Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ЛЕЧЕНИИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИИ ПАЦИЕНТАМИ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Давыдов Е.Л. 1 Яскевич Р.А. 1, 2
1 ГБОУ ВПО «КрасГМУ им. проф. Ф.В. Войно-Ясенецкого» МЗ РФ
2 ФГБНУ «Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера»
В статье представлены особенности использования современных средств связи и коммуникации – персональных компьютеров, сотовых телефонов и других гаджетов для лечения артериальной гипертонии (АГ) у 211 человек пожилого, 107 пациентов старческого и 108 больных среднего возрастов, полученных с помощью социологического опроса. Установлено, что большинство пациентов старших возрастных групп с АГ не владеют навыками работы на персональном компьютере и не обращаются за помощью для работы на нем к родственникам и друзьям. Это затрудняет возможность записи пациентов на прием к врачу через Интернет или по электронной почте (система «электронной регистратуры», терминалы «Платежка» и т.д.), а также проведение интерактивной дистанционной работы с пациентами. В то же время большинство пациентов геронтов умеют пользоваться мобильным телефоном, что может быть использовано при записи пациентов к специалистам через систему «единого call-центра» (например, городского геронтологического центра), когда информация фиксируется и передается по защищенному каналу webnet (для защиты персональных данных) в гериатрические отделения районных поликлиник или в медико-социальные отделения, находящиеся на базе органов социальной защиты населения.
артериальная гипертония
пожилой и старческий возраст
информационные технологии
1. Артюхов И.П., Давыдов Е.Л., Капитонов В.Ф., Харьков Е.И. Социально-экономическая характеристика больных с артериальной гипертонией старших возрастных групп // Сибирское медицинское обозрение. – 2013. – № 6. – С. 78–83.
2. Викторова И.А., Лисняк М.В., Трухан Д.И. Влияние социально-демографических и психологических факторов на приверженность к антигипертензивной терапии // Сибирское медицинское обозрение. – 2014. – № 5. – С. 75–78.
3. Давыдов Е.Л., Гринштейн Ю.И., Харьков Е.И., Кусаев В.В. Особенности применения антигипертензивной терапии у пациентов старших возрастных групп // Успехи геронтологии. – 2012. – Т. 25. № 4. – С. 661-667.
4. Давыдов Е.Л., Капитонов В.Ф., Харьков Е.И. и др. Медико-социальные аспекты и качество жизни пациентов с артериальной гипертонией старших возрастных групп // Медицина и образование в Сибири (электронный научный журнал). – 2012. – № 4.– С.15.
5. Давыдов Е.Л., Капитонов В.Ф., Харьков Е.И. и др. Роль медико-социальных факторов у пациентов старших возрастных групп с артериальной гипертонией // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2012. – № 6 (88). – С. 113–118.
6. Давыдов Е.Л., Капитонов В.Ф., Харьков Е.И. и др. Социально-экономические и медико-организационные проблемы оказания скорой и амбулаторно-поликлинической помощи пациентам пожилого и старческого возраста с артериальной гипертонией (по данным социологического мониторинга) // Успехи геронтологии. – 2013. – Т. 26, № 4. – С. 707–713.
7. Давыдов Е.Л., Харьков Е.И., Горянец Д.И. и др. Проблемы, влияющие на течение артериальной гипертонии // Медицинский вестник. МВД. – 2014. – № 1 (68). – С. 22-27.
8. Давыдов Е.Л., Яскевич Р.А., Барон И.И. и др. Конфликтологические аспекты взаимоотношений между пациентами старших возрастных групп с артериальной гипертонией и медицинскими работниками // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. – 2013. – № 5 (93). – С. 123-126.
9. Давыдов Е.Л., Яскевич Р.А., Кусаев В.В. Медико-социальная помощь в рамках организационно-функциональной модели пациентам старших возрастных групп с артериальной гипертонией в г. Красноярске // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 3-1. – С. 54–59.
10. Каспаров Э.В., Гоголашвили Н.Г., Прахин Е.И., Тучков А.А. Ожирение, избыток массы тела и сердечно-сосудистые заболевания (современные подходы к предупреждению ургентных последствий) // Доктор.Ру. – 2012. – № 10 (78). – С. 40-42.
11. Харьков Е.И., Давыдов Е.Л. Проблемы информационного обмена между пациентами пожилого и старческого возраста с артериальной гипертонией и медицинскими работниками // Сибирское медицинское обозрение. – 2013. – № 5 (83). – С. 88-92.
12. Харьков Е.И., Давыдов Е.Л., Гринштейн Ю.И., Кусаев В.В. Особенности фармакотерапии в пожилом и старческом возрасте. Сообщение 1 // Сибирский медицинский журнал (Иркутск). – 2010. – № 5. – С. 131–134.
13. Яскевич Р.А., Деревянных Е.В., Поликарпов Л.С. и др. Оценка качества жизни у пожилых мигрантов Крайнего Севера в период реадаптации к новым климатическим условиям // Успехи геронтологии. – 2013. – Т. 26.,№ 4. – С. 652-657.

