Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

ОДЫ «НА ШВЕДСКИЙ МИР» И «НА ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА» В КОНТЕКСТЕ «СОЧИНЕНИЙ» Г.Р. ДЕРЖАВИНА 1808-1816 ГГ.

Пономарева М.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»
Композиция трех первых частей «Сочинений» Г. Р. Державина 1808-1816 гг. отличается от композиционных принципов, характерных для большинства лирических сборников XVIII в. отсутствием жанровых обозначений. Хронологический принцип организации собрания сочинений, вошедший в художественную и издательскую практику в XIX в., также не используется Державиным. В основу композиции державинского собрания положен тематический принцип. Группы стихотворений, посвященных одной теме, вступают друг с другом во взаимоотношения, тем самым создавая оригинальную структуру собрания. В статье анализируются два лирических произведения Державина - оды «На Шведский мир» (1790) и «На взятие Измаила» (1791), которые представляют собой одну тематическую группу. Благодаря своему смежному расположению в структуре собрания данные тексты взаимодействуют, демонстрируя оригинальное развитие темы и образуя единое текстовое пространство.
Г.Р. Державин
композиция сборника
тематическое единство
1. Гуковский Г.А. Примечания // Державин Г.Р. Стихотворения. Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1933. С. 425. (Серия "Библиотека поэта").
2. Державин Г.Р. Сочинения : в V ч. Ч. I-IV. СПб.: В типографии Шнора, 1808; Ч. V. СПб.: В Типографии В. Плавильщикова, 1816.
3. Ионин Г.Н. Примечания // Державин Г.Р. Сочинения. СПб.: Гуманитарное агентство "Академический проект", 2002. С. 547. (Серия "Новая библиотека поэта").
4. Пономарева М. От канона к автору: композиционные принципы «Сочинений» Г.Р. Державина 1808-1816 гг. // Миргород. 2015. № 1(5). С. 49-62.
5. Пономарева М.В. Поэтика Г.Р. Державина: проблемы композиции: Автореф. дис. канд. филол. наук. СПб., 2008. 19 с.
6. Пономарева М.В. Стихотворения Г.Р. Державина к Фелице // Окказиональная литература в контексте праздничной культуры России XVIII века. СПб.: Изд-во Филологического факультета СПбГУ, 2010. С. 196-211.

Последнее прижизненное собрание сочинений Г.Р. Державина вышло в Санкт-Петербурге в 1808-1816 гг. [2]. В первых трех частях «Сочинений» представлены лирические стихотворения Державина, написанные в период с 1770 по 1808 гг. Долгая и кропотливая работа над составом и композиционными принципами этих частей (основой для первой части послужила рукопись, преподнесенная Державиным Екатерине II в 1795 г.) позволяет исследователям называть их «своеобразной лирической трилогией» [3].

При изучении композиционных особенностей трех первых частей державинских «Сочинений» обнаруживается, что в собрании отсутствует характерное для сборников XVIII в. обозначение жанрово-тематических разделов. С другой стороны, Державин не следует и четкой хронологии в расположении стихотворений. Какие же принципы положены Державиным в основу композиции томов собрания?

Еще Г.А. Гуковский высказывался о возможности объединения державинских произведений в «Сочинениях» по тематическому принципу [1]. Действительно, во всех трех первых частях державинского собрания можно обнаружить стихотворения, связанные друг с другом тематически. Это и стихотворения, посвященные теме бессмертия поэта, которые завершают каждую из трех частей [4], и стихотворения, обращенные к Фелице [6]. Кроме того, мы выделили 14 групп произведений [5], которые, помимо их тематического единства, в структуре «Сочинений» расположены последовательно друг за другом. В этих группах стихотворений также имеет место ряд факультативных параметров, таких как время написания произведений, персона, который они посвящены, соотнесенность с общим литературным источником, формальное единство произведений (изданы отдельной брошюрой). Наличие дополнительных связей, отраженных в этих факультативных параметрах, укрепляет единство группы.

Рассмотрим одну из таких групп стихотворений, которая демонстрирует любопытный пример в развитии темы.

