Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,686

ДЕСТРУКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА И ПУТИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Котенева А.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Московский государственный психолого-педагогический университет»
В статье проведено исследование феномена деструктивной психологической защиты личности, ее природы и последствий для человека. Изучение современных работ в этой области и анализ практического опыта святоотеческой традиции, показал, что основной причиной ее возникновения является «нравственный промах» – грех и слабое духовное «я» человека. Первый путь преодоления деструктивной защиты сформировался в психоанализе, когнитивной и гуманистической психологии и других направлениях зарубежной психотерапии. Его особенностью является раскрытие психологических резервов личности, необходимых для адаптации к окружающему миру. Главный недостаток состоит в том, что применяемые в этих подходах методики не направлены на укрепление духовности человека в ее религиозном понимании. Второй путь основан на духовно-нравственном росте человека. В христианстве существуют методы и способы, позволяющие пробудить духовное «я» и устранить негативные последствия психологической защиты.
духовное «я»
духовно-нравственный рост
защитные механизмы
личностный рост
психологическая защита
слабое «я»
сильное «я»
1. Авдеев Д.А., Невярович В.К. Наука о душевном здоровье. Основы православной психотерапии – М.: Русский хронограф, 2001. – 512 с.
2. Айви А.Е., Айви М.Б., Саймэн-Даунинг Л. Психологическое консультирование и психотерапия. Методы, теории и техники. – М.: Психотерапевтический колледж, 1999. – 487 с.
3. Братусь Б.С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии: под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. – М.: Смысл, 1997. – С. 67–91.
4. Иерофей (Влахос). Митрополит. Православная психотерапия. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004. – 368 с.
5. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. – М.: Смысл, 2005. – 176 с.
6. Котенева А.В. Духовность личности как фактор преодоления деструктивной психологической защиты. – М.: МГТУ им. А.Н. Косыгина, 2007. – 376 с.
7. Котенева А.В. Психологическая защита с позиций христианской антропологии. Дисс. … д. психол. н. – М., 2010. – 455 с.
8. Котенева А.В. Психологическая защита личности. – М.: МГГУ, 2013. – 562 с.
9. Челышев П.В., Челышева П.В., Котенева А.В. Очерки по социальной философии: утопическая мысль от древности до наших дней. – М.: МГГУ, 2012. – 352 с.
10. Челышев П.В. Преподобный Симеон Новый богослов о духовном преображении человека. Акафист. – М.: Храм св. великомученика Димитрия Солунского, 2004. – 256 с.

Каждый человек на протяжении всей своей жизни может сталкиваться с многочисленными трудными и даже экстремальными ситуациями, несущими реальную и потенциальную угрозу для его существования как индивида, так и угрозу для целостности личности. Утрата целостности «я», и даже его чувства, вызывает не просто тяжелое психологическое состояние у индивида, но означает для него трагедию, невозможность существования в этом мире. В экзистенциальном смысле проблема психологической защиты личности относится к вечным проблемам. Применяемые человеком способы и механизмы защиты как в «зеркале» отражают его проблемы, жизненные приоритеты и ценности, особенности характера и здоровья.

В современной психологии и психотерапии исследованы психические механизмы защиты, адаптивные стратегии и способы интрапсихической регуляции и адаптации человека в условиях конфликта и стресса, становления его личности и духовного преображения [5; 6; 7; 8; 9]. Феноменология защитных механизмов наблюдается во всех сферах бытия человека – его экзистенциального самоопределения, профессиональной деятельности, семейной жизни, приспособления к физическому и социальному миру. В качестве основной причины актуализации подсознательной психологической защиты психологи и психотерапевты, как правило, называют слабое «я» человека. Отличительной особенностью этой системы защиты является стабилизация внутреннего состояния, поддержание позитивной я-концепции и адаптация к окружающему миру посредством ограждения человека от осознания им или искажения негативной информации. С одной стороны, это указывает на несовершенную природу человеческого естества, а, с другой стороны, – на недостаточные духовные, душевные и психофизические ресурсы человека, необходимые для осознания, принятия и совладания со стрессовыми жизненными ситуациями и психологическими состояниями. С другой стороны, в условиях угрозы нарушения целостности «я» применение защитных механизмов дает время индивиду для анализа своих действий, мыслей, состояний, эмоций и чувств, для поиска средств решения проблемы, а также для дальнейшего укрепления своего духовного «я» [6; 7; 8].