Пожилые люди по-прежнему далеки от социальных сетей, электронной почты и прочих атрибутов on-line мира. При этом геронты нуждаются не только в обучении современным технологиям связи, но и в общении, как живом, так и виртуальном. Это послужило толчком для создания курсов по повышению компьютерной грамотности пенсионеров. Лицам пожилого и старческого возраста компьютер открывает целый ряд дополнительных возможностей. Кроме этого, постоянное получение информации (из средств массовой информации, литературы, от медицинских работников) в пожилом и старческом возрасте ведет к активному долголетию и увеличивает продолжительность жизни [2, 3, 7, 10, 12, 13].

Если человек еще работает и освоение компьютера связано с производственной необходимостью, процесс обучения идет значительно проще, так как помощь могут оказать более опытные коллеги [11]. Можно выделить несколько причин для обучения геронтов компьютерной грамотности. Общение – многие пожилые люди остаются в одиночестве. Если у них есть родственники, то чаще они живут отдельно. В сети они могут найти возможность общаться на любые темы, любым способом. Информация – телевидения становится недостаточно, чтобы быть в курсе событий, особенно по каким-то специальным разделам (домоводство, садовое хозяйство, творческая самодеятельность). Именно здесь будут полезны электронные ресурсы. В решении утилитарных бытовых проблем – коммунальные платежи, получение пенсий и пособий, запись на прием в поликлинику к врачу, получение государственных услуг через единый портал. Особенно это будет полезно маломобильным одиноким пожилым людям [1, 4, 11].

Однако, сдерживающим фактором вовлечения геронтов в пользование современными информационными технологиями является не только инертность самих пожилых людей, их низкий финансовый доход для приобретения компьютерной техники, но и отсутствие единой концепции в обучении информационным технологиям (IT) и помощь со стороны родственников и социальных работников [5, 6, 8, 9, 11].

Цель исследования

Определить возможности использования современных средств связи и коммуникации – персональных компьютеров (ПК), сотовых телефонов и других гаджетов для получения информации и обучающих материалов при лечении артериальной гипертонии (АГ), и возможности удаленного контроля данного заболевания с помощью современных информационных технологий. Оценить помощь со стороны родственников в обучении данным технологиям.

Материалы и методы исследования

Нами обследовано 426 больных артериальной гипертонией (АГ) II – III стадии (по рекомендациям ВНОК–2013 и ESH/ESC–2003), имеющие как систоло-диастолическую (СДАГ), так и изолированную систолическую артериальную гипертонию (ИСАГ), проживающие в г. Красноярске, из которых были сформированы 3 группы: 1-я группа – 108 больных среднего возраста (45-59 лет), из них 40,7 % (44) мужчин и 59,3 % (61) женщин; 2-я группа – 211 лиц пожилого возраста (60-74 года – по классификации ВОЗ 1963 г.), из них – 36,5 % (76) мужчин и 63,5 % (135) женщин; 3-я группа – 107 пациентов старческого возраста (75 лет и старше) – 43,0 % (46) мужчин и 57,0 % (61) женщин.

Для проведения исследования была разработана анкета, включающая вопросы, характеризующие медико-демографические и социально- экономические аспекты.

