделяет особый вид мыслительной активности, характерной для танца – танцевальное ритмопластическое мышление, специфика которого определяется пластикой человеческого тела, как основой танцевальной выразительности и ритмом как одним из главных системообразующих принципов танца [14, С. 92-98]. Очевидно, что в основе ритмопластического мышления лежит эмоциональность, присущая художественному мышлению в целом, а также рациональность, способная преобразовать эмоции в ритмически организованное движение. По словам хореографа К.Я. Голейзовского, «нужно, чтобы мышцы актера всегда сливались с его воображением, с его настроением, с его вдохновением» [1, С. 484]. Причем ритмичная музыка, способствуя гармонизации процессов торможения и возбуждения, упорядочиванию биотоков головного мозга, нормализует психологическое состояние индивидуума.

Таким образом, два древнейших элемента человеческой жизнедеятельности, а также условия социальной жизни человека, так удачно соединившиеся в танце, не могли быть случайными, а наоборот, стали крайне важными для его деятельности как физической, так и интеллектуальной.

Танцевальное искусство стало основой жизнедеятельности человека и способом выстраивания его отношений с окружающей природой. Это был и своеобразный способ общения внутри группы, особенно на стадии отсутствия разговорной речи.

Следует отметить, что термин «танец» в том смысле, который мы вкладываем в его содержание, не соответствует тому, что он представлял в далеком прошлом. Это были сюжеты, связанные с охотой, заклинанием духов, тренировкой боевых приемов, построенные на жестах и телодвижениях, имитировавших поведение животных, приемы охоты, бытовых действий. Эти пластические воспроизведения актов жизнедеятельности сопровождались своеобразной «музыкой», которую создавали ритмичные построения игрой на бубнах, палках, «музыкальных бревнах» и голосовые аккомпанементы в виде эмоциональных выкриков и звукоподражаний животным и птицам.

В процессе исторического развития и совершенствования танец включил в себя все возможные формы и способы движения человеческого тела, от самых простых, бытовых до крайне эмоциональных, абстрактных. Он исполнял роль передачи практического опыта овладения природой, являлся способом выражения радости и горя, способом релаксации и своеобразным «учебником» для передачи практического и интеллектуального опыта молодому поколению. Гармонизация практических и психологических проявлений человека лежала в плоскости танцевальных и игровых сюжетов, которые признаются наукой фундаментальными характеристиками становления цивилизации. Игровой способ постижения действительности позволяет прожить все жизненные ситуации в иллюзорном пространстве свободы и отсутствия страха. Рассмотрим те характеристики танцевального искусства, которые могут быть продуктивными для людей с инвалидностью или ограниченными возможностями по здоровью.

Очевидно, что основа танцев – это движение, которое само по себе имеет значительный лечебно-оздоровительный потенциал, а люди с инвалидностью и ограниченными возможностями приговорены к малоподвижности. Осознание этого обстоятельства подавляет свободное выражение эмоциональных состояний, приводит к зажимам и скованности. Известный психолог и ученый А. Лоуэн в своих трудах приводит выводы В. Райха о том, что существует связь между мышечным напряжением и эмоциональной блокировкой.

В. Райх ввел термин «мышечный панцирь» или «мышечный зажим» в отношении постоянно напряженных мышц, не позволяющих психической энергии течь свободно, в результате чего у человека возникают различные психологические проблемы. Последователь В. Райха А. Лоуэн, опираясь на его идею о том, что душевный конфликт выражается в виде телесных напряжений, создал свою систему работы с телом. Согласно А. Лоуэну, психика влияет на тело посредством сознательного контроля, например, в случаях, когда человек, подавляя желание закричать, сжимает челюсти, сдерживает дыхание. Однако сознательное сжатие мышц требует затрат энергии и поэтому долговременное их напряжение закономерно вызывает болезненные симптомы в теле. Метод А. Лоуэна предполагает максимальное усиление напряжения в блокированных местах с последующим полным расслаблением [6].

А. Лоуэн также подчеркивал, что в основе танцевального искусства лежит чувство радости, а музыкальный ритм, организуя движение, способствует мышечной разрядке [7, С. 23, 83].

По словам Л.П. Мориной, «В любом обществе тело имеет важное культурно-семантическое значение, поскольку жест, мимика, телесная выразительность, позы многозначны и экспрессивны, и в обще-коммуникативном контексте они также важны, как и слово» [16, С. 80]. То есть тело человека в культуре требует использования по отношению к нему понятия телесность, которая, как подчеркивает А.В. Немцова, не вполне идентична телу, она понимается «выше» и «шире», выходя за рамки физического тела. Телесность осуществляет связь индивида с внешним миром: людьми, предметами, с которыми он имеет дело.