Оды «На Шведский мир» (1790) и «На взятие Измаила» (1791) входят в состав первой части «Сочинений» Державина и следуют друг за другом под номерами XVIII и XIX. Обе оды посвящены военным и политическим успехам России, обе развивают тему славы и используют один и тот же мотив – победного шествия.

Ода «На Шведский мир» открывается темой славы: Державин описывает шествие Екатерины II в лавровом венце, награждение россов пальмовыми ветвями, всеобщее ликование и установление мира (I-VI строфы). В предпоследней (VII) строфе оды мир противопоставляется ужасам войны и через это противопоставление, сравнение по контрасту картин мира и боя вводится тема войны:

О вы! носящи душу львину,

Герои, любящие бой!

Воззрите на сию картину,

Сравните вы ее с войной:

Там всюду ужас, стон и крики:

Здесь всюду радость, плеск и лики;

Там смерть, болезнь; – здесь жизнь, любовь.

Я вижу убиенных тени

Я слышу вам их грозны пени:

Вы пролили невинну кровь!

(I, XVIII, c. 76)

Заключительные стихи, обращенные к Екатерине II, играют роль восклицания, которое словно завершает движение оды и утверждает выбор мира и тишины:

Екатерина! Мы свидетель,

Не Ты виной была смертей;

Ты бранной не искала славы,

Ты наши просвещала нравы

И украшалась тишиной.

Слеза, щедротой извлеченна,

Тебе приятней, чем вселенна,

Приобретенная войной!

(I, XVIII, c. 76)

Следующая за одой «На Шведский мир» ода «На взятие Измаила», продолжающая тему военных завоеваний и достижений внешней политики России, начинается с описания боя.

Везувий пламя изрыгает,

Столп огненный во тме стоит,

Багрово зарево зияет,

Дым черный клубом вверьх летит;

Краснеет понт, ревет гром ярый,

Ударам в след звучат удары;

Дрожит земля, дождь искр течет;

Клокочут реки рдяной лавы:

О Росс! – Таков твой образ славы,

Что зрел под Измаилом свет!

(I, XIX, c. 77)

Далее следует описание качеств, силы и мощи русского воина, его подвигов. Это описание воинской славы росса соотносится, благодаря избранным Державиным приемам построения текста, с описанием славы Екатерины II как мироносицы. Во-первых, прославление осуществляется через описание дел и качеств императрицы и воинов. Во-вторых, «явление», «распространение» славы императрицы и воинов тесно связано в обеих одах с мотивом шествия. Движение носителя славы словно преображает, качественно изменяет пространство, в котором он находится, которое преодолевает. Сходство между двумя шествиями формируется и при помощи композиционной организации текстов, подкрепляется параллельностью синтаксических конструкций, используемых Державиным в данных одах,– анафорическими повторами, выраженными глаголами движения («шествовать», «идти»).

Ты шествуешь в Петрополь с миром,

И лавры на главе несешь;

Ты провождаешься зефиром,

И Россам пальмы раздаешь.

Ты шествуешь! – Воззри, Царица,

На радостныя всюду лица...

Ты шествуешь, и осклабляешь

Твой взор на них, как божество;

Одной улыбкой составляешь

Восторг Ты наш и торжество...

(I, XVIII, c. 73)

На подвиг твой Вождя веленьем

Ты идешь, как жених на брак...

...Ничто им путь не воспящает;

Смертей ли бледный полк встречает,

Иль ад скрежещет зевом к ним:

Идут, – так в тучах скрыты громы,

Как двигнуты безмолвны холмы;

Под ними стон, – за ними дым.

Идут в молчании глубоком,

Во мрачной страшной тишине...

За ним вождей ряд пред полками,

Как бурных дней пред облаками

Идет огнистая заря. -

Идут. – Искусство зрит заслугу...

(I, XIX, c. 78-80)

Кроме отмеченных аналогий в композиционной организации двух текстов и художественных приемов, используемых Державиным, необходимо указать и на следующее противопоставление. Данные описания не только сопоставлены, но и противопоставлены друг другу по контрасту как шествие мирное («На Шведский мир») шествию разоряющему («На взятие Измаила»). Слава государыни, несущей мир и процветание, противопоставлена славе воина – разрушителя и завоевателя. Укажем и на стилистический контраст, выражающийся в выборе определенной лексики для описания: императрица шествует (употреблением этого глагола подчеркивается торжественность и важность процесса), воины просто идут.