Результаты исследований вносились в протоколы и в базу данных. Для статистической обработки данных использовали программу SPPS v.19. Описательные статистики представлены абсолютными и относительными значениями, средними величинами и 95 % доверительными интервалами (ДИ). Для проверки гипотезы о нормальности распределения применялся критерий Колмогорова-Смирнова. Для определения значимости различий между качественными и ранговыми учетными признаками, при множественных сравнениях использовали критерий Краскелла-Уоллиса, при попарном сравнении – критерий Манна-Уитни с поправкой Бонферрони. Для сравнения относительных показателей использовали критерий c2 и точный критерий Фишера. Статистически значимыми считали различия при р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Подавляющее большинство пациентов пожилого и старческого возраста умеют пользоваться сотовым телефоном, при этом прослеживается четкая тенденция, что с возрастом таких лиц становится меньше, так если среди пациентов группы сравнения сотовой связью пользуются 95,0 % (n = 38) и 98,3 % (n = 57) респондентов, то среди пожилых больных уже 83,1 % (n = 49) и 88,9 % (n = 96) соответственно, а среди мужчин и женщин старческого возраста – 69,2 % (n = 39) и 69,8 % (n = 53). Значимо чаще пациенты группы сравнения умеют пользоваться сотовой связью, чем пациенты старческого возраста (р = 0,003 и 0,001 соответственно) и женщины группы сравнения, чем женщины пожилого возраста (р = 0,032).

Пациенты, которые умеют пользоваться мобильным телефоном могли одномоментно указать несколько манипуляций, при которых они использовали данный гаджет (таблица).

Объем использования сотового телефона (n ( %))

 

Пожилой возраст

(n = 145)

Старческий возраст

(n = 64)

Группа сравнения

(n = 95)

М (n = 49)

Ж (n = 96)

М (n = 27)

Ж(n = 37)

М (n = 38)

Ж(n = 57)

Могу звонить

49 (100,0)

p1,2 = 0,175

p = 0,473

95 (99,0)

p1,2 = 0,528

26 (96,3)

p2,3 = 0,805

p = 0,232

38 (100,0)

p2,3 = 1,000

37 (97,4)

p1,3 = 0,253

p = 0,218

57 (100,0)

p1,3 = 0,439

Могу писать смс-сообщения

13 (26,5)

p1,2 = 0,003*

p = 0,402

32 (33,3)

p1,2 = 0,001*

0 (0)

p2,3 = 0,0001*

p = 0,26

2 (5,3)

p2,3 = 0,0001*

24 (63,2)

p1,3 = 0,001*

p = 0,863

35 (61,4)

p1,3 = 0,001*

Могу выйти в Интернет

2 (4,1)

p1,2 = 0,287

p = 0,224

1 (1,0)

p1,2 = 0,494

0 (0)

p2,3 = 0,002*

p = 0,396

1 (2,6)

p2,3 = 0,149

11 (28,9)

p1,3 = 0,001*

p = 0,022*

6 (10,5)

p1,3 = 0,007*

Могу скачивать файлы

3 (6,1)

p1,2 = 0,190

p = 0,077

1 (1,0)

p1,2 = 0,526

0 (0)

p2,3 = 0,018

p = 1,000

0 (0)

p2,3 = 0,151

7 (18,4)

p1,3 = 0,874

p = 0,041*

3 (5,3)

p1,3 = 0,114

Могу пользоваться телефонной книгой

11 (22,4)

p1,2 = 0,096

p = 0,732

24 (25,0)

p1,2 = 0,009*

2 (7,4)

p2,3 = 0,001*

p = 0,723

1 (5,3)

p2,3 = 0,0001*

18 (47,4)

p1,3 = 0,019*

p = 0,613

24 (42,1)

p1,3 = 0,027*

Затрудняюсь ответить

0 (0)

p1,2 = 1,000

p = 0,473

1 (1,0)

p1,2 = 0,528

0 (0)

p2,3 = 1,000

p = 1,000

0 (0)

p2,3 = 1,000

0 (0)

p1,3 = 1,000

p = 1,000

0 (0)