Танец, как телесный феномен, отражает различные смыслы и свойства тела, являясь средством познания и самопознания. Посредством танца человек изучает свои ощущения и переживает радость творчества. В контексте психологии личности танец может выступать в качестве средства визуальной самопрезентации, невербальной коммуникации, гендерной самоидентификации, социокультурной адаптации и т.д. Примечательно, что в основе танцевального языка лежат выразительные возможности человеческого тела, при этом сам танец определяется как «музыка тела». В трудах исследователей танца Л.Д. Блок, В.М. Красовской встречается термин «звучащее тело» в отношении тела танцующего. Во время исполнения танца тело человека способно отражать его внутреннюю духовную жизнь. По словам К.С. Станиславского, в искусстве и, в частности, в танце тело является «внешним аппаратом воплощения» [10, С. 56].

В настоящее время танец все чаще начинает рассматриваться в контексте танцевальной психотерапии. Это обусловлено тем, что танец обладает ярко выраженными эффективными оздоровительными и гармонизирующими свойствами. Как отмечает В.М. Красовская представление о том, что шаманские ритуальные танцы оказывают лечебное воздействие, в настоящее время полностью подтвержденный факт, а ритм танца и его эстетичная форма нормализуют энергетику человека. Также она подчеркивает терапевтическое воздействие танца на человека [5].

В начале 1940-х годов в США началось бурное развитие востребованного сегодня во всем мире направления танцевальной терапии, заключающегося в психотерапевтическом использовании танца, способствующего эмоциональному, социальному и физическому уравновешиванию личности [3]. Это стало возможным лишь благодаря революции в танце, связанной с именами профессиональных танцовщиков А. Дункан, М. Грехем, Э. Жак-Далкроз и др., стремившихся передать свои чувства через многообразные комбинации движений в танце. Данные исполнители – новаторы воспринимали танец в качестве способа спонтанного творческого самовыражения, обращения к своим чувствам, что заставило их последователей пристальнее взглянуть на целительные ресурсы танца. Танцевально-двигательная терапия, рассматривая танец в качестве средства невербальной коммуникации, изучает, как эмоции и чувства человека отражаются в его телесных состояниях, обучает человека их осознаванию с целью дальнейшей коррекции.

Обращение танца к области психотерапии связывают с именем танцовщицы и преподавателя танца модерн из США Мэрион Чейз. С 1930 г. она стала замечать, что некоторые ее студенты уделяли больше внимания чувствам, выражавшимся в танце, нежели самой технике движений. Это послужило толчком для хореографа на своих занятиях ярче акцентировать свободу движения, импровизацию, выражение индивидуальных потребностей в танце. Другая танцовщица из Европы, специалист по танцевальной терапии Труди Шуп уделяет особое внимание спонтанному, катарсическому высвобождению сдерживаемых чувств в танце, исследованию скрытых конфликтов, являющихся источниками психического и физического напряжения. По словам Т. Шуп, танец изначально обращался непосредственно к здоровому аспекту человеческой природы, усиливая любые оставшиеся проявления здоровья. [15, С. 60]. Сегодня танцевальная психотерапия является самостоятельным направлением, будучи по своей природе междисциплинарным. Данное направление основывается на убеждении, что танец способствует высвобождению напряжения, эффективно восстанавливает естественные двигательные функции тела, а также освобождает доступ к чувствам человека, и дает способность их контролировать. В настоящее время в России проводятся исследования и практикуются программы по танцевально-двигательной терапии, авторы которых: И. Бирюкова, А.Е. Гиршон, Н.И. Веремеенко, Т.А. Шкурко, В.Н. Никитин, М.А. Бебик и другие. Автором интегративного подхода к танцевально-двигательной терапии в нашей стране является В.В. Козлов, который в своих исследованиях соединяет психологию с танцем. Для данного метода целью является трансформация homo sapiens и homo habilis (человека разумного и умелого) в homo ludens и homo creacoficus («человека играющего и творящего мудрость»). По словам В.В. Козлова, танец используется не только как конкретное психофизическое действие, но и как интегративная метафора, позволяющая структурировать и трансформировать внутренний мир личности, осуществить гармонизацию внутреннего мира с внешним путем изменения поведения и отношения человека к окружающей действительности (15, С. 85). В рамках рассмотрения танца с позиции психотерапии выделяется процессуальный аспект, исследующий танец в контексте социальной и личной жизни человека. Танец рассматривается как возможный способ взаимодействия людей в социуме через телесные проявления: движения, голос, взгляд, дыхание. Процессуальность в танце связана с формами телесного контакта: объятиями, борьбой, пластическими проявлениями, и включает в себя широкий диапазон проявлений телесной пластики: от простых движений до сложных атлетических элементов [18].