Однако зарубежные и отечественные психологи единодушны в том, что механизмы защиты лишь краткосрочно уменьшают тревогу, чувство вины, гнев, сохраняют ощущение целостности «я-концепции», поддерживают самоуважение человека. Их постоянное применение вызывает целый ряд негативных последствий. В частности, они препятствуют познанию своего духовного «я», осознанию недолжного в себе, нарушают функционирование эмоционально-когнитивной сферы человека и его здоровье [6; 7; 8]. Более того, подсознательная психологическая защита может приобрести деструктивный характер (лат. destruction – разрушение нормальной структуры). Из системы самосохранения она может превратиться в систему саморазрушения личности.

Целью данной работы является исследование природы деструктивной психологической защиты личности и путей ее преодоления в современной психологии и святоотеческой традиции. Сегодня в ситуации антропологического кризиса изучение этих вопросов приобретает особую социальную и практическую значимость.

В основе возникновения деструктивной психологической защиты лежат духовно-нравственные причины. Согласно святоотеческой традиции грех (по-гречески ?μαρτ?α) обозначает промах, непопадание, минование цели и является фактором, нарушающим изначальную духовно-душевно-телесную целостность человека. Нравственный «промах» вызывает стрессовое состояние у человека, способствует формированию у него отрицательных черт характера, а также активизирует защитные механизмы личности [1]. Когда человек нарушает божественные заповеди, нормальной реакцией является пробуждение совести и чувства вины, которые становятся мотивом для покаяния и изменения своего поведения. Однако в ряде случаев осознание своих неправедных мыслей, чувств, поступков настолько сильно задевает самооценку и самоуважение индивида, что он не может выдержать этого состояния. Защитные механизмы в целях сохранения позитивной я-концепции, уменьшения тревоги и адаптации к окружающему миру начинают поддерживать болезненные моральные состояния личности – осуждение, прелесть, себялюбие, эгоизм, гневливость, безнравственные поступки. То есть их функцией становится ограждение человека от осознания тех мыслей, чувств и поступков, которые связаны с нарушением абсолютных духовных заповедей и норм поведения.

При отсутствии духовно-нравственной доминанты в ценностно-смысловой сфере у человека искажается адекватное восприятие трудных жизненных ситуаций, формируются аномальные представления о себе и о мире. Как следствие формируется защитный симптомокомплекс, включающий хронические эмоциональные состояния, конкретные страсти, качества, которые являются фактором риска возникновения многочисленных психосоматических расстройств и заболеваний, дезинтеграции поведения, нарушения функционирования и развития индивида на самых разных уровнях его существования – от духовного до телесного [6; 7; 8]. Анализ современных направлений психологии и психотерапии и практического опыта святоотеческой традиции позволяет выделить несколько путей решения этой проблемы.

Первый путь сформировался в русле психоанализа, эго-психологии, гуманистической, когнитивной психологии и психотерапии. Его условное название «Личностно-психологический рост». Представители данного направления усматривают причины подсознательной психологической защиты в слабом «я» человека. Поэтому преодоление её негативных последствий становится возможным на основе усиления «я» и формирования тех качеств, которые помогают человеку выдерживать чрезмерные душевные нагрузки в стрессовых ситуациях. В каждом направлении психотерапии представления о психологической защите всегда связаны с пониманием сущности человека. В соответствие с моделью личности разработаны конкретные технологии воздействия на тело и душу, способы преодоления негативной защиты, разрешения внутренних и внешних конфликтов, сохранения целостности «я» и поддержания душевного комфорта. Несмотря на существующие различия в понимании идеала «здоровой и сильной» личности психотерапевты выделяют сходные этапы по преодолению психологической защиты. Они состоят из последовательных действий по оказанию человеку помощи:

в осознании вытесненных мыслей, чувств, переживаний, конфликтов, травматических ситуаций, которые приводят к расщеплению или дезинтеграции психики и к возникновению психосоматических заболеваний;

в повторном переживании детских эмоционально насыщенных ситуаций, либо тех ситуаций, которые носят угрожающий характер для «я»;

в опознании автоматических, неосознаваемых защит, которые мешают осознанию проблем и ограничивают личностный рост;

в поиске скрытых личностных резервов, в развитии качеств, необходимых для укрепления «я» [6; 7; 8]. По своей сути данный алгоритм вполне оправдан. Вместе с этим, есть несколько «уязвимых» моментов первого пути преодоления негативной психологической защиты. Сформировавшиеся в психоанализе, эго-психологии, гуманистической, когнитивной психологии модели «нормальной», «психологически здоровой» личности существенным образом отличаются от идеала человека в святоотеческой традиции. И такой негативный фактор как грех не рассматриваются в качестве причины нарушения целостности «я», психики, здоровья и возникновения деструктивной психологической защиты. Но именно идеал здоровья подчиняет весь процесс взаимоотношений психолога и человека и в известном смысле становится целью процесса психотерапии.

В русле этих направлений качества «сильного я» включают широкий перечень, но, в основном, они связаны со способностями человека реалистично воспринимать себя, формировать умения и навыки для адаптации к окружающему миру, преодоления внутренних преград, мешающих личностному росту. Сами по себе эти качества являются важными для человеческого существования в этом мире, но их явно недостаточно, чтобы преодолеть деструктивную психологическую защиту. Ведь слабость «я» проявляется не только в неумении управлять своим внутренним состоянием, преодолевать конфликты, совладать со стрессами, но и в нежелании осознавать греховные мысли, чувства, переживания, поступки и работать над этими недостатками. То есть развиваемые качества лишь косвенным образом могут помочь человеку анализировать негативные морально-психологические состояния, переживания, мысли, поступки, лежащие в основе возникновения деструктивной психологической защиты.

Более того, многие методы укрепления силы «я» основаны на уменьшении остроты нравственного конфликта, приведшего в свое время к вытеснению психотравмирующих переживаний, на раскрепощении личности, расширении представлений о диапазоне своих возможностей за счет понижения нравственного критерия в оценке поведения. В русле первого пути фактически не прорабатываются нравственные причины возникновения деструктивной психологической защиты [1]. Это объясняется тем, что задачей современной психотерапии является оказание помощи человеку в решении его конкретной проблемы, в улучшении настроения, устранении болезненных симптомов, преодолении внутренних преград, препятствующих удовлетворению желаний, даже если они являются греховными по своей природе и приводят к нарушению божественных заповедей. Но, очевидно, что нужны духовные средства «лечения» подобных симптомов, мыслей, чувств и поступков, которые поддерживаются защитными механизмами.

Второй путь преодоления деструктивной психологической защиты – «Духовно-нравственный» – коренится в русле гуманитарной, нравственной психологии, христианской антропологии и святоотеческой психологии [3]. В святоотеческой традиции накоплен огромный практический опыт духовной работы над собой, своими страстями, мыслями, поступками в сложных жизненных ситуациях. Исследование психологической защиты в контексте духовной жизни, осуществления своего предназначения, а не только в контексте адаптации человека к окружающему физическому и социальному миру, кардинальным образом меняет понимание путей преодоления деструктивной психологической защиты. В основе этого пути лежат представления о христианском идеале человека, его жизненном призвании, идеи соработничества с Богом в деле спасения души и духовного преображения личности, а также религиозные ценности – вера, надежда, любовь [7; 8]. Сознание верующего человека отличается от сознания неверующего человека тем, что он исходит из признания своей греховности и понимания того, что нравственное «непопадание» в цель не только отделяет человека от Бога, но и является причиной нарушений психики, поведения и здоровья. Преодоление последствий деструктивной психологической защиты требует от человека деятельной позиции по отношению к самому себе, к своей жизни, своим мыслям, переживаниям, поступкам. Этот путь связан с осознанием и последующим изживанием в себе негативных причин, порождающих деструктивную психологическую защиту, и препятствующих духовному становлению, осуществлению своего жизненного призвания и богопознания.