p1,3 = 0,439

Абсолютное большинство пациентов, которые используют сотовую связь, могут только звонить по телефону – от 96,3 % мужчин старческого возраста до 100,0 % пациентов в группах женщин старческого возраста и группы сравнения, а также мужчин пожилого возраста. Могут писать sms-сообщения от 5,3 % женщин старческого возраста до 63,2 % мужчин группы сравнения (мужчины старческого возраста не указали данный вариант ответа) – при этом прослеживается четкая тенденция, что в возрастом количество пациентов владеющих этой манипуляцией значительно уменьшается, так пациенты группы сравнения значимо чаще (63,2 %, n = 24 и 61,4 % n = 35) умеют писать sms-сообщения, чем пациенты пожилого (26,5 % (n = 13), р = 0,001 и 33,3 % (n = 32), р = 0,001) и старческого возраста (0 % (n = 0), р = 0,0001 и 5,3 % (n = 2), р = 0,0001 соответственно), а также значимо чаще пациенты пожилого возраста владеют этой манипуляцией, чем больные старческого (р = 0,003 и р = 0,001) возраста (табл. 1). Незначительная часть пациентов старших возрастных групп может выйти с сотового телефона в сеть Интернет – от 1,0 % женщин пожилого возраста до 4,1 % мужчин этого же возраста (мужчины старческого возраста не указали данный вариант ответа) В то время как количество лиц из группы сравнения составило 28,9 %, n = 11 и 10,5 %, n = 6 соответственно. Пациенты этой группы значимо чаще могут делать такую интерактивную манипуляцию, чем пациенты пожилого возраста (4,1 % (n = 2), р = 0,001 и 1,0 % (n = 1), р = 0,007) и мужчины старческого возраста (0 %, (n = 0), р = 0,002). Внутри группы сравнения мужчины владеют данной манипуляцией значимо чаще, чем женщины (р = 0,022) (таблица).

Могут скачивать с помощью телефона различные файлы (рисунки, музыкальные файлы, видеоизображения, игры и т.д.) 6,1 % и 1,0 % пациентов пожилого возраста и 18,4 % и 5,3 % пациентов из группы сравнения (пациенты старческого возраста не указали данный вариант ответа), имеется значимые различия по полу в группе сравнения (р = 0,041) (таблица).

Знают, как пользоваться телефонной книгой, находящейся в мобильном телефоне и умеют это делать от 5,3 % женщин старческого возраста до 47,4 % мужчин группы сравнения (таблица). Прослеживается значимая возрастная тенденция увеличения числа лиц владеющих этой манипуляцией, в более молодом возрасте, так мужчины и женщины группы сравнения (47,4 % (n = 18) и 42,1 % (n = 24) соответственно) значимо чаще пользуются телефонной книгой, чем пациенты пожилого (22,4 % (n = 11), р = 0,019 и 25,0 % (n = 24), р = 0,027) и старческого возраста (7,4 % (n = 2), р = 0,001 и 5,3 % (n = 1), р = 0,0001), также значимо чаще умеют пользоваться телефонной книгой сотового телефона женщины пожилого возраста, чем старческого (р = 0,009) и с тенденцией близкой к значимой мужчины пожилого в сравнении со старческим возрастом (р = 0,096).

Отмечена четкая возрастная дифференциация при умении пользоваться персональным компьютером (ПК), такие навыки имеют небольшое количество больных АГ старших возрастных групп. Так мужчины и женщины группы сравнения – 53,7 % (n = 22) и 53,4 % (n = 31) соответственно, значимо чаще пользуются ПК, чем пациенты пожилого (30,5 % (n = 18), р = 0,020 и 24,1 % (n = 26), р = 0,0001) и старческого (5,3 % (n = 2), р = 0,0001 и 1,8 % (n = 1), р = 0,0001) возраста, такая же тенденция между пациентами пожилого и старческого возраста (р = 0,003 и р = 0,0001 соответственно). Среди тех, кто продолжает свою трудовую деятельность, только 46,7 % (n = 14) и 50,0 % (n = 21) пациентов группы сравнения используют ПК на своем рабочем месте. Пациенты пожилого возраста используют ПК на работе в 41,2 % (n = 7) и 39,1 % (n = 9) случаев, среди 2 женщин старческого возраста, которые еще продолжают свою трудовую деятельность никто не использует в своей работе ПК.