Таким образом, будучи проявлением телесности, тесно связанным с внутренними психическими процессами, танец отражает характерные особенности личности: самооценку, модели поведения и межличностной коммуникации. Посредством ритмического сопровождения и пластических движений танец способствует высвобождению эмоций человека, снятию внутреннего напряжения и мышечных зажимов, достижению гармоничного физического и психического состояния.

Танец разрушает привычную схему противопоставления тела и пространства. Е.К. Луговая отмечает, что в обыденной жизни тело средство удовлетворения определенных жизненных потребностей, в танце же все наоборот, у танцующего появляется своя реальность, где нет причин к стремлению достичь какой-либо практической целесообразности [8, С. 63]. Эта особенность танца позволяет не только тренировать мышечный аппарат, но и ощущать себя свободным. Как пишет Е. Финк, «…в этом состоянии «человек может созерцать себя, обретать образ собственной жизни во всей ее глубине и высоте» [12, С. 395].

Прежде всего, определим основные уязвимые моменты у инвалидов и людей с ограничениями возможностей здоровья. Независимо от характера нарушений в организме, для такой категории людей свойственна малая подвижность, отсутствие какого-либо опыта движения под музыку, ослабленная воля к усилиям изменить что-либо в себе, пониженная самооценка. И задача, которую необходимо решить в данном случае танцевальному искусству, помочь «перешагнуть человеку через физическую ограниченность, сделать ее невидимой, найти новые возможности выразить себя через танец» – отмечает хореограф А.К. Александрова [17, С. 156].

Особую проблему представляет мотивационная сфера и низкая самооценка людей с ограничениями по здоровью и инвалидностью. Физические и ментальные нарушения целостности телесности становятся психологическим барьером для гармонического «бытия для себя» (термин Е. Финка). Мотивация должна запускать процесс приспособления к созданию равновесия в данных условиях, которое компенсировало бы психологические и физические потери. Для такой перестройки необходим механизм, который с одной стороны, мог бы отвлечь человека от фиксации на внутренних переживаниях, а с другой – увлечь его в сферу, непосредственно и непринужденно стимулирующую потребность к самореализации и способствующую адаптации.

Занятия танцами достаточно перспективны и в этом направлении танец, являясь искусством синтетическим, представляет широкое пространство для самовыражения. Танец, как и игра, имеет психотерапевтическое значение. Инвалидность и ограниченные возможности человека сопровождаются чувствами горя и страхом перед неупорядоченностью жизни. Игра создает иллюзорное пространство, где условно можно быть персонажем любой ситуации, не испытывая давления извне, и проживать разные психологические состояния. Игровая ситуация – это попытка примирения с самим собой, а значит и возможность устранения внутренних конфликтов, которые вызывают тревогу и разрушают человеческую психику [2, С. 91].

Танец, как музыкальное произведение, упорядочивает движение во времени и пространстве. Особенность музыки связана с прямым воздействием на психофизический аппарат человека. Ритм устраняет двигательный хаос, мелодический фон создает тот или иной эмоциональный фон движения. А.Н. Буренина отмечает, что тело в пространстве музыки является инструментом, выражающим живое переживание эмоционального ее настроения и захватывающим все существо человека. «Музыка управляет движением на глубинном, часто неосознаваемом уровне» [17, С. 152].

Таким образом, вся атмосфера танца отвлекает человека от обыденности, дает возможность презентовать свои чувства в невербальной форме. Появление способности выражать мир своих идей и чувств в танцевальной форме развивает способность к абстрактному мышлению. «В акте самовыражения отражается способность целостно воспринимать образ своего Я, схватывать и удерживать в поле своего внимания (во время осуществления пластического действия) означенные формы своих телесных движений, посредством которых человек пытается создать выразительный образ. Актуализация способности к символическому пластико-драматическому действию помогает осознавать свои стратегии самопостижения и самовыражения» [9, С. 211].

Регулярное занятие танцами, адаптированными к людям с инвалидностью и ограниченными возможностями, – эффективный способ укрепления и развития их психофизического аппарата. Благодаря отработанной и проверенной веками способности влиять на подсознание исполнителей, танец активизирует скрытые заблокированные чувства и устремления личности, закодированное в недрах самости стремление к внутренней гармонии, гармонии с окружающим миром.

Статья публикуется по заказу Приморского краевого благотворительного фонда поддержки материнства и детства «Мама».


Библиографическая ссылка

Карабанова С.Ф., Коноплева Н.А., Кучеренко А.Л., Карабанова С.Ф., Коноплева Н.А., Кучеренко А.Л. ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ИСКУССТВО КАК СРЕДСТВО СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ И ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ПО ЗДОРОВЬЮ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 12-9. – С. 1698-1703;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=8223 (дата обращения: 21.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252