Постепенно характеристика российского воина в оде «На взятие Измаила» меняется: из воина-разрушителя он становится сначала славным победителем (строфа XXIII), затем воином–«благотворителем», устанавливающим справедливость (строфа XXIV) и наконец изображается как хранитель христианского мира, выполняющий предначертанную ему свыше миссию (строфы XXIX – XXXI).

Так постепенно ода совершает переход от темы войны к теме мира. Теперь в оде «На взятие Измаила», как ранее в оде «На Шведский мир», война противопоставляется миру. Единственная разница – обратный порядок этого противопоставления: мир – война («На Шведский мир»), война – мир («На взятие Измаила»):

Война, – как северно сиянье,

Лишь удивляет чернь одну:

Как светлой радуги блистанье,

Всяк мудрый любит тишину.

Что благовонней аромата?

Что слаще меда, краше злата,

И драгоценнее порфир?

Не тыль, которого всем взгляды

Лиют обилие, прохлады,

Прекрасный и полезный мир?

(I, XIX, c. 94)

За прославлением мира следует прославление героев – русских воинов:

Под сению Екатерины

Венчанны лавром исполины

Возлягут на своих громах.

А слава тех не умирает,

Кто за отечество умрет;

Она так в вечности сияет,

Как в море ночью лунный свет.

Времен в глубоком отдаленьи

Потомство тех увидит тени,

Которых мужествен был дух.

С гробов их в души огнь польется,

Когда по рощам разнесется

Бессмертной лирой дел их звук.

(I, XIX, c. 94, 96)

Так в заключительных строфах оды возникает тема славы (Екатерина венчает воинов лавром, бессмертная слава павших россов), славы не воина-разрушителя, а воина-победителя, хранителя отечества и мира в нем. Это позволяет соотнести концовку оды «На взятие Измаила» с началом оды «На Шведский мир». Заключительные же строки оды «На Шведский мир»

Слеза, щедротой извлеченна,

Тебе приятней, чем вселенна,

Приобретенная войной!

(I, XVIII, c. 76)

можно интерпретировать как своеобразный переход к следующей оде – «На взятие Измаила».

Итак, тематическое движение в одах «На Шведский мир» и «На взятие Измаила» представляется единым: слава (шествие Екатерины-мироносицы) – установление мира – противопоставление мира ужасам войны подхватывается описанием войны в следующей оде, за которым следует шествие воинственных россов – переход (через обозначение высшей миссии русских воинов – хранить мир) к прославлению мира – возвращение к теме славы. Конец оды «На взятие Измаила» смыкается с началом оды «На Шведский мир», что позволяет говорить о единой кольцевой композиции данных од. Устанавливающиеся отношения между одами расширяют и нарушают границы отдельных текстов, объединяя их в некое целое.

Части этого единства представляют собой два крайних состояния бытия, которыми являются мир и война. С одной стороны, они прямо противопоставлены друг другу, с другой стороны, рассмотренные в качестве составляющих единого текста, как бы охватывают собой весь универсум. Благодаря соотношению начала первого текста с концом второго, смыканию исходной и завершающей точек, благодаря кольцевой композиции од как единого текста происходит своеобразное уравновешивание двух противоположностей.

Подобная интерпретация данных од в качестве двух частей единого текста возможна благодаря их расположению в сборнике относительно друг друга, или, иными словами, благодаря контексту, который возник в результате сформированной Державиным композиции «Сочинений».


Библиографическая ссылка

Пономарева М.В. ОДЫ «НА ШВЕДСКИЙ МИР» И «НА ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА» В КОНТЕКСТЕ «СОЧИНЕНИЙ» Г.Р. ДЕРЖАВИНА 1808-1816 ГГ. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 9-4. – С. 730-733;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=7584 (дата обращения: 22.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074