Отмечена четкая возрастная тенденция с наличием персональных компьютеров в домашних условиях (часть пациентов, ответивших положительно на этот вопрос самостоятельно не умеют пользоваться ПК, но им пользуются совместно проживающие с ними дети, внуки и другие родственники), с возрастом наличие домашних ПК снижается, в связи с чем, достаточно сложно планировать с такими больными дистанционные и интерактивные обучающие программы с помощью ПК. Значимо чаще имеют дома ПК пациенты группы сравнения (62,5 % (n = 25) и 65,5 % (n = 38)), чем пожилого (39,0 % (n = 23), р = 0,022 и 20,6 % (n = 22), р = 0,001) и старческого (10,5 % (n = 4), р = 0,0001 и 7,1 % (n = 4), р = 0,0001) возраста. Пациенты пожилого возраста значимо чаще, чем старческого имеют домашние ПК (р = 0,002 и р = 0,026), среди пациентов пожилого возраста отмечены межполовые различия в наличии домашнего ПК, мужчины значимо чаще имеют ПК чем женщины (р = 0,011). Среди пользователей ПК различных возрастных групп отмечены значительные отличия в умении пользоваться Интернетом и электронной почтой. Значимо чаще такими навыками обладают пациенты группы сравнения (76,9 % (n = 20) и 64,9 % (n = 24)), чем пациенты старческого возраста (25,0 % (n = 1), р = 0,035 и 0 % (n = 0), р = 0,012) и мужчины пожилого возраста (47,8 % (n = 11), р = 0,035). Необходимо отметить, что женщины пожилого возраста (54,5 % (n = 12)) значимо чаще, чем старческого возраста умеют пользоваться данными программами (р = 0,044). Среди пациентов, умеющих пользоваться ПК, либо работающих на нем с помощью родственников, соседей и друзей прослеживается возрастная дифференциация. С возрастом, количество тех, кто умеет пользоваться или когда-либо работал с обучающими компьютерными программами значительно уменьшается. Значимо чаще такими программами умеют пользоваться пациенты группы сравнения (39,0 % (n = 16) и 33,3 % (n = 19)), чем пожилого (13,8 % (n = 8), р = 0,004 и 14,6 % (n = 15), р = 0,005) и старческого (5,3 % (n = 2), р = 0,0001 и 0 % (n = 0), р = 0,0001) возраста. Женщины пожилого возраста значимо чаще, чем старческого возраста умеют пользоваться данным компьютерным контентом (р = 0,004). Это создает значительные затруднения при интерактивном и дистанционном обучении пациентов, при этом очное участие пациентов старших возрастных групп в таких мероприятиях затруднено из-за состояния здоровья.

Можно говорить об определенной тенденции, когда, несмотря на наличие родственников (детей и внуков), соседей, друзей, которые имеют ПК и могут помочь в работе с ними, только пациенты группы сравнения регулярно обращаются к ним с этой проблемой. Объем их обращений за такой помощью значимо выше (28,6 % (n = 6) и 28,1 % (n = 9)), чем у больных старческого возраста (2,8 % (n = 1), р = 0,004 и 1,9 % (n = 1), р = 0,0001) и мужчин пожилого (7,5 % (n = 3), р = 0,002). В то же время и женщины пожилого возраста значимо чаще, чем старческого обращаются за такой помощью (17,6 % (n = 16), р = 0,005). Возможно, это связано с тем, что пациенты старческого возраста, наряду с отсутствием компьютерных навыков, проживают с детьми, которые являются лицами пред- и пенсионного возраста, и которые в силу отсутствия у самих наличия компьютерных навыков, не могут оказать квалифицированную помощь по этому вопросу.

Анализ показал, что основная масса исследуемых респондентов всех возрастных групп имеет детей (мужчины – 91,1-94,8 %, женщины – 95,5-98,4 %). По средней численности детей у мужчин и женщин между группами существенных отличий не обнаружено (1,8-2,2 и 1,8-1,9 ребенка у мужчин и женщин соответственно). Проживает отдельно от младшего поколения значимо меньше респондентов группы сравнения (48,8 % мужчин и 47,6 % женщин), чем пожилого (69,9 %, р = 0,026 и 65,6 %, р = 0,010 соответственно) и старческого (82,3 %, р = 0,001 и 63,9 %, р = 0,045 соответственно) возраста. Выявлено, что количество женщин старческого возраста, проживающих совместно с детьми, значимо выше, чем мужчин своего возраста (р = 0,037). Одной из причин таких результатов, по моему мнению, является то, что в группе пожилых пациентов лишь 2,7 % мужчин имеют детей в возрасте до 18 лет, тогда как в группе сравнения 22,0 % мужчин и 8,1 % женщин имеют несовершеннолетних детей (р = 0,001 и р = 0,001 соответственно), которые не имеют собственных семей.