Как показывает анализ практического опыта данной религиозной традиции, в начале этого пути человек вступает в борьбу со своими греховными мыслями, чувствами, страстями и поступками, осознание которых вызывает страдание, задевает самооценку и самоуважение, желание оградить себя от мук совести. Признаками «невидимой брани» выступает душевный разлад, осознание того, что больше так жить невозможно. Покаяние («метанойя» – означает перемену ума, переворот сознания) пробуждает у человека душевные силы, необходимые для освобождения от страстей и их преображения. В аскетической практике борьбы со страстями подвижники фактически использовали психологические приемы самонаблюдения, или интроспекции. Они глубоко анализировали свой внутренний мир, особенности каждой страсти и этапы ее развития. Эти методы не защищают самость человека, его самооценку и самоуважение, а, наоборот, вызывают боль и страдание. Они не загоняют внутрь человека причины тревоги, угрызений совести, чувства вины как в случае действия подсознательных защитных механизмов, а вскрывают их. Их цель состоит в том, чтобы помочь человеку осознать свой грех и пережить его в свете высшего Я и через участие в церковных Таинствах. Среди специфических методов религиозной «работы» на первом месте стоит молитва. Наряду с ней использовались также и такие стратегии поведения, как смиренномудрие, отсечение своей воли через послушание духовному отцу, «трезвение», «внимание», «сведение ума в сердце» [4; 10]. В духовной практике работы над собой посредством соблюдения божественных заповедей, пробуждения совести, формирования религиозных ценностей, совершения «дел» любви, веры и милосердия фактически происходит укрепление духовного «я» человека.

Методы и способы, выявленные в христианской практике духовного становления человека, не действуют автоматически, непроизвольно, без участия человека. При отсутствии у него соответствующей мотивации, направленности внимания, волевых и рефлексивных усилий на понимание своих проблем, методы могут оказаться неэффективными. Их применение предполагает осознание себя как образа Божьего, наличие веры, ответственного отношения к себе и своей жизни. Более того, нельзя забывать о том, что индивид выступает соработником Творца в деле своего спасения, очеловечивания и духовного преображения. Поэтому духовно-психологическая работа человека совместно со специалистом, или самостоятельная работа, не является заключительным этапом. Освобождение от причин и последствий деструктивной психологической защиты невозможно без Церкви и участия в Её Таинствах.

Таким образом, психологическая защита становится деструктивной, когда оберегает человека от осознания его греховных мыслей, чувств, действий. Не будучи укоренной в духовном основании, она превращается из системы стабилизации личности в систему саморазрушения. Основным путём преодоления последствий деструктивной психологической защиты является духовно-нравственный рост. Он основан на поиске и обретение предельных смыслов бытия, связанных с ними религиозных ценностей, установок, качеств личности, а также пробуждении духовного «я» человека. Осознание и изживание недолжного в себе вызывает покаяние, стремление защитить свою истинную личность – глубинное духовное «я», а не самооценку и самоуважение. Осуществление христианского идеала в жизни предполагает использование адаптивных стратегий и других методов, помогающих человеку справляться с внутренними и внешними стрессовыми ситуациями. Однако применять многие психологические методики необходимо с осторожностью, чтобы не навредить своей душе. По мере духовного роста человека возрастает роль духовно-нравственных техник и приемов защиты своей личности, а подсознательные защитные механизмы и способы совладания или преображаются, или реже используются.


Библиографическая ссылка

Котенева А.В. ДЕСТРУКТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА И ПУТИ ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 4-5. – С. 1002-1005;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=9121 (дата обращения: 16.06.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252