Нами установлено, что более 4/5 респондентов всех групп проживают в отдельных благоустроенных квартирах: мужчины – 84,1 %, 89,6 % и 86,7 %; женщины – 90,6 %, 85,1 % и 87,1 % соответственно, остальные проживают в коммунальных квартирах, частных домах, домах коттеджного типа. Количество квадратных метров на одного человека соответствует социальным нормам (выше 22,0 кв.м. на 1 человека). Необходимо отметить, что в группе мужчин пожилого возраста площадь на 1 человека значимо ниже (25,42 кв.м.), чем у женщин (30,16 кв.м., р = 0,038), что связано с более высоким количеством лиц совместно проживающими с детьми и внуками, с этим же связано значимо более низкое количество площади на 1 человека у женщин группы сравнения (23,48 кв.м.) по сравнению с женщинами пожилого (30,16 кв.м., р = 0,009) и старческого (31,89 кв. м., р = 0,0001) возрастов. По уровню обеспеченности на 1 члена семьи около половины обследованных мужчин пожилого возраста и группы сравнения (57,1 % и 45,5 %) и женщин этих групп (49,3 % и 48,4 % соответственно), относят себя к малообеспеченным (имеющие уровень обеспеченности 1-2 прожиточного уровня на члена семьи), что значимо выше, чем у пациентов старческого (28,9 % мужчин, р = 0,003 по сравнению с пожилыми мужчинами и 39,3 % женщин) возрастов.

К среднему уровню обеспеченности (2-5 прожиточных уровней на члена семьи) относят себя 31,2 % пожилых мужчин, что ниже, чем в старческом возрасте – 64,4 %, р = 0,0001 и группе сравнения – 52,3 %, р = 0,022 и 37,3 % женщин пожилого возраста, против 42,6 % женщин старческого возраста и 48,4 % группы сравнения. Отмечено, что удельный вес среднеобеспеченных среди мужчин старческого возраста значимо выше по сравнению с женщинами своей группы (р = 0,026). Такая дифференциация в распределении по доходу связана с тем, что среди мужчин данной возрастной группы преобладают лица, имеющие большое количество льготных преференций (ветераны ВОВ, ветераны тыла и т.д.), в связи с чем, им производятся дополнительные денежные выплаты. Остальные респонденты относятся к высокообеспеченным (имеющие свыше 5 прожиточных уровней на члена семьи) или имеют уровень обеспеченности ниже прожиточного уровня, а также затруднились ответить. Анализ показал, что затруднились оценить уровень обеспеченности респонденты всех возрастных групп, проживающие в составе семейной группы (совместно с младшим поколением).

Исследование семейного бюджета показало, что у респондентов всех групп первое место занимают расходы на питание, составляющие от 39,1 % до 43,2 % бюджета, второе и третье место делят между собой расходы на коммунальные услуги (20,8-24,7 %) и прочие расходы (21,1-24,8 %). Четвертое место приходится на лекарственное обеспечение и лечение, расходы, на которые составляют от 12,8 до 14,7 % бюджета.

Выводы

Таким образом, большинство пациентов старших возрастных групп с АГ не владеют навыками работы на персональном компьютере и не обращаются за помощью для работы на нем к родственникам и друзьям. Это затрудняет возможность записи пациентов на прием к врачу через Интернет или по электронной почте (система «электронной регистратуры», терминалы «Платежка» и т.д.), а также проведение интерактивной дистанционной работы с пациентами.

В то же время большинство пациентов геронтов умеют пользоваться мобильным телефоном, что может быть использовано при записи пациентов к специалистам через систему «единого call-центра» (например, городского геронтологического центра), когда информация фиксируется и передается по защищенному каналу webnet (для защиты персональных данных) в гериатрические отделения районных поликлиник или в медико-социальные отделения, находящиеся на базе органов социальной защиты населения. В то же время, только 26,5 % и 33,3 % пациентов пожилого и 5,3 % женщин старческого возраста умеют писать и передавать sms-сообщения, что затрудняет возможность записи пациентов на прием к специалистам, данным доступным способом.


Библиографическая ссылка

Давыдов Е.Л., Яскевич Р.А. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ЛЕЧЕНИИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИИ ПАЦИЕНТАМИ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 6-5. – С. 861-866;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=9713 (дата обращения: 25